Регистрация / Вход
текстовая версия
ВОЙНА и МИР

 Сюжет дня

Пентагон предложил включить в договор СНВ-3 "все новое оружие" России
РФ и КНР запросили заседание СБ ООН из-за действий США после выхода из ДРСМД
США провели первое после выхода из ДРСМД испытание крылатой ракеты
Главная страница » Репортажи » Просмотр
Версия для печати
Невероятная сага европейского А400М
13.06.10 12:09 Армия, ВПК, спецслужбы
Reuters, США, Тим Хеферд и Сабин Зиболд

Первый выстрел по военному самолёту Европы ХХI века был сделан не оружием, а записной книжкой инспектора по безопасности. В 2008 году, спустя недели после того, как первый А400М выкатился за ворота нового сверкающего сборочного завода в Севилье, группа инспекторов отправилась в южную Германию, чтобы подробно изучить один из важных компонентов гигантских турбовинтовых двигателей самолёта.

Инспекторы были из Европейского Агентства Авиационной Безопасности (ЕААБ), органа ЕС, ответственного за сертификацию воздушного судна; они хотели провести обычную проверку планов программного обеспечения двигателя. Первый полёт А400М запаздывал уже на 6 месяцев, но в индустрии, часто измеряющей задержки годами, это не вызывало никаких волнений.

Вскоре по прилёту в Мюнхен, однако, инспекторы обнаружили, что "МТЮ Аэро Энджинс", компания, производящая ПО для двигателя, настолько отстаёт от графика работ, что само проведение встречи не имело смысла, по словам причастных к проекту людей.

На этой неделе, спустя почти три десятилетия пререканий насчёт того, что должен делать А400М, где он должен собираться, сколько должен стоить, катастрофы с ПО и неуверенности насчёт 10.000 рабочих мест, перевозчик войск стоимостью 20 миллиардов евро (16.5 млрд.фунтов) наконец приведёт в восторг толпы любителей самолётов во время своего первого появления на авиашоу в Берлине.

Проблемы с ПО и бумажная волокита стоили компании "Эйрбас" почти год и чуть не зарубили весь проект. Представитель МТЮ заявил, что задержка была вызвана решением пройти гражданскую сертификацию, что находится вне контроля МТЮ. ЕААБ от комментариев уклонилось.

Ещё больший кризис, касающийся громадного недостатка финансирования, заставил в этом году ограниченные в деньгах европейские правительства поддержать выкуп в 3,5 миллиарда евро. "Мы вас ненавидим, но не хотим, чтобы вы умерли", - сказал представителям "Эйрбас" вымотанный правительственный переговорщик перед окончанием сделки в марте. (Из-за тонкости проблемы, большинство вовлечённых в программу людей согласились говорить на условиях анонимности.)

И пока А400М взлетает в небо над Германией, представители семи европейских стран, участвующих в проекте - Бельгии, Британии, Франции, Германии, Люксембурга, Испании и Турции, бьются с новой проблемой.

Спустя всего 12 недель после соглашения о спасении, власти упёрлись в другую неприятность, преодолевая воздействия инфляции на конечную цену проекта. По словам одного официального представителя, набежать может ещё 3 миллиарда Евро. А в это время покупатели, такие как Британия, Германия и Испания, претворяют в жизнь урезания бюджета, которые могут повредить заказам.

И вот тогда, когда Европа должна бы отмечать запуск своего самого большого совместного оборонного проекта, - самолёта, который здорово улучшит возможность доставки экспедиционных сил, ведение войны или поставки помощи, она снова сомневается, сможет ли вообще позволить себе новый самолёт. "Это должна была быть идеальная европейская программа", - отметила Александра Эшборн-Уолмсли, приглашённый сотрудник Королевского Института Объединённых Служб лондонского исследовательского оборонного центра. Вместо этого - "это касается как роста Европы, так и её недомыслия".

Из пепла

Единственной разметкой на плоскостях А400М на этой неделе в Берлине будут флаги стран-покупателей как намёк на сложные политические и бюрократические игры, которые постоянно подрывают усилия Европы в оборонном сотрудничестве.

Cпоры насчёт того, кто виноват в превращении самого большого оборонного контракта Европы в такой бардак, что уже угрожает будущему "Эйрбас", вряд ли закончатся с давно ожидаемым первым публичным полётом. Очень уж много неправильного управления и неэффективности упоминаются в ставшей известной в результате утечки информации об аудите 2009 года.

Расследование ситуации с А400М, проведённое "Рейтер", показывает, что погрязнув в спорах о дизайне изделия, правительства не имели ни малейшего понятия о том, как именно тратилась предоплата в 6 млрд. евро почти до конца 2009 года. Разговоры о спасении проекта и поддержке материнской ЕАDS были отмечены столкновениями характеров, королевскими вмешательствами, шантажом, и более всего, - разрушающим национализмом, продолжающим разделять Европу, даже тогда, когда она должна быть единой.

"Мы ещё очень далеки от полезного и эффективного приобретения для европейской обороны, - ретируется старший исполнительный менеджер "Эйрбас" Том Эндерс. - Когда возникают важные вопросы, если ставки высоки, принятие решений, базирующееся на интересах нации, превалирует и побеждает европейские организации".

Мы делаем гражданские воздушные суда

Но начиналось всё совсем не так. Идея нового транспортника для войск родилась в Холодную Войну 80-х, чтобы можно было удовлетворить потребность Европы в большей мобильности и грузоподъёмности. Её разработчики, политические и практические, - выходцы из поколения лидеров, которые намеренно связали когда-то конкурирующие авиазаводы военного времени в унифицированное индустриальное производство мирных времён.

Разработки самолёта, вначале называвшегося "Будущее Крупное Воздушное Судно", были представлены в 1990-х, чтобы заполнить пробел между тактическим транспортником С-130 "Геркулес" от "Локхид-Мартин" и Боингом С-17, тяжёлым стратегическим реактивным транспортным самолётом. Политически это означало шаг в сторону независимости от США и продвигало видение пан-европейской обороны, расширяя важные, но небольшие завоевания в создании истребителя. Что ещё важнее, это предоставляло тысячи рабочих мест в индустрии.

К середине 90-х, после нескольких фальстартов, страны, поддерживающие проект, призвали компанию "Эйрбас", изготовителя европейских коммерческих самолётов, представляющего интересы Франции, Германии, Испании и Великобритании. Сможет ли европейский ответ Боингу создать новый военный транспортник?

Босс "Эйрбас" Жан Пьерсон бросил один взгляд на эти планы и взорвался. Политики твердили ему, что новый самолёт обеспечит большой скачок вперёд в оборонных возможностях Европы. Пьерсон же видел кое-что другое: нежелательный новый ингредиент в тщательно выверенном промышленном рецепте, позволившем лайнерам от "Эйрбас" стать серьёзным конкурентом Боингу. "Никогда! Я не хочу слышать об этом самолёте! - сказал Пьерсон на совете директоров. - Мы делаем гражданские воздушные суда".

Пьерсона одёрнул и поставил на место консорциум акционеров, и в 2003 году, когда он уже давно удил рыбку на пенсии, семь союзников из НАТО разместили окончательный заказ на 180 А400М. Самолёты должны были собираться в Испании и стоить чуть более 100 миллионов евро каждый. Франция должна была получить первый в 2009 году.

Проблемы кооперации

Предсказание Пьерсона о том, что А400М навредит "Эйрбас", быстро оправдалось. Дело было не только в политических сложностях, стоящих за самолётом, но и в его запутанной инженерии. Хотя часто роль играли оба фактора.

Большинство авиаинженеров неохотно ставят новое поколение двигателей на полностью новый самолёт. Они предпочитают использовать существующие двигатели, чтобы уменьшить риски. Но, когда пришедший после Пьерсона Ноэль Форгерд заказал готовые двигатели у "Пратт & Уитни Канада", европейские политики подняли крик, обвиняя "Эйрбас" в уводе рабочих мест в оборонке за границу.

Борьба, параллельная текущей драчке в Вашингтоне по поводу возможной закупки США самолётов-заправщиков у "Эйрбас", закончилась созданием нового европейского двигательного консорциума, состоящего из британского "Роллс-Ройса", "Снекмы" (которая позже слилась с "Сагемом", образовав французский "Сафран"), "МТЮ Аэро Энджинс" из Германии и испанской "Индустриа де Турбо Пропулсорес".

Эти фирмы десятилетиями боролись с национальными конкурентами. Теперь же им полагалось кооперироваться в создании крупнейшего и мощнейшего турбовинтового двигателя, когда-либо виденного за границами бывшего СССР. Этот выбор не был ни самым дешёвым, ни самым умным, но это не играло роли. "Политики не отрывали своих пальчиков от проекта", - сказал Ник Уитни, бывший глава Европейского Оборонного Агентства и бывший представитель МО Англии.

Так же, как и военные. МО всех участников проекта загрузили А400М всякими наворотами, сделав из него путаницу взаимоисключающих требований ещё до того, как он покинул чертёжные доски. Им был нужен специальный собственный подъёмный кран, способный вцепляться в землю, как современный ракетный комплекс, а не самолёт, и футуристическая система огибания рельефа, читающая ландшафт, как шрифт Брайля.

"Запредельные амбиции - основная черта любого военного проекта", - сказал Уитни, работающий сейчас старшим партнёром Европейского Совета по Внешним Связям. Но А400М был в другой лиге.

Всё это, как и ругань по поводу того, какие именно бронированные ТП должен перевозить А400М, повысило расходы. Не помогло и то, что страны, стоящие за самолётом, загнали "Эйрбас" в жёсткие рамки контракта с фиксированной ценой. Изготовители оружия обычно выставляют счёт на все свои расходы плюс гарантированная прибыль. У "Эйрбас" была репутация выполняющего бюджет и соблюдающего сроки, так что все стороны думали, что военные планировщики и коммерчески подкованные руководители будут взаимно контролировать друг друга. Как может континент, создающий высокоскоростные поезда и ракеты "Ариан", не суметь построить нечто столь простое, как летающий грузовик?

Провал с программным обеспечением

Фактически, А400М на удивление сложное воздушное судно, - и, как мы знаем, оборонные заказы редко исполняются согласно плану. В 2000 году, движимые целью сделать промышленность Европы более конкурентоспособной по сравнению с американской, французские, немецкие и испанские интересы в аэрокосмической отрасли слились, создав ЕАDS. Гигантская новая компания теперь контролировала "Эйрбас", который был одержим проектом, отвечающим его глобальным амбициям: создание А380, самого большого в мире коммерческого лайнера. Состоя на службе с 2007 года, этот суперджамбо оставил после себя невероятную финансовую путаницу и стоил Форгерду его работы.

Незамеченный в череде управленческих потрясений, А400М потихоньку выскальзывал из-под контроля.

Первыми были проблемы с ПО. Воспитанные на секретных оборонных проектах, инженеры просто не смогли удовлетворить абсолютно другие требования ведения рабочей документации, предъявляемые EASA. Не было иного выхода, как пойти по всей цепочке их работы по созданию сложного ПО вспять. "Эйрбас", строящий А400М, ужаснулся результатам, так же отреагировали и европейские компании, которые вместе с МТЮ создали консорциум для изготовления двигателя самолёта. Когда ПО провалило инспекцию ЕС, "мы поняли, что что-то пошло сильно наперекосяк", - сообщил один из высших руководителей агентству "Рейтер".

Вначале "Эйрбас" запаниковал. "Они использовали все классические инструменты: мы вас засудим и всё такое", - сказал один инсайдер проекта.

Однако консорциум по двигателю возражал, что сделать ничего было нельзя. "Хотите - прибейте нас, но мы не готовы", - заявили изготовители двигателя компании "Эйрбас". "Прошло время, "Эйрбас" понял, что угрозы не действуют, - откровенничал инсайдер. - Они поняли, что программщики им нужны".

На мозги управленцев давила конечная дата - март 2009 года. Если бы самолёт не взлетел к тому времени, EADS должен был бы вернуть 6 млрд. евро аванса плюс штраф. EADS отменил первый полёт и разослал SOS всем покупателям. "В сентябре 2008 года мы получили письмо от "Эйрбас Милитари". Им было нужно много денег, но конкретная цифра указана не была. И только в конце переговоров мы выяснили всё", - заметил источник в одной из стран-покупателей.

Наряду с деньгами EADS и "Эйрбас" нужно было время. В январе 2009 года исполнительный директор EADS Луи Галлуа затеял политически хитроумную игру и потребовал новых переговоров по контракту. Первый самолёт не будет поставлен ранее, чем через три года после первого, пока ещё не определённого, полёта.

 
15.06.10 23:11

ЧАСТЬ 2

Принц и десантник

В швейцарском Давосе в том же январе старший исполнительный директор Эйрбаса Том Эндерс храбро посмотрел в глаза мировому финансовому провалу, сбивающему заказы на лайнер и провозгласил, что Эйрбас "из бизнеса не выходит". В частном порядке, однако, подтянутый бывший немецкий десантник был обеспокоен тем, что хаос, окружавший А400М, может парализовать Эйрбас.

Что ещё хуже, Карлос Суарес, ответственный за выполнение проекта, не отвечал на электронные письма и не перезванивал. Эндерс сгрёб свой Блэкберри и отправил письмо Суаресу: "Перезвони мне немедленно".

Официальные лица, знакомые с ситуацией, по разному рассказывают о том, что было потом. Одни говорят, Суарес ответил, другие — нет. В любом случае Эндерс вскоре отправил ещё одно послание: "Чтоб был завтра утром в моём офисе". В течение нескольких дней испанец потерял работу и европейские политические классы охватила дрожь.

Как сказал один руководитель: " Вот тогда и началась испанская война", Суареса достать для комментариев было невозможно, потому что компания-поставщик аэрокосмической индустрии, в которую он пошёл работать, не отвечала на звонки.

Годами Испания ощущала себя гражданином второго сорта в EADS. Правительство в Мадриде владеет всего лишь 5% компании; реальная власть принадлежит Германии и Франции. А400М был шансом для Испании всё изменить. Страна сорвала аплодисменты за свои инвестиции в технологию композитных карбонов для самолётостроения, а военный транспортник должен был собираться на прекрасном заводе в испанской Севилье, а не в Тулузе или Гамбурге, где производится окончательная сборка коммерческих лайнеров.

Но теперь испанское подразделение встало на курс столкновения со штаб-квартирой EADS во Франции из-за способов управления проектом А400М. Поддержанный советом директоров EADS, Эндерс предложил передать управление проектом обратно во Францию, разъярив южан и снова поставив под угрозу задержки весь проект. Возможность двигаться дальше появилась только тогда, когда Президент Германии Хорст Кёлер, подавший в отставку на прошлой неделе, и испанский король Хуан Карлос вмешались в ситуацию во время испано-немецкого бизнес-форума, в обшитых дубом залах биржи Маррида.

"Я слышал, у Вас есть какие-то вопросы с Испанией. Не введёте нас в курс дела?", — спосил Кёлер у Эндерса на банкете. Официальный представитель, присутствовавший на обеде, сообщил Рейтерс, что Хуан Карлос, прошедший подготовку военного вертолётчика и часто высказывавшийся с гордостью об авиационных достижениях Испании, поначалу выглядел весьма отстранённым.

Однако, когда Эндерс откровенно заговорил о своей страсти к полётам и упомянул о своей лицензии пилота вертолёта, атмосфера потеплела. "Мне нравятся вертолётчики. Давайте-ка полетаем вместе", — заметил Хуан Карлос Эндерсу, как утверждают официальные источники. Монарх выслушал описанную немцем ситуацию, связанную с проектом А400М. "Возвращайтесь через две недели, мы увидимся", — сказал Хуан Карлос Эндерсу.

Пресс-представители Короля, Кёлера и Эндерса уклонились от комментариев.

Дальнейшие конфиденциальные переговоры Эндерса и Хуана Карлоса проходили во дворце Сарсуела, королевской резиденции на окраине Мадрида. Вскоре после этого, испанское подразделение EADS, ответственное за транспортник, было официально переименовано в Эйрбас Милитари и стало подотчётным Тулузе, как и хотело EADS. Испания контролирует все текущие военные транспортные проекты, включая А400М и воздушный заправщик Эйрбаса. В качестве выполнения своих обязательств по мирному соглашению, Испания позже удвоила свою долю работ по созданию следующего пассажирского лайнера Эйрбаса.

EADS десантировал Доминго Урена-Расо во главу переименованного подразделения. Жёсткий и харизматичный инженер-испанец раньше был главой отдела реструктуризации Эйрбаса. Он быстро развеял страхи испанцев, опасавшихся, что он стал своим в Тулузе, и сумел вернуть индустриальную программу к жизни.

День в Провансе

Существовала ещё одна проблема: вечнорастущие затраты. Если бы грабитель банка похитил сумму, превышающую бюджет проекта, в 100 евровых купюрах, А400М не смог бы оторваться от земли с таким весом. Для того, чтобы скрыться с места преступления, грабителю нужно было бы использовать С-17 Боинга.

Почти 8-миллиардный пузырь расходов может выглядеть бледной тенью американских проектов, таких как Ф-35, но он достаточно легко сотрясает перегруженную долгами Европу. В начале этого года покупатели противились новым переговорам по цене самолёта.

Особенно разгневана Англия. Квентин Дэвис, тогдашний министр по оборонным закупкам Великобритании, даже пригрозил, что страна выйдет из проекта А400М. Бывший дипломат и банкир смог приватно разработать сделку, условия которой позволяли Англии участвовать в проекте без увеличения расходов, — вместо того, чтобы набивать наличными пакет спасения, Лондон просто срежет свой заказ на 25 самолётов, не требуя возмещения аванса.

Эта сделка, оговорённая в отдельном письме EADS, оставила Британию на борту. Но она же разбудила страхи потока противоречивых специальных требований, что развалило бы проект. Спеша закрыть заказы, министр обороны Франции Эрве Морен, ловкий политик центристского толка, которого прочат кандидатом в президенты, организовал саммит в доме на холме, принадлежащем покойному алкогольному магнату Полу Рикару. Это поместье в пригороде Марселя имеет свой собственный автотрек, который Король Пастиса (прозвище Рикара, "пастис" — алкогольный напиток типа абсента — прим. пер.) построил, чтобы потешить свою страсть к автогонкам.

Когда переговоры застряли, Морен достал мобильник и позвонил боссу EADS Галлуа в Мюнхен. Скромный, но обладающей железной волей французский руководитель хотел получить уверения в том, что другие страны не отвергнут сделку с Британией. Морен обошёл стол так, что каждый член НАТО смог напрямую обменяться уверениями с Галлуа. Вмешательство себя оправдало, и страны формально согласились снова начать переговоры по деньгам.

Но для начала покупатели заказали аудит Эйрбаса, который и обнажил весь ужас с финансами А400М. EADS уже списал 2.4 миллиона Евро, но проекту всё ещё не хватало 5.2 миллиардов, суммы, которую, по словам EADS, правительства должны были покрыть, заплатив бОльшую цену за самолёт.

Это было не всё. Когда все возможные риски были учтены, компания оказалась на ужасающие 11 миллиардов Евро в дефиците, —а это почти составляет рыночную стоимость EADS. Аудит ПрайсУотерХаусКуперс указал EADS пальцем на управленческие провалы, отсталую бухгалтерскую систему и неряшливо составленные отчёты. Что ещё хуже для инвесторов, — они предположили, что EADS может потерять в кредитном рейтинге. Но самое важное, — аудит не смог чётко подтвердить необходимость увеличения цены, на котором настаивало EADS.

Яростная, но скрытая война слов разразилась между локомотивом европейской промышленности, считавшим, что ПУХК превысил свои полномочия, и одной их крупнейших аудиторских компаний Европы. ПУХК отказалась комментировать отчёт по А400М.

Первый полёт

К прошлому декабрю А400М был, наконец, готов к полёту,— на два года позже плана. Эйрбас запустил свою пиар-машину на полные обороты, и за две недели до Рождества капитан Эд Стронгман, протиснувшись мимо рядов тестового оборудования, занял своё место в кабине с компьютерными экранами и боковым джойстиком управления, напоминавшем о том, что новейший военный самолёт был кузеном коммерческих лайнеров Эйрбаса, оснащённых ЭДСУ. (Электродистанционная система управления — прим. пер.)

Полёт не был безукоризненным — несработавшая резервная система вызвала проблемы. Но Эйрбас рассчитал, что этот полёт придаст проекту ускорение, которое осложнит покупателям выход из сделки. Король Хуан Карлос даже появился в Севилье, чтобы увидеть посадку самолёта.

Вдохновлённая решением регулятора рынка Франции отказаться от обвинений в инсайде касательно задержек с А380, компания решила вскрыть блеф покупателей по А400М. "У начальства кровяное давление выросло. Мы думали так: если они не будут с нами разговаривать до Рождества, то после Рождества разговора вообще не будет", — рассказал один менеджер.

У EADS было ещё две причины пришпоривать коней. Собственный аудит компании давил на боссов, требуя либо заключить сделку, либо принять сокрушительный удар по бюджету. К тому же, время для сделки истекало, если учитывать приближающиеся в мае выборы в Англии. Новое правительство вряд ли поставило спасение А400М на первое место в списке приоритетов.

Накануне нового года Галлуа дал ещё один месяц на переговоры, и Эндерс начал наступление. "Хватит с нас этих застойных соглашений. Пришла пора двигаться", — заявил он немецкой газете Ди Вельт. К ужасу Берлина, Эйрбас послал сигнал, что без дополнительных денег он либо остановит программу, либо лишит её финансирования. "У Германии есть проблемы с кое-какими людьми в EADS, делающими агрессивные пиар-заявления, — откомментировал Рудигер Вольф, статс-секретарь немецкого МО, в недавнем интервью Рейтерс.— Их главная цель в том, чтобы переложить все риски на страны[-покупатели]".

Эндерс каяться не собирался. "Мне платят не за то, чтобы я избегал конфликтов, мне платят за то, чтобы я избегал или смягчал неприемлемые риски для моей компании, — заявил он Рейтерс. — Целью моих публичных заявлений в январе было предупредить клиентов о том, что ситуация с программой по А400М оказалась несостоятельной и была чревата серьёзными угрозами для всего Эйрбаса".

Разборка в Берлине

В связи с озабоченностью финансовым ростом в Европе, финальные переговоры начались 15 января в Министерстве Обороны в Берлине. Встреча проходила в зале имени полковника Штауффенберга, героя заговора 1944 года против Гитлера. Мемориал неподалёку отдавал дань памяти немецкому Сопротивлению.

На самой встрече обсуждался Эйрбас, великий символ мирной перестройки Европы. Председательствовал статс-секретарь МО Германии Вольф, офицер запаса с острым взглядом на детали, захвативший инициативу спокойным, твёрдым голосом. "Мы хотим, чтобы вы сделали нам предложение, с которым мы согласимся", — сказал он, по словам делегатов.

Представители EADS настаивали на том, что им нужны все 5.2 миллиарда Евро, чтобы покрыть недостачу. Покупатели не соглашались. "Все швыряли свои гранаты" — отметил один из участников дискуссии, которая продолжалась с перерывами более пяти недель. Германия, индустриальная основа которой зависит от сотен мелких поставщиков, настаивала на том, чтобы EADS переложил долю платежей на плечи этих поставщиков.

На окончательной встрече Галлуа и Вольф сцепились над черновиком договора, обретавшим форму на экране лэптопа. Осторожный руководитель МО Германии и бывший бонза Франции, чьи карьеры в основном были посвящены сближению двух государств, боролись за каждую запятую. Был момент, когда Германия выдвинула полную драматизма угрозу. "Я всё остановил в последнюю минуту. Я сказал: Если Вы не согласитесь, я всё останавливаю." — заявил Вольф Рейтерс.

В конце концов, в обстановке классического европейского бардаке сделка, защищавшая коллективные собственные интересы и сохранившая 10.000 рабочих мест, появилась на свет. На этот раз все бумаги были составлены с умом: 2 миллиарда Евро прямой помощи и ещё 1.5 миллиарда, расписанных так, чтобы позволить EADS считать их приходом сейчас, а вернуть позже.

EADS до сих пор не имеет своих денег, а вот Европа на этой неделе собирается увидеть свой новый самолёт. Со всеми своими проблемами А400М может стать гигантским скачком вперёд в европейской обороне и даже – символом более сплочённого континента.

Но, как до сих пор показывает его ухабистый путь, существование самолёта так же связано с рабочими местами, местничеством и политикой.


English
Архив
Форум

 Наши публикациивсе статьи rss

» Отчёт на 7-е июля 2019 года
» Объявление
» Обрушит ли автомобильный кризис в Китае глобальные финансовые рынки?
» Небольшой отчёт по первой неделе работы новой команды
» Переходный период
» "Король умер. Да здравствует король!" ? Проект "Война и Мир" будет продолжен
» Проект «Война и мир» закрыт.
» RAND:Чему нас может научить Рональд Рейган в отношениях с современной Россией

 Новостивсе статьи rss

» Отказ Сеула от обмена разведданными с Японией увеличивает риски для сил США
» Американские инвесторы прощаются с евробондами России
» Президент Грузии заявила о нарушении суверенитета страны в Абхазии
» Российский космонавт освободит на МКС причал "Федору" для перестыковки
» Шойгу предложил Додону уничтожить арсеналы боеприпасов в Приднестровье
» Ракеты «Калибр» предпродажную подготовку прошли в Сирии
» Глава МИД Ирана прибыл на саммит G7 в Биаррице
» Хорошая новость для фермеров США: Вашингтон уговорил Токио «по торговле»

 Репортаживсе статьи rss

» Спасение промышленных гигантов
» Крушение мрии
» Герой России рассказал об истребителе, которым гордятся ВКС
» Как изменится Владивосток
» «Армату» ждет долгая дорога
» Поручение Путина по жилью молодым ученым остановит "утечку мозгов" из России
» Водород вместо нефти, газа и угля - новый тренд в Европе
» Мозамбик заманивает Россию в опасный и прибыльный проект

 Комментариивсе статьи rss

» Эскалация торговой войны: Китай и США обменялись новыми пошлинами
» Россия потеряла сотни миллиардов от членства в ВТО
» Ссора США с Данией выгодна «Северному потоку – 2»
» Европа лишением безвиза "продавит" несговорчивость Украины в диалоге с Россией по газу
» США предложили России повоевать в Афганистане
» Пакт Молотова-Рибентропа - 80-летие со дня подписания
» Идлибский котел. Что даст армии Асада контроль над Хан-Шейхуном
» Путч в никуда: почему перестают вспоминать август 1991 года

 Аналитикавсе статьи rss

» «Ненависть витает в воздухе». Учёные впервые изучили эволюцию расистских групп Facebook и «Вконтакте»
» 11 признаков того, что экономика США стоит на пороге рецессии
» Истребитель без времени на разбег
» В ожидании рецессии
»  Неизвестные снайперы торговой войны. США хотят закрыть «ворота в Китай»
» "Северный поток-2" обнажил беспомощность американского СПГ на рынке Европы
» Вода для Крыма и газ для Украины
» Что Россия может предложить Африке
 
текстовая версия © 2006-2019 Inca Group "War and Peace"