Регистрация / Вход
мобильная версия
ВОЙНА и МИР

 Сюжет дня

Госдума утвердила федеральный бюджет на 2023-2025 годы
Пашинян не подписал декларацию Совета коллективной безопасности ОДКБ
Путин предложил коллегам по ОДКБ обсудить проблемные вопросы без камер
Европарламент признал Россию "государством — спонсором терроризма"
Главная страница » Аналитика » Просмотр
Версия для печати
Удобрения нашего роста
10.10.22 11:15 Экономика

Роль удобрений в сельском хозяйстве, пожалуй, ярче всего продемонстрировала недавно Шри-Ланка, незадачливый президент которой запретил импорт в страну удобрений и пестицидов. Всего через год кратное падение урожаев привело к голодным бунтам, смене власти и дефолту страны.

Обратный пример. Средняя урожайность зерновых в России на протяжении последних пяти лет превышала 27 центнеров с гектара, в то время как до широкой химизации сельского хозяйства, в начале 1950-х, в тех же климатических условиях собирали вчетверо меньше — в среднем порядка 7 центнеров с гектара.

Для успешного роста растениям нужны элементы трех видов: азот, фосфор и калий. Азот в особенности, он не задерживается долго в почве, поэтому азотных удобрений при интенсивном сельском хозяйстве вносить требуется довольно много и каждый год. В структуре операционных затрат сельхозпроизводителей на удобрения в последние годы традиционно приходилось от 15 до 35%.

По данным Международной ассоциации производителей и потребителей удобрений (IFA), объем мирового потребления удобрений в сезон 2020/21 составил 203,8 млн тонн, больше половины из них — азотные (113,7 млн тонн).

На протяжении последних пары лет цены на удобрения демонстрируют бурный рост. Так, по данным Всемирного банка, средние мировые цены на базовое азотное удобрение карбамид выросли с 265 долларов за тонну в начале 2021 года до 591 долларов в августе нынешнего года. Цены на диаммонийфосфат за тот же период выросли с 421 до 749 долларов за тонну, на хлористый калий — с 202 до 562 долларов.

Ключевой причиной роста цен на сырье для производства значительной номенклатуры удобрений (кроме калийных) является природный газ. И это обстоятельство привело к естественному разделению стран на выигравших и проигравших во всей этой истории.

Азотные удобрения

Производство азотных удобрений (самое распространенное — карбамид) связно с производством аммиака. Последний является полуфабрикатом производства удобрений, но может и сам выступать в качестве товарной продукции.

Наиболее распространенным промышленным способом производства аммиака является процесс Габера — Боша, в котором атмосферный азот (до 78% атмосферы Земли) связывается с водородом при получении аммиака. Водород можно получить из природного газа (как на установках синтеза аммиака в России) или через газификацию угля (как в Китае). Процесс энергоемкий, требует большого количества ископаемого топлива. Что в свете «антиуглеродной» повестки стран Запада приводило к попыткам (например, норвежской Yara International) перейти на получение водорода через электролиз воды. Однако удельная энергоемкость этой технологии крайне велика, что делает ее промышленное использование нерентабельным (за редким исключением типа приливных электростанций, их проекты есть в России).

Для производства тонны аммиака требуется порядка 941 кубометра газа. Расходы на природный газ составляют 70‒90% затрат на производство азотных удобрений. Таким образом, отмечает ценовое агентство Argus, при ценах на газ выше 700 долларов за 1000 кубометров производство аммиака становится нерентабельным.

Собственно, мы уже видим остановку азотного производства в странах Европы при нынешних ценах на газ. По сообщениям Forbes, с середины августа остановлены 70% азотных мощностей Европы, в том числе норвежская Yara International, польские Grupa Azoty и PKN Orlen, британская CF Fertilizers.

Крупнейшие экспортеры азотных удобрений — Россия и Китай. В Китае, как следует из данных JPMorgan Research, в 2021 году было сосредоточено до 30% всех «аммиачных» мощностей. Но у страны гигантский внутренний рынок сбыта. Так что как экспортер Китай пропустил вперед Россию. По итогам того же 2021 года на Россию пришлось 25% мирового экспорта аммиака, 14% карбамида и 42% карбамидо-аммиачной смеси (UAN).

Собственно, в этих цифрах отражается реальная роль России на мировом рынке удобрений (а следовательно, косвенно, и продовольствия). И паника, охватившая сам же Запад из-за ограничений на экспорт российских удобрений.

Крупнейшими в мире потребителями азотных удобрений выступают Китай (22%), Индия (15%) и США (12%). Однако с учетом собственного производства крупнейшими импортерами азотных удобрений выступали Индия (11,7%), Бразилия (11,1%), США (7,9%). В целом, первая десятка крупнейших импортеров формирует до 48% мирового импорта азотных удобрений.

Что интересно, США импортируют и российские удобрения в том числе. Так, в 2021 году из России сюда было поставлено 19% карбамида и 43% карбамидо-аммиачной смеси. Вследствие чего, при абсурдно многочисленных санкциях против чего только можно в России, сектор азотных удобрений (равно как, например, еще и ядерное топливо для АЭС) сознательно выведен из-под санкций США. Внешнеторговую статистику России с начала специальной военной операции ФТС не раскрывает, однако по зеркальным данным таможенных органов США импорт удобрений из России эта страна продолжала в столь же значительных объемах вплоть до июля этого года (далее нет данных).

Калий и фосфор

В отличие от азотных удобрений, производство фосфорных и калийных связано не с газом, а с иными направлениями горнодобывающей отрасли. Стоимость фосфорных и калийных удобрений в большей степени зависит не от цены сырья, а от соотношения спроса и предложения, макроэкономических факторов, доступности логистики.

Это обстоятельство вкупе с зависимостью фосфорного и калийного производства от месторождений горного сырья (фосфорсодержащей руды или калийных солей) делает возможными определенные манипуляции с ценами на рынках фосфорных и калийных (в особенно ярко выраженной форме) удобрений. «Канонический» пример такого рода — динамика цен на калийные удобрения до и после распада российско-белорусского калийного картеля БКК.

Больше всего фосфорных удобрений на мировой рынок поставляют Китай (30%), Марокко (20%), Россия (15%), Саудовская Аравия и США (8‒10%).

Поскольку в этой отрасли производство прямо завязано на источники сырья, обратим на них внимание. По оценке Геологической службы США (USGS), в России сосредоточено всего 2% мировых коммерческих запасов фосфатов, в Китае — 5%, в то время как до 70% мировых запасов приходится на Марокко и свыше 10% — на иные страны Северной Африки и Ближнего Востока.

Самые крупные потребители фосфорных удобрений — Китай, Бразилия, Северная Америка и Индия. Китай самостоятельно полностью закрывает свои потребности в фосфорных удобрениях, являясь крупнейшим производителем в мире.

Крупнейшими импортерами фосфорных удобрений выступают Индия, Бразилия и Индонезия. На Индию приходится 30% импорта самого популярного фосфорного удобрения — диаммонийфосфата (DAP). Поэтому его цена зависит от динамики спроса в этой стране.

И здесь виден рост. Если в начале 2021 года Индии приходилось платить за тонну DAP 383 доллара, то уже к началу июня этого года цена поднялась до 1030 долларов.

Производство калийных удобрений тоже сильно сконцентрировано. Тройка ведущих стран-поставщиков (Канада, Россия и Белоруссия) в 2021 году обеспечили свыше 60% мировых поставок.

Крупнейшие импортеры калийных удобрений на мировом рынке — США, Бразилия, Китай, Индия. На рынке сложилось своеобразное распределение «сфер влияния». Так, США закрывали до 90% своей потребности в калийных удобрениях за счет поставок из соседней Канады, она же в 2021 году заняла 83% китайского калийного импорта. В то время как Россия и Белоруссия традиционно были важнейшими поставщиками калийных удобрений для Индии и Бразилии.

В целом можно отметить, что рынок калийных удобрений живет своей жизнью, практически не пересекаясь с удобрениями азотными и фосфорными (последние, напомним, обычно продаются все же в смеси с азотосодержащим компонентом).

Конкретно «в моменте» калийный рынок столкнулся с некоторым дефицитом предложения из-за ограничений российского экспорта и сложностей с поставками у Белоруссии (в феврале этого года железные дороги Литвы прекратили транзит белорусских удобрений в порт Клайпеда). Цены отреагировали на это ростом. Причем если в США, не связанных с поставками из России и Белоруссии, цены на хлористый калий выросли с 255 долларов за тонну в начале 2021 года до 795 долларов к лету 2022-го, то в Бразилии, зависящей от поставок из России и Белоруссии, цены на хлористый калий с тех же исходных позиций выросли до 1250 долларов за тонну. Однако в перспективе ожидается увеличение предложения как за счет возвращения на рынок белорусской продукции, так и за счет роста производства в России и Канаде.

Роль России

Всего по итогам 2021 года мировой экспорт всех видов минеральных удобрений составил 82,5 млрд долларов. Из них на Россию пришлось 15,1% — наша страна является крупнейшим в мире экспортером минеральных удобрений.

В 2021 году Россия произвела 58,6 млн тонн удобрений — это более 20% общего мирового объема производства. Из них 37,6 млн тонн страна отправила на экспорт. По данным канадского производителя минеральных удобрений Nutrien, в среднем за последние пять лет на Россию в совокупности приходилось 24% мирового экспорта аммиака, 14% — карбамида, 27% — аммиачной селитры, 12% — фосфорных удобрений, 19% — калийных.

С 1 декабря 2021 года Россия ввела квоты на экспорт удобрений, чтобы не допустить ажиотажного роста цен на удобрения на внутреннем рынке. Действовали они до 31 мая 2022-го, но затем их продлили до конца года. По существующей квоте производители смогут отправить на экспорт чуть более 8,3 млн тонн азотсодержащих продуктов и чуть более 5,9 млн тонн комплексных удобрений (NPK).

При этом уровень потребления внутри страны довольно существенный и растет быстрее, чем экспорт. «Российские аграрии за восемь месяцев 2022 года увеличили закупки минеральных удобрений на 20 процентов — до 4,3 миллиона тонн [в пересчете на 100 процентов действующего вещества] по сравнению с аналогичным периодом прошлого года», — отмечает Андрей Гурьев, президент Российской ассоциации производителей удобрений (РАПУ).

В ходе Всероссийского дня поля — 2022 в Калининградской области 29 июля 2022 года глава Минсельхоза России Дмитрий Патрушев заявил, что в текущем году объем закупок минеральных удобрений сельхозпроизводителями достигнет 5 млн тонн действующего вещества, а показатель внесения — 60 кг/га. Министр также напомнил, что к 2030 году объем закупки минеральных удобрений необходимо довести до 8 млн тонн действующего вещества.

Напомним, что внесение удобрений (в пересчете на действующее вещество, по данным Росстата) в России по итогам 1990 года составило 9,9 млн тонн, но потом стало неуклонно сокращаться. Минимальный показатель — 1,1 млн тонн — был достигнут в 1999 году. После чего начался постепенный рост, до 1,9‒2 млн тонн в 2010‒2015 годах. А с 2016-го в России начался настоящий бум внутреннего потребления минеральных удобрений (в 2021 году уже 3,3 млн тонн в действующем веществе). Главный внутренний потребитель минеральных удобрений — зерновые (1,9 млн тонн в действующем веществе).

Но, объективно говоря, это просто возвращение на показатели индустриально развитых стран. Так, показатель внесения минеральных удобрений в действующем веществе на 1 га в России достигал 88 кг в 1990 году, упал до 14,9 кг в 1999-м и поднялся до 74,6 кг к 2021 году.

Отраслевые лидеры

Нельзя сказать, что современная отрасль минеральных удобрений в России целиком и полностью покоится на советском наследии.

По данным РАПУ, в 2000 году все российские производители минеральных удобрений выпустили 12,2 млн тонн продукции в действующем веществе. Через 20 лет этот показатель достиг почти 25 млн тонн. Доля от общемирового выпуска удобрений составляла 6‒7%, сейчас — около 13%.

Нарастить объемы выпуска помогли масштабные инвестиции. Только за период с 2013 по 2020 год их суммарный объем в отрасли превысил 1,3 трлн рублей.

В конце прошлого года РАПУ сообщила, что компании отрасли планируют до 2028 года вложить в развитие 2,07 трлн рублей. Инвестиции должны существенно расширить производственные мощности. Так, при благоприятном развитии событий выпуск калийных удобрений в России мог бы вырасти на 39% (с 9,5 до 13,2 млн тонн), фосфорных — на 38% (с 4,5 до 6,3 млн тонн), азотных — на 27% (с 11,4 до 14,6 млн тонн).

Если смотреть в корпоративном разрезе, «Еврохим» вложил в модернизацию существующих и строительство новых производственных объектов свыше 523 млрд рублей, «Фосагро» — 240 млрд рублей, «Акрон» — 144 млрд рублей.

Среди компаний — лидеров по планируемым вложениям «Еврохим» (36,3% от общего объема инвестиций в отрасли), «Фосагро» (16,1%) и «Акрон» (15,1%). Такие масштабные вложения позволят существенно нарастить производственные мощности. Сейчас они составляют около 27,6 млн тонн в год, через пять лет могли бы возрасти почти до 37 млн тонн. Производство удобрений может увеличиться на 34% — с 25,5 до 34 млн тонн в действующем веществе.

Работу этих трех компаний мы подробнее рассмотрим ниже.

«Еврохим» основан в 2001 году Андреем Мельниченко и Сергеем Поповым. В 2002 году были куплены заводы по производству азотных и фосфатных удобрений и карьеры по добыче апатитов, железорудных, бадделеитовых концентратов.

По итогам 2021 года выручка компании подскочила на 68%, до 751,2 млрд рублей, что позволило «Еврохиму» войти в тридцатку крупнейших российских компаний (26-е место в свежем рейтинге «Эксперт-400» против 93-го по итогам 2020 года). Внушительна и чистая прибыль компании — 210 млрд рублей.

Основу производственного потенциала компании в части азотных удобрений создают расположенный в Новомосковске Тульской области «Азот», «Невинномысский азот» (Ставропольский край) и «Еврохим — Северо-Запад» (Кингисепп Ленинградской области). В 2019 году в Кингисеппе была введена в эксплуатацию новая установка аммиака мощностью 1 млн тонн в год, крупнейшая в Европе.

Фосфорное направление компании представлено заводами «Фосфорит» (Кингисепп), «ЕвроХим-БМУ» (Белореченск Краснодарского края), Ковдорский ГОК в Мурманской области (производит апатитовый концентрат — сырье для выпуска фосфорных удобрений). В 2015 году «Еврохим»  запустил в Мурманской области комплекс по переработке апатит-штаффелитовых руд.

«Еврохим» активно теснит «Уралкалий» — традиционного лидера (и некогда монополиста) в сфере калийных удобрений. Компанией запущены проекты «Еврохим-ВолгаКалий» (осваивает Гремячинске месторождение калийных солей в Волгоградской области) и «Еврохим — Усольский калийный комбинат» (Верхнекамское месторождение калийно-магниевых солей в Пермском крае). После выхода на проектную мощность их совокупная производительность должна превысить 8 млн тонн в год.

В то же время нельзя не отметить на потенциальные слабые места компании. «Еврохим» ранее делал попытки глобальной экспансии, не только приходя в зарубежные страны как поставщик продукции, но и оседая там как собственник производственных активов.

Можно отметить такие производственные объекты, как расположенные в Казахстане «Еврохим-Каратау» (производство фосфорных удобрений), «Еврохим-Удобрения» (добыча фосфорсодержащего сырья), китайский EuroChem-Migao (калийные и комплексные удобрения). Это то, что можно считать относительно защищенными активами.

А вот судьба таких объектов, как литовская Lifosa (фосфорные удобрения) и бельгийский EuroChem Antwerpen (фосфорные и комплексные удобрения) в нынешних условиях под большим вопросом. Как по причине дорожающего сырья и энергии в Европе, так и в силу чисто политических факторов. Мы уже видели прецеденты экспроприации российских корпоративных активов в странах ЕС (три НПЗ «Роснефти» в ФРГ).

«Фосагро» как холдинг также начал формироваться в 2001 году, на базе одноименной ассоциации потребителей апатитового концентрата. Создателем выступала Group Menatep, на тот момент контролировавшаяся Михаилом Ходорковским. В ходе распродажи активов Group Menatep, связанной с «делом ЮКОСа», этот пакет был продан менеджменту «Фосагро».

По итогам 2021 года «Фосагро» показала выручку в размере 420,5 млрд рублей (46-е место в списке «Эксперт-400», рост за год на 66%), чистая прибыль компании составила 129,7 млрд рублей.

Основу производственной мощи «Фосагро» формируют такие предприятия, как расположенный в Мурманской области «Апатит» (производство апатитового концентрата — сырья для фосфорных удобрений), череповецкий завод «Апатит» (выпуск фосфорных и азотных удобрений), Балаковский филиал АО «Апатит» (Саратовская область, выпуск фосфорных удобрений), «Метахим» (Волхов, Ленинградская область — фосфорные и комплексные удобрения).

«Фосагро» в 2012 году ввела в эксплуатацию на череповецкой площадке первое в современной российской истории новое производство карбамида полного технологического цикла мощностью 500 тыс. тонн в год. Ранее, после запуска там же новой производственной линии, компания стала европейским лидером по производству серной кислоты.

В 2017 году в Череповце были введены в эксплуатацию аммиачная установка мощностью 760 тыс. тонн в год и производство гранулированного карбамида мощностью 500 тыс. тонн год. На этой площадке также появилась первая в России и одна из крупнейших в мире по единичной мощности установка по производству сульфата аммония производительностью 300 тыс. тонн в год.

В Балакове «Фосагро» создала гибкую производственную линию по выпуску тройных удобрений мощностью 450 тыс. тонн в год. На Волховской площадке в 2015 году было запущено новое производство фосфорно-калийных удобрений.

В прошлом году компания установила для себя новый рекорд, продав 10,3 млн тонн удобрений. Около 80% этого объема — фосфорные удобрения, остальное — азотные. Закупать сырья компании нужно совсем немного, и то только для производства азотных удобрений. В 2021 году она на 79% обеспечила себя аммиаком и на все 100% — фосфатным сырьем.

У компании даже есть свой научно-исследовательский институт, 31 центр дистрибуции в России, перевалочные терминалы в морских портах (может отправлять на экспорт до 6,5 млн тонн в год) и подвижной состав из 8800 вагонов.

«Фосагро» очень сильно ориентирована на экспорт. По итогам 2021 года всего 26% ее выручки было сформировано за счет поставок на внутренний рынок России. При этом 28% пришлось на потенциально «закрытый» рынок Европы и 8% — на рынок Северной Америки.

В этом году компания столкнулась с трудностями. В начале марта ЕС включил теперь уже бывшего генерального директора «Фосагро», главу РАПУ Андрея Гурьева в санкционный список. Гурьев покинул пост (вместо него назначен его заместитель Михаил Рыбников) и совет директоров вместе со своим отцом. Семье Гурьевых по-прежнему принадлежит наибольший пакет акций (48,5%), в основном через кипрские трасты Chlodwig Enterprises AG и Adorabella AG. На сайте компании отмечается, что они могут только получать экономическую выгоду, но не контролировать бизнес.

Возникают проблемы с расчетами по договорам из-за санкций против российских банков. Зарубежные банки, в свою очередь, опасаются нарушить санкционный режим и дольше проверяют контракты на поставку удобрений. Все это выливается в удлинение процесса поставки и повышает его стоимость.

Важно также отметить, что перед кризисным 2022 годом компании удалось значительно сократить уровень долговой нагрузки. В конце 2021 года чистый долг к EBITDA опустился до 0,8.

«Акрон» Вячеслава Кантора опирается на два еще советских гиганта — заводы минеральных удобрений в Великом Новгороде и Дорогобуже Смоленской области. Кроме того, производственные возможности компании были дополнены созданием в Мурманской области Северо-Западной фосфорной компании (ГОК «Олений ручей», первая очередь пущена в 2012 году).

«Акрон» в 2016 году ввел в эксплуатацию в Великом Новгороде один из крупнейших на постсоветском пространстве агрегатов по производству аммиака. Он выдает 900 тыс. тонн продукции в год и уникален тем, что стал первым постсоветским проектом подобного рода, реализованным российскими специалистами без привлечения иностранной рабочей силы и на основе проектной документации, подготовленной российским проектным институтом — Новгородским ГИАПом.

В 2018 году на этой же площадке состоялся запуск нового агрегата карбамида № 6 мощностью 210 тыс. тонн в год. Дальнейшая модернизация производства карбамида позволила увеличить суммарную производственную мощность новгородской площадки до 2 млн тонн карбамида в год, что сделало ее крупнейшей в Европе.

В 2019‒2020 годах были введены в эксплуатацию три новых агрегата по производству азотной кислоты мощностью 135 тыс. тонн в год каждый. В 2020 году также была запущена установка гранулирования карбамида мощностью 700 тыс. тонн в год.

В 2018 году было принято решение перейти к активной фазе строительства Талицкого калийного ГОКа в Пермском крае. Этот проект завершит вертикальную интеграцию «Акрона» по всем трем ключевым элементам (азоту, фосфору и калию).

В России, таким образом, появятся три компании, способные производить своими силами все три типа минеральных удобрений — азотные, фосфорные и калийные.

«Акрон» производит в год 3,6 млн тонн аммиачной селитры, 2 млн тонн карбамида, 3,6 млн тонн карбамид-аммиачной смеси, 2,4 млн тонн комплексных удобрений. Развитие калийного направления даст компании еще до 2,6 млн тонн в год калийной продукции.

Более 80% доходов компания генерировала за пределами России. В структуре выручки за 2021 год на внутренний рынок России пришлось всего 15%, при этом 14% продаж дали поставки в Европу, 16% — в Северную Америку. США закупали у «Акрона» много карбамид-аммиачной селитры (27% американского импорта в 2020-м).

Великобритания, а следом и ЕС ввели персональные санкции против Вячеслава Кантора, которому принадлежит контролирующий пакет (более 90%) акций «Акрона». Из-за этого компания испытывает давление и сейчас отказывается от некоторых своих традиционных рынков, фокусируется на поставках в Латинскую Америку, Индию и Китай, а также на внутренний рынок.

Компания не раскрыла корпоративные итоги 2021 года. В позапрошлом году «Акрон» показал выручку в 119,9 млрд рублей (147-е место в списке «Эксперт-400» за 2021 год) и чистую прибыль в размере 3,8 млрд рублей.

Ахиллесова пята — технологии и оборудование

В заключение придется внести некоторую ложку дегтя. Сейчас в мире складывается ситуация, которая, казалось бы, благоприятствует росту производства в России азотных удобрений (или хотя бы аммиака для продажи его в качестве товарной продукции на экспорт). В самом деле, рынок расчищается от потенциальных конкурентов из-за остановки производства в странах с дорогим газом. А Россия вследствие вынужденного сокращения объемов трубопроводного экспорта газа в Европу рискует, напротив, столкнуться с его избытком, который мог бы быть конвертирован в увеличение азотных мощностей.

На практике все куда сложнее. У России есть возможность дозагрузить имеющиеся азотные мощности — но они и так работали с довольно высокой (80‒90%) степенью загрузки. В то время как создание новых мощностей упирается в традиционную для отечественной химической промышленности проблему — зависимость от зарубежных технологий и оборудования. В силу рисков с доступом к зарубежным лицензиям и оборудованию «НоваТЭК» отложил создание огромного (2,2 млн тонн в год) производства аммиака на Обском ГХК.

«Фосагро» в июле объявила о переносе на неопределенный срок ввода аммиачно-карбамидного комплекса в Череповце. Ранее комплекс мощностью 1 млн тонн аммиака и 1 млн тонн карбамида в год предполагалось запустить уже в 2025 году.

«Мы пока от него не отказываемся. В условиях неопределенности принято решение отложить начало строительства аммиачно-карбамидного комплекса в Череповце и начало диверсификации производственной линейки в Балаковском филиале, — заявил глава компании Михаил Рыбников. — Там есть особенности азотного производства: во-первых, импортное оборудование, во-вторых, переговоры с подрядчиками, которые мы вели, пока встали на определенную паузу».

«Инициаторы новых аммиачных проектов прорабатывают взаимодействие с альтернативными поставщиками технологий и оборудования, в том числе российскими, — говорит Дмитрий Акишин, директор практики “Выгон Консалтинг”. — Несомненно, проведение переговоров с поставщиками, подготовка новой проектной документации, изучение рынков потребителей в новых условиях и другие проектные процедуры потребуют времени, что повлечет за собой изменение сроков реализации, но задача решаема. Необходимо также отметить, что ключевые импортеры аммиака и удобрений (Индия, страны Южной Америки и другие) не демонстрируют недружественных намерений и, вероятно, обеспечат спрос на нашу продукцию».

 

Аббе, RU11.10.22 22:34
Что в свете «антиуглеродной» повестки стран Запада приводило к попыткам (например, норвежской Yara International) перейти на получение водорода через электролиз воды. Однако удельная энергоемкость этой технологии крайне велика, что делает ее промышленное использование нерентабельным (за редким исключением типа приливных электростанций, их проекты есть в России).
++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
Крупнейшими в мире потребителями азотных удобрений выступают Китай (22%), Индия (15%) и США (12%). Однако с учетом собственного производства крупнейшими импортерами азотных удобрений выступали Индия (11,7%), Бразилия (11,1%), США (7,9%). В целом, первая десятка крупнейших импортеров формирует до 48% мирового импорта азотных удобрений.
**************************************************

Возвращаемся на Гронинген. Если не врут, то там крупнейшее месторождение газа в Европе. И оно благополучно запрещено к использованию.
Без геноцида голландцев и использования этого месторождения независимо от их пожеланий, даже и с жертвованием сами нахождением Голландии над водой - оно недоступно.

Норвегия не даст газа больше, чем может.

Регион Персидского залива смотрит на Европу, как на безумных. И требует от них долговременных контрактов.
////////////////////////////////
Всё это закрывает тему спасения от кризиса на ближайшие 2-4 года. Быстро построить танкеры СПГ и заводы СПГ в масштабах, достаточных для замены российских трубопроводов - как минимум сложно.
А значит, в России МОЖНО подумать даже и про среднесрочные перспективы. Относительно проектов со сроками реализации от 5 до 20 лет.

И тут есть интерсные варианты с появлением якорных потребителей для России.

Те же индийцы могут иметь самую скверную репутацию в заключении контрактов, но арифметику то планеты они знаю не хуже нас. Газа на планете не станет намного больше. Удобрений из газа, которого становится меньше - не получится сделать больше, чем сегодня.
Население хочет кушать и больше, чем сейчас.
Нужны новые источники азотных удобрений.
Небольшие, не дешёвые, но они вполне возможны!

Индия имеет реку Брахмапутра. Там перепад высот на много сотен метров. Вроде бы даже километр.
Лепи плотины, ставь ГЭС, получай балансирующие мощности для энергосистемы страны.

И тут есть о чём подумать, куда применить энергию. Хотя бы и для электролиза воды под аммиак.
В одни часы энергия нужнее "всем остальным", в другие часы можно и электролизом заняться.

ПУЛЬСИРУЮЩАЯ выработка важного продукта.

Почти то же самое - приливные ГЭС. Мезенсская губа - около 9-10 гигаватт. Долго, не дёшево, сложно.
Турбины при напоре менее 4 метров - кошмар проектировщика.
НО.
Главное тут не ГЭС, а применение новой формы энергии.

ПУЛЬСИРУЮЩАЯ генерация, пульсирующая выработка промежуточных продуктов.

Чуть - чуть лучше, чем ветряки или же солнечные панели. Те вовсе непредсказуемые по графику работы. Приливные имеют свой и весьма регулярный график работы. Другой вопрос в том, что этот график для сегодняшней экономики крайне неудобен.

НАШ интерес, России в целом - задуматься над и выработкой водорода и над его хранением и над перерабокой в аммиак. И всё это при заведомой пульсации генерации электроэнергии.
Повторяю, важно именно научиться работе с этим чудовищем.

Пульсирующая генерация.

Ёмкости под водород и адсорбирующие вещества. Что бы при давлении в 20-40 Бар вещество хранило много-много водорода. Ёмкости на 40 Бар - совсем не то же, что на 300 Бар.
СМОЖЕМ решить задачку - перед нами открывается и рынок и якорные потребители.
Белое море, Охотское море. Суммарно до 100-110 гигаватт. И да, вытаскивать оттуда энергию в энергосистему России - жуть, замешанная на кошмаре.
Энергию нужно превращать в приемлемый продукт "прямо тут же".
Если Мезенская губа рядом с Архангельском и оттуда можно везти аммиак цистернами по России, даже и продавать его танкерами по планете, то вот с Тугурским заливом и заливом Шелихова - всё намного сложнее.
ЛЁД.
Затраты на танкеры ледового класса для одной России непосильные.
НО.
Якорные потребители - вот ключевое условие для того, что бы иметь эти варианты в виду. Индия, Бразилия, Китай.

ИМ это нужно. И, до некоторой степени, они могут быть заинтересованы в том, что бы стать участниками проекта. В строительстве, в отработке технологии, в получении продукта, в ЗАЩИТЕ залива Шалихова.

В обеспечении проекта оборудованием, в строительстве для СЕБЯ нужного количества танкеров-холодильников-химовозов.

Те же китайцы могут задуматься про Тайвань. Пустячок, а только в Тайваньском проливе и течения не детские и приливы на единицы метров. ДОРОГО, мало рентабельно?
Но, имея пример работающих химкомбинатов в России - и они задумаются про сжатие пролива на десяток километров. Для кого то эти пространства огороженного моря - закрытые гавани. Для кого то - рыбоводческие районы, закрытые от штормов.
Для кого то - скверные, но источники энергии.
Ну а для Вооружённых Сил КНР - плацдарм, вынесенный в пролив на десяток, на два десятка километров.
***************************************
Доорого?
Сложно?
НАМНОГО менее прибыльно, чем того хочется?
Но, подобного рода проекты могут стать жестоким стандартом бытия в эпоху снижения доступа к ДЕШЁВОМУ природному газу.

И тут важно, у кого будут наибольшие навыки работы с такими вот малоприбыльными ресурсами.
Других то ресурсов может просто не оказаться в достаточном количестве.
Речь может пойти не о прибылях, а о простом выживании.
English
Архив
Форум

 Наши публикациивсе статьи rss

» Памяти Фывы
» Сможет ли Россия победить в Третьей Отечественной Войне?
» Стратегия США: Уничтожение капитализма
» Чем национализм отличается от нацизма
» Кризис и распад колониальной системы.
» США на Украине: "Тактика использования полезных идиотов"
» С ДНЕМ ПОБЕДЫ!
» Может ли Запад ударить по Китаю так же, как он ударил по России?
» Воюй или умри

 Новостивсе статьи rss

» Из украинского плена удалось освободить еще девять российских военных — Минобороны
» Российские силы за сутки поразили 56 украинских артподразделений
» Сможет ли Украина закупать электроэнергию в Евросоюзе
» СМИ: Британия намерена увеличить производство атомной энергии в три раза
» СМИ: США столкнулись с проблемой выхода из строя переданной ВСУ артиллерии
» Bloomberg сообщило о подготовке Кремлем указа о запрете продажи нефти участникам ценового ограничения
» Корабль Orion совершил маневр по выходу на дальнюю орбиту вокруг Луны
» В США ввели запрет на ввоз и продажу оборудования Huawei, ZTE и ряда других компаний КНР

 Репортаживсе статьи rss

» Беспилотники vs бюрократия: новейшие российские разработки могут не взлететь
» Дума Краснодара беззвучно лишила полномочий депутата-предателя Азарова: а другие?
» Российские ядерщики запустили замкнутую реакцию
» Патогены Пентагона: украинский военно-биологический полигон США внедряет систему PACS
» Грузии надоело американское высокомерие
» В РФ придумали новый носитель информации на основе алмаза
» Сибирь способна прокормить планету
» Встреча с историками и представителями традиционных религий России

 Комментариивсе статьи rss

» «Мал, да удал»: к истории и современности российско-катарских отношений
» "Горький" банкет продемонстрировал гнев Европы по поводу "удара в спину" от США
» Россия и Алжир: стратегическое партнерство вопреки
» Россия добилась успеха не грабежом, а трудом
» Пророссийская пропаганда на встрече в Познани. "Польское правительство готовится к войне на востоке"
» Таджикистан подошел к транзиту власти
» Глава «АвтоВАЗа»: вопрос кооперации приобретает принципиальную важность
» «То, что Европу разденут догола, это, по-моему, совершенно очевидно»

 Аналитикавсе статьи rss

» Как управлять рабами. Практическая рекомендация
» СВО и контрбатарейная борьба
» Долговая лихорадка: больной давно потеет, но кризис все не наступает
» Мир без сверхдержав
» Останутся без металла: CША взялись за российский алюминий
» Символическая ресоветизация и низовой патриотизм
» Почему арабы помогают России
» Удобрения нашего роста
 
мобильная версия Сайт основан Натальей Лаваль в 2006 году © 2006-2022 Inca Group "War and Peace"