Регистрация / Вход
мобильная версия
ВОЙНА и МИР

 Сюжет дня

Выборы депутатов Госдумы восьмого созыва состоялись
В России завершились выборы
Франция решила отозвать послов из США и Австралии после создания AUKUS
Главная страница » Комментарии » Просмотр
Версия для печати
«Нельзя объяснить слепому, что здесь темно»
17.01.14 19:15 Европа: тенденции
Наталия Нарочницкая: У нас огромный опыт, неведомый Европе 16 января 2014, 15::47
Фото: pravmir.ru
Текст: Петр Акопов

"Правящая европейская элита затыкает любой респектабельный голос, немедленно накидывая ярлык экстремиста – если он чуть-чуть ближе к центру, чем она, по сути левоэкстремистская. Нам не надо идти по этому пути – у нас огромный опыт, неведомый Европе. Не надо бояться слова "русские" – нашей кровью полита вся эта земля", – заявила в интервью газете ВЗГЛЯД президент Фонда исторической перспективы Наталия Нарочницкая.

Доктор исторических наук Наталия Нарочницкая уже давно является одним из ключевых мыслителей и символов национального консервативного движения. Она была одним из руководителей партии "Родина", депутатом Госдумы, а в последние годы возглавляет парижское отделение Института демократии и сотрудничества. Накануне Нового года газета ВЗГЛЯД взяла интервью у Наталии Алексеевны.

ВЗГЛЯД: Год назад кампания против Путина как вовне, так и внутри страны была на пике – принятие списка Магнитского в США, протесты либералов в России против принятого в ответ "закона Димы Яковлева". Казалось, что давление на власть будет только возрастать, и возможности Путина для действий на международной арене могут быть существенно ограничены. Но в реальности за истекший год Россия сумела добиться впечатляющих успехов на мировой арене, а США одновременно понесли существенные имиджевые и геополитические потери (дело Сноудена, Сирия, отключение правительства). Чем можно объяснить это? Россия закончила сосредотачиваться?


Еще семь лет назад, в мюнхенской речи Путин показал, что Россия сосредотачивается (фото: kremlin.ru)
Еще семь лет назад, в мюнхенской речи Путин показал, что Россия сосредотачивается (фото: kremlin.ru)

Наталия Нарочницкая: Да, в прошлом году Россия совершила невероятное. Еще семь лет назад, в мюнхенской речи Путин показал, что Россия сосредотачивается. Он не сказал тогда ничего такого, о чем бы не думали многие, но он в одночасье лишил Запад права быть единственным интерпретатором всех явлений политики, лишил права вещать от имени так называемого, фантомного "мирового цивилизованного сообщества". Он сказал тогда, что мы все понимаем и не хотим больше скрывать: прикрываясь красивыми лозунгами, вы на деле попираете суверенитет, открыто вмешиваетесь во внутренние дела, ведете военную и политическую экспансию во всех уголках мира. Мы не хотим конфронтации, но не считайте нас за слепых, которые ничего не понимают".

И это был шок – но пошумели, пошумели и признали наше право говорить самостоятельным голосом. И с этого началось то, что вы назвали словами Горчакова "Россия сосредотачивается". Циркуляр Горчакова 1856 года содержал в себе в вежливой дипломатической форме огромную внешнеполитическую концепцию. В ней не было отказа от взаимодействия с Западом – но было сказано, что оно России нужно лишь когда этого неукоснительно потребуют интересы России, сосредоточенной на внутренних задачах. Так и Путин фактически дал понять, что Россия не собирается участвовать в западных интригах только ради подтверждения идеологического родства в "демократии", что практиковалось в предшествовавший ему период.

Действительно, в конце 2012 года на Россию обрушились кампании диффамации, связанные с "законом Димы Яковлева". Внутри страны было очень много оппонентов, причем не только среди воинствующих западников, полагающих, что "эту страну" хотел бы покинуть любой при возможности. Кстати, такой нигилизм к собственному отечеству делает человека совершенно несчастным, и даже личный успех и благополучие не приносят удовлетворения – ведь если нет интуитивного чувства спокойствия и уважения к земле, где ты родился и живешь, то человек будет метаться, снедаемый изнутри желчью, что мы и видели у многих на Болотной. Причем часто это принимает формы иррационального вселенского агрессивного обличительства, которое рождает с одной стороны социальную агрессию, а с другой – социальную апатию. И то, и другое – следствие нигилизма, безверия и неуважения к своей стране.

Да, 2013 год начинался в такой неблагоприятной атмосфере... Но при этом начиная уже с 2000 года на внешнеполитическом поприще у России в основном успехи. Медленно, но верно мы становимся все более самостоятельными, у нас бывают осложнения, тактические перестройки, иногда мы делаем полшага назад, иногда недорабатываем, но Россия явно показала миру, что она выжила, преодолела и становится системообразующим элементом новой мировой конфигурации.

Само принятие "закона Димы Яковлева" стало ответом на принятие списка Магнитского – все государства отвечают на подобные вызовы. Вопрос, правильно ли была выбрана тема для ответа – столь чувствительная, затронувшая судьбу детей. Дело сделано, но, безусловно, одним из положительных следствий стало то, что само обсуждение и критика настолько привлекли внимание к нашей неудовлетворительной системе усыновления и горячей теме сиротства, что в кратчайшие сроки было сделано немало для улучшения ситуации.

Что же касается Америки, то насилие в семье там действительно очень распространено – в отличие от Европы, с которой у нас продолжается взаимодействие по усыновлению. В самих США настолько трудно усыновить ребенка внутри страны, что те странные пары, которые потом оказались виновны в гибели наших детей, никогда бы не получили там разрешения. Их жизнь за десятилетия была бы подвергнута тотальной проверке, включая обстановку и нравы в семье, опросы соседей, анализ всех обращений к врачам... Не надо забывать и о том, что мотивация американцев к усыновлению детей сильно отличается от нашей. В России с небогатым населением усыновляют в основном бездетные семьи, которые хотят удовлетворить свою мечту о продолжении рода, о здоровом ребенке. У нас больных детей усыновляют в основном православные семьи, семьи священников. А в США часто усыновляют и семьи, имеющие своих нескольких детей, часто усыновляют больных детей, потому что во многих протестантских деноминациях есть и ветхозаветная мотивация: живите и размножайтесь, чем больше вы подобных себе верующих людей произведете, тем угоднее вы будете Богу.


В течение года ситуация в Сирии катастрофически осложнялась и шла к фатальной черте. К концу лета все уже балансировало на грани войны (фото: Reuters)
В течение года ситуация в Сирии катастрофически осложнялась и шла к фатальной черте. К концу лета все уже балансировало на грани войны (фото: Reuters)

ВЗГЛЯД: В начале 2013-го вовсю шла война в Сирии, и было ясно, что Запад только ищет повода для прямого вмешательства в конфликт... 

Н.Н.: Да, в течение года ситуация в Сирии катастрофически осложнялась и шла к фатальной черте. К концу лета все уже балансировало на грани войны. Многие осведомленные эксперты полагали, что это неизбежно, и речь шла уже о неделе или днях. И тут был найден виртуозный ход! Сейчас уже открыто признается, что мы спасли не только регион и мир от войны с непредсказуемыми глобальными последствиями, причем с самым страшным – межрелигиозным измерением, но фактически спасли и Америку. Они открыли ящик Пандоры, загнали себя сами своими ультиматумами в угол, из которого уже политически им было невозможно выйти самим, не потеряв лицо и статус, позволяющий претендовать на роль правителя мира. И мы – и в этом и было величие этой шахматной партии – не стали бить в литавры, а разыграли так, что ради интересов мира и спасения глобального межцивилизационного равновесия помогли им без потери лица потихоньку отступить. Они, конечно, будут отыгрывать, ставить палки в колеса женевской встрече. США по-прежнему считают, что Асад должен уйти, но теперь уже мирным путем, в ходе какой-то демократической процедуры. Но в любом случае это доказало миру, что Россию игнорировать не приходится, мир и глобальные проблемы без нее не могут быть решены. Мировое сообщество со всей очевидностью убедилось, что однополярный мир не состоялся раз и навсегда. Он не состоялся, кстати, не только потому, что Россия выжила и сохранила свое право на историческую инициативу. За двадцать лет после провозглашения однополярного мира мир развивался стремительно и совсем не по расчетам американских стратегов. Динамизм переместился в Азию. Китай и Индия уже не свернут с пути превращения в великие державы XXI века, даже если сегодня темпы их роста чуть замедлятся.

Важно и то, что своим бурным не только ростом, но и развитием восточные цивилизации опровергли тезис, что модернизация возможна только при тотальной вестернизации. И это главный удар по претензиям Запада. Происходит не просто перемещение экономического или технологического центра в Азию. Запад, охваченный системным кризисом либерализма в экономике и духовно-нравственной сфере, очевидно перестает быть единственным путем, как утверждалось во всех старых теориях линейного прогресса, которыми до сих пор мыслят наши эпигоны. Сейчас это уже всего лишь один из проектов модернизации.

ВЗГЛЯД: Но при этом сам Запад не готов отказаться от идеи о том, что его линия глобализации, путь к модернизации является единственно верным и единственно возможным?

Н.Н.: На уровне экспертного сообщества – уже готов. Новые концепции мировой науки о модернизации уже отошли от доктрины единого образца развития и, соответственно, от модели догоняющей модернизации, которой до сих пор привержены российские "модернизаторы". Национальные культуры сегодня повсеместно перемалывают капитализм, а раньше полагали, что капитализм способен перемолоть все культуры. Сейчас наступила эпоха национальных модернизационных проектов.

Глобализация ударила уже и по самому Западу, особенно по Европе – положив начало неотвратимой социальной, демографической и ценностной трансформации самого Запада. К тому же естественная глобализация – это вовсе не доктрина "глобального управления" – этакая "философия глобализма" – современный термин, прикрывающий извечное стремление подчинять и управлять. Для остального мира глобализация уже почти повсеместно оборачивается прогрессирующим отставанием. Простое подражание Западу не приносит модернизацию. Основной вывод: сегодня глобализация перестала быть синонимом модернизации! В русле "философии глобализма" элитам стран, даже самых отсталых, внушается иллюзия сопричастности и членства в мировом клубе олигархии, а народу внушается абсолютно ложное понимание гражданского общества, уничтожающее нацию как преемственно живущий организм с целями и ценностями национального бытия. Идеал глобалистов – несопричастность делам своего отечества, этакая суперлиберальная доктрина "гражданина мира". Все это парализует внутреннюю энергию, делит нацию на разные цивилизации, консервирует в целом отсталость общества, мешает ему идти вперед, включая собственные рычаги, собственный потенциал развития. Следуя собственным задачам, а не кабинетным доктринам евроструктур, одновременно можно многое заимствовать у Запада, но обязательно перемалывая это и нанизывая на свой стержень, обеспечивающий преемственное продолжение жизни нации. И этот фон тоже стал одним из тех факторов, которые обанкротили проект однополярного мира.

А то, что нам удалось не допустить расправы над Сирией – следствие этого. Очень важны и соглашения по Ирану.

ВЗГЛЯД: Отстояв Сирию, фактически спасли Иран – потому что падение Дамаска расчищало путь на Тегеран...

Н.Н.: И это тоже заслуга России. Сирию нужно было уничтожить и для того, чтобы заняться Ираном. Ведь Иран для них – не только нефть и геополитика, связанная с контролем над Персидским заливом, это еще и знамя антиматериалистической и антигедонистической альтернативы западному потребительству и жажде власти над миром. Поэтому самодостаточность Ирана Америке как кость в горле – альтернативная цивилизационная модель, которая чувствует себя настолько независимой и сильной, что осмеливается бросать вызов самому могущественному государству.

ВЗГЛЯД: Сейчас Иран со своим проектом отчасти заменяет для Запада Советский Союз?

Н.Н.: Только в известной степени, да. Если посмотреть на сирийский конфликт, то военное, живое физическое столкновение – это лишь квинтэссенция происходящего, а на самом деле там переплетено огромное количество факторов и противостояний. Это и внутриконфессиональный, и внутриарабский, и межцивилизационный конфликт. Иран шиитский, а "Аль-Каида" в основном суннитская – и вот самый главный враг США, "Аль-Каида", фактически становится их союзником и даже инструментом в Сирии. Делается все, чтобы шиитский Иран не смог стать знаменем исламского мира. Мира, который растет демографически и политически, несмотря на провоцируемый в нем хаос. Посмотрите, какая взрывная силища, и какая конфигурация мира может сложиться на глазах.

ВЗГЛЯД: Исламский мир переживает еще и мощный религиозный рост.

Н.Н.: Да, и при этом, когда цивилизация находится на демографическом подъеме, у нее всегда рождается идея расширения. И на этом этапе всегда имеют успех радикальные диссидентские, экспансионистские ветви любой религиозно-философской системы. Вспомним, когда Европа с 15–16-го веков начала опережать весь остальной мир по производительности, демографии, то она сразу стала не только расширяться вовне, но и начались войны между католиками и протестантами под почти ваххабитскими лозунгами: "Убивайте всех, Господь сам разберет своих и чужих!" Они мнили себя орудием Бога, каковым мнят себя сегодня исламистские фанатики. Кстати, потом, в 19-м веке, все террористы в христианском мире уже были атеистами. Так что мы можем найти много параллелей тому, что делается сейчас, и в истории нашего христианского мира.

ВЗГЛЯД: Что сегодня, после подписания соглашений, происходит с политикой США в отношении Ирана? Американцы реально готовы изменить курс или просто берут паузу?

Н.Н.: Многое из того, что делалось в последнее десятилетие, было направленно на окружение Ирана. Американская политика – это политика глобального имперского государства, которое рассматривает весь мир как зону своих интересов. Это и есть имперское сознание – в дурном смысле этого слова. И при этом Россию все обвиняют в имперских амбициях, когда она заботится о ситуации по линии своих границ! Но ведь даже самое крошечное неамбициозное государство, неспособное ни с кем воевать, заинтересовано в том, чтобы окружающие государства не были враждебно настроены, не были втянуты в какие-то конкурирующие объединения. А когда государство вмешивается во внутренние дела в тысячах миль от своих берегов, да еще попирая международное право и Устав ООН, – это и есть грубый империализм в духе Теодора Рузвельта, только сегодня он прикрыт риторикой прав человека и вселенской демократией. Американская экономика, выстроенная на вавилонской башне из триллионов зеленых фантиков, диктует взимать со всего мира имперскую дань. Для этого и надо объявлять планету зоной американских интересов, и вся политика этому подчинена. Поэтому послабления в отношении Ирана носят тактический характер, их не надо сильно переоценивать, но и недооценивать нельзя – пауза дает новый веер возможностей, ведь вся политика состоит из тактических шагов.

Что будет дальше? Я всегда полагала, что давление и экспансию провоцирует слабость национально-государственной воли. Если некий центр силы и исторической инициативы имеет потенциал и дает понять, что нет никаких шансов его сдвинуть с пути, потеснить, морально подавить, то потенциал экспансии окружающих соперников переориентируется на другие цели. А вот вакуум национальной воли никогда не останется пустым местом, туда устремятся сразу все – как было с постсоветским пространством. То, что было в 90-е в России, даже трудно назвать государственной идеологией – это была проповедь антиэтатизма. Идеологи вещали, что национальные интересы отмерли, остались лишь общечеловеческие ценности, и нужно протянуть всем руку и раскрыть объятья. И пока мы упивались до полного опьянения новым мышлением, весь мир воспользовался испытанным старым – прибрал к рукам все, что мы отдавали. Все, что не было записано на бумаге, отбирали, везде тут же появлялась другая сила, которая совершенно цинично, вопреки всей романтичной "общечеловеческой" риторике, действовала в духе самой жесткой Realpolitik.

Это уроки нашей постсоветской истории, и сейчас, как мне кажется, уже нет этих розовых очков. Это вовсе не означает желание конфронтации – конфронтация нам совершенно не нужна, в ней гораздо труднее реализовывать свои национальные интересы. Но для того, чтобы ее не было, иногда приходится сначала немножко отвоевать себе пространство. Чтобы просто расправить свои плечи и дышать полной грудью, нужно немного потолкаться в толпе, чтобы на тебя не давили.

ВЗГЛЯД: Россия уже готова к тому, чтобы бороться за свое жизненное пространство, за свое место в мире? Не Путин, который и так много для этого делает, а именно активная часть общества и элиты – или для многих важнее внутренние проблемы и противоречия?

Н.Н.: Общество и его активная часть сейчас несколько колеблется – что в принципе естественно для государства, которое в трудных условиях живет. В первой половине нулевых годов возникло на некоторое время явное удовлетворение от восстановления чести и достоинства России на международной арене. И это долгожданное чувство даже заслоняло недовольство внутренними проблемами, которых тогда было вообще-то больше, чем сегодня, но критики сегодня больше! Впрочем, я уже тогда полагала, что долго так продолжаться не может. Пройдет это чувство удовлетворения, ради которого можно даже и смириться на время с остротой социальных проблем. Честь на международной арене станет восприниматься опять как должное, и неизбежно начнется рост недовольства. Мы и прошли это! Особенно в прошлый и позапрошлый год наблюдался пик этого недовольства. Чем? И стагнацией политической системы, особенно парламентаризма, и, что гораздо серьезнее и масштабнее в основной части России – несбывшимися надеждами на восстановление подлинного социального государства.

ВЗГЛЯД: Этим недовольно большинство народа – но недовольные на московских улицах шли не за этим, а под лозунгами ограничения сильной власти, которая не вписывается в их представления о правильном устройстве государства...

Н.Н.: Протестных настроений в стране немало. Но давайте признаем и то, что протестные настроения в Краснодарском крае или на Алтае совершенно иного характера, чем настроения на Болотной площади. На Западе замечают только "болотные" протесты. Понятно, что всем хочется честных выборов, и в этом отношении уже сделано немало для того, чтобы нормально функционировали демократические институты. Но нацеленность и смысл деятельности всех этих институтов для протестных людей в глубинке совершенно отличается от идей Болотной площади.#{interviewpolit}

Условно говоря, в столице недовольны тем, что совершен отход, в том числе идеологический, от 90-х годов, а вся Россия недовольна куда больше тем, что руль недостаточно резко повернут от "проклятых" 90-х! И поэтому невозможно соединить эти протесты, хотя такие циничные попытки были, с единственной целью – расшатать власть. Но это могло иметь лишь временный тактический эффект для амбиций беспринципных лидеров, использующих попутчиков. Так было, когда Каспаров – общечеловек par excellence – заигрывал с националистами, не скрывая, что все средства хороши для расшатывания существующей власти. Но столичный протест во много раз меньше провинциального.

И власть повела, кстати, себя в соответствии с демократическим выбором общества – то есть обратила большее внимание как раз на глас народа и стала отвечать на его задание. А для удовлетворения протестных настроений большинства граждан как раз и нужно очень сильное государство. Социальное государство – это сильное и уверенное в себе государство. Особенно в стране, где глубина промерзания земли полтора–два метра, где нельзя без внеэкономических стимулов добиться более-менее ровного развития территорий, удаленных друг от друга на тысячи километров. У нас нельзя даже одну экономическую доктрину применять повсеместно, настолько разнятся условия, не только социально-экономические, но даже и цивилизационные: быт, квалификация, структура населения, природные условия. В этом отношении Россия похожа на модель мира – представлены все цивилизации, архаика и современные технологии, 19-й век и 21-й, немыслимое богатство и недопустимая бедность. Поэтому-то нам понятны проблемы и хижин, и дворцов. А Блок когда еще сказал: "Нам внятно все, и острый галльский смысл, и сумрачный германский гений". У нас есть и прослойки, исповедующие постмодернистские воззрения на человека и общество, каких придерживаются в богемных кварталах Сан-Франциско, но у нас распространены патриархальные устои, и нам близки традиционные ценности обществ, которые составляют большинство населения Земли.

ВЗГЛЯД: В уходящем году Владимир Путин еще раз достаточно четко обозначил свой курс на поддержку традиционных ценностей...

Н.Н.: Он это провозгласил открыто и смело! Но даже та степень, которая нашим традиционалистам кажется недостаточной, повергла в ярость Запад. Поэтому все сделано было правильно, отмерено и дозировано точно. СМИ на Западе завизжали, а европейцы в целом – наоборот, зауважали! Поэтому, кстати, так и бьется в истерике либертаристская пресса от ярости, что русофобия-то пошла вниз... во всяком случае, стала маргинализоваться! Как человек, который активно работает с экспертным сообществом в Европе, я могу сказать, что в этом году произошло очень интересное изменение в отношении к России. Это некоторый поворот к России консервативно настроенных европейцев, а их-то большинство. Не могу назвать тенденцию еще доминирующей, но процесс налицо, это для меня факт, испытанный практикой. Сегодня Россия – это практически единственная страна, которая на государственном уровне, "с открытым забралом" объявила о защите традиционных христианских ценностей. Знаете ли вы, что единственное поздравление папе Франциску по случаю избрания, где упоминались христианские ценности, пришло от Владимира Путина? На это обратили внимание мои друзья, европейские консерваторы, и даже выступили на эту тему на конференции в Риме в здании итальянского парламента! Это дорогого стоит.

В наш Институт демократии и сотрудничества стали приходить письма с благодарностью России, ее лидеру, ее парламенту. Нам говорят: "У вас есть демократия!" Для наших либералов звучит как анекдот, но европейские консерваторы имеют в виду то, что наша демократия не позволяет меньшинству топтать ногами и бесчестить все, что дорого большинству. Это и есть власть народа, в конце концов.

Мы в этом отношении следуем не кабинетной доктрине, которой надо соответствовать, и за шиворот насильно тянуть общество (у либералов вообще-то ведь большевистский подход к идеям переустройства жизни человека), мы следуем тому, что хочет само общество, что соответствует его устоям и что, по большому счету, обеспечивает его продолжение.

Такое мнение о России в большей степени присутствует у консервативных кругов европейского общества. Я всегда считала, что именно консервативные круги – это наш резерв, который к нам всегда относится лучше, потому что у них – интеллектуалов или обыкновенных людей – всегда вызывает симпатию самостоятельность, суверенность духа и политики. У них вызывает симпатию любовь к своему Отечеству, несмотря на то, что его все поносят. Потому что для них это как любовь к матери – ведь естественно побуждение человека защитить от поругания свою мать, хотя все прекрасно сознают, что матери не ангелы. Люди с симпатией относятся к такой нашей позиции и считают, что у России есть будущее на этом поприще, что Россия может возглавить сопротивление упадку и закату европейской цивилизации. Для них архиважно, что защита традиционных ценностей и устоев провозглашена именно на государственном уровне.

И они вдруг задумались: "А, собственно, почему западная либеральная пресса без конца поносит Россию? Так ведь та же пресса поносит и нас, только за то, что мы не хотим записываться "родитель номер один" и "родитель номер два". Мы ведь ничьи права не ущемляем, просто не хотим уравнивать неуравниваемое. Может быть, Россию отторгают за то же самое, за что они и нас ненавидят? И не так уж отвратительна эта загадочная Россия, как ее изображают! Обычная страна, небезгрешная, конечно, но обычная... а вовсе не монстр, как в глазах какого-нибудь А. Глюксмана с его гротескными призывами к новому "крестовому походу" против восточных варваров"... Такой процесс в общественном сознании Европы очевиден, что вызывает нервическое беспокойство у узкого амбициозного, самодовольного меньшинства, которое подавляет "инакомыслие" большинства в худших традициях тоталитаризма... Так что по мере роста интереса к России у консервативной части общества вырастает истерика либертаристов – то есть крайних либералов-постмодернистов. Ведь классический либерал 19-го века сегодня оказался бы консерватором – и точно перевернулся бы в гробу, увидев, что сегодня является критерием свободы, за которую он готов был идти на эшафот.

ВЗГЛЯД: Европа сейчас переживает переломный момент. Есть признаки того, что проект единой Европы, запускавшийся англосаксами, постепенно выходит из-под их контроля и переходит под управление Берлина. Как вам кажется, есть такая тенденция?

Н.Н.: С возникновения бисмарковской Германии англосаксы сдерживают Германию, следуя своей классической установке препятствовать возникновению преимущественного влияния какой-либо из континентальных стран. С XVI по XIX века ее главным соперником была Франция, но с появлением единой Германии ситуация изменилась. Когда в 1886 году русский посол передал в Петербург, что в случае франко-германской войны Британия поддержит Францию, ему сначала даже не поверили. Однако в Лондоне уже не хотели превращения Германии в мощную центральноевропейскую державу, вокруг которой неизбежно сформировался бы круг сателлитов – так называемая доктрина Mitteleuropa. Это даже побудило Англию стать союзником России в Антанте. После Первой мировой войны англосаксы на Версальской конференции в отсутствие России расчихвостили Германию по древнему языческому принципу "горе побежденным". Германия не смирилась, родила уродливый плод в виде германского нацизма и привела страну уже совсем к краху (немцы всегда губили себя необузданными амбициями – остановились бы вовремя, были бы нацией номер один в Европе, да с нами бы в мире, никакой Америке бы не снилось управлять Евразией!).

Но все, что сделано в послевоенной Европе – и НАТО, и Общий рынок – было сделано не только против Советского Союза, но прежде всего чтобы растворить Германию, чтобы германский потенциал никогда не был бы самостоятелен в выборе стратегии. Он должен быть растворен в единой Европе, полностью повязан. Европейское экономическое сообщество – предшественник Евросоюза – начиналось среди прочего с Европейского объединения угля и стали, связавшего сырье войны. Потом, когда Вилли Брандт начал политику примирения с СССР и Восточной Европой, в Вашингтоне еще как ерзали по поводу "безумного бега Брандта в Москву", призрака "Рапалло".

ВЗГЛЯД: В итоге Брандт потерял пост, а его преемник Шмидт был вынужден быть гораздо более осторожным и лояльным к США.

Н.Н.: Когда Советский Союз рухнул, было сделано все, чтобы концепция новой Европы была не германской. Загадочное убийство главы Deutsche Bank А. Херхаузена в 1991 году было замято буквально через неделю. А ведь он очень сильно влиял на канцлера Коля и предлагал сделать не доллар, а марку расчетной единицей с СССР, простить долги и многое другое в восточной политике. Если бы такая концепция реализовалась, то это была бы уже совсем другая Европа. Россия и Германия могли бы стать двумя опорами евроазиатского равновесия. И это был бы уже не американский мир. Но англосаксы этого не могли допустить! Как только стало возможным втянуть бывшие соцстраны в свои орбиты, сначала их, неготовых, спешно приняли в ЕС (теремок под бременем всех зайчиков-побегайчиков и лягушек-квакушек сейчас трещит), началось немедленное расширение НАТО, чтобы завести европейские интеграционные процессы под атлантическую эгиду, чтобы Европа оставалась сугубо атлантической.

Еще пример: в югославском кризисе начала 1990-х американцы долго занимали нейтральную позицию и не выступали за расчленение Югославии. Но когда Германия, не устояв перед соблазном вновь обрести влияние на Балканах, как в годы Первой мировой войны, практически навязала Евросоюзу признание Хорватии и Словении, американцы в этом усмотрели призрак Mitteleuropa – "Срединной Европы". Чтобы не допустить прогерманской "Центральной Европы", США взяли все под свой контроль, направили и возглавили процесс. Поэтому, конечно, перехват Германией инициативы в евроинтеграции США и Британия всегда рассматривают с опаской.

Трудно сказать, есть ли у Германии сейчас такие амбиции и такие возможности. Это единственная страна Евросоюза, которая способна выдержать кризис, она все производит сама, к ней все обращаются с просьбами и требованиями всех подкормить и подлечить. Американцы бдительно следят за немцами и вряд ли позволят им начать свою игру.

ВЗГЛЯД: А тот факт, что Британия уже пригрозила выходом из ЕС, не является ли одним из способов давления на Германию? Или скандалы с немецким золотом, которое Берлин не может вернуть из англосаксонских хранилищ? Или недавний скандал с прослушиванием Меркель – может ли это повлиять на то, что немецкая элита будет стремиться к большей самостоятельности?

Н.Н.: Меркель вначале выглядела жесткой атлантисткой. Нужно было видеть выражение ее лица на знаменитой уже мюнхенской конференции, когда выступал Путин. У Меркель в гостях был американский министр обороны, и вдруг твоего главного гостя, перед которым ты делаешь реверансы, другой твой гость размазывает по стенке. Она готова была сквозь землю провалиться. Конечно, за эти семь лет она безусловно выросла в плане внешнеполитического мышления... Но, как сказал мне один мой английский друг – "смотрю я на европейских лидеров и на ваших (Путина и Лаврова) – и понимаю, какие же у нас на Западе пигмеи по сравнению с вашими". В смысле воли, профессионализма, широты мышления.

Германия всегда усиливалась, когда она проводила самостоятельную восточную политику (то есть с Россией). И это повышало ее маневренность и на западном направлении. Нам надо работать над этим.


Меркель вначале выглядела жесткой атлантисткой. Нужно было видеть выражение ее лица на знаменитой уже мюнхенской конференции, когда выступал Путин (фото: Reuters)
Меркель вначале выглядела жесткой атлантисткой. Нужно было видеть выражение ее лица на знаменитой уже мюнхенской конференции, когда выступал Путин (фото: Reuters)

ВЗГЛЯД: Есть с кем работать?

Н.Н.: Есть. Это показал и мой недавний опыт участия в конференции, посвященной семейным ценностям, в Лейпциге. Несмотря на все трудности – пикеты, перекрытия трамвайных остановок, удар ногой мне в колено – пришло 500 человек. Но грустно, что либертаристская пресса воспитывает новое поколение немцев в такой радикально постмодернистской идеологии, что они даже не представляют, как можно думать иначе... "Они же за хорошее выступают, за свободу, а мы какие-то троглодиты". Мы в разных мировозренческих измерениях – нельзя объяснить слепому разницу между светом и тьмой, он вне этих категорий.

ВЗГЛЯД: Германия способна достичь договоренности с нами по Украине? Ведь разница между баварцем и саксонцем больше, чем между русским и украинцем – или они не готовы мерить по себе?

Н.Н.: Думаю, с ними мы бы постепенно договорились – но кто же им даст? Ни Брюссель, ни англосаксы не позволят этого сделать. Для Европы, конечно, отказ Украины от евроинтеграции был большим ударом, и крику будет еще много, но если украинское руководство проявит определенную твердость, то процесс "блуждания" между Россией и Западом примет затяжной и менее истеричный, но, увы, не менее трудный характер...

ВЗГЛЯД: В наступающем году пройдут выборы в Европарламент. Опросы показывают рост популярности националистов и правых. Могут ли они стать крупнейшей силой в Европарламенте?

Н.Н.: Да, националисты растут. Причем скорее нереспектабельные, и в этом виноваты либералы. Абсолютно все СМИ контролируются постмодернистами, которые мгновенно вычисляют любую потенциально респектабельную консервативную силу и навешивают на нее ярлык крайних экстремистов и радикалов, даже если они просто чуть ближе к центру, чем эти воинствующие нигилисты. И те люди, которым есть что терять, стесняются выступать, отдавая это маргиналам. В свое время из Национального фронта во Франции сделали пугало...

ВЗГЛЯД: Но сейчас НФ сумел выбраться из той маргинальной ниши, куда его всячески заталкивали...

Н.Н.: Да, это парламентская партия, но такое поношение, грубости, гадости, клички, которые применяются в СМИ по отношению к Народному фронту, немыслимы в отношении никакой другой партии.

ВЗГЛЯД: Но, несмотря на все старания прессы, Марин Ле Пен обречена быть президентом Франции – не через пять, так через 10 лет.

Н.Н.: Нет, это очень трудно. У НФ будет большая фракция в парламенте, но президентами становятся не те, у кого 40% поддержки по сравнению с 20% у соперника, а те, у кого нет большого негативного рейтинга, те, кто не является неприемлемым для избирателей. Пока что НФ не удается переломить ситуацию, хотя Марин Ле Пен ни разу не сказала ничего такого, к чему можно было бы придраться. Элита давит в зародыше всех потенциальных правоцентристов, которые не имеют в общественном сознании шлейфа маргинальности (пусть ложной и мнимой) и могли бы стать альтернативой вульгарным социалистам, в которых и от социалистов уже ничего не осталось.

Недавно в нашем институте выступал Жан-Пьер Шевенман, один из создателей Соцпартии, респектабельнейший и умнейший политик. Он сочетает в себе идею социального государства с вполне консервативными, центристскими взглядами на все остальные темы, в том числе и внешнеполитические. Классический европейский образованный социалист. Сейчас он опубликовал к столетию Первой мировой войны книгу о том, выпала ли Европа из истории – то, как он ставит в ней многие темы, мне очень созвучно.

Сумеет ли Европа еще родить здоровую, сильную, интеллектуальную мыслящую элиту, которая не побоится отвоевать право на консерватизм? Пока таковую пытаются задавить в зародыше.

ВЗГЛЯД: Какие настроения сейчас во французском обществе?

Н.Н.: Консервативное большинство постигло глубокое разочарование, когда было полностью игнорировано их мнение – в Париже против закона, уравнивающего однополые браки с традиционной семьей, вышло два миллиона человек, это как в Москве бы собралось шесть. И это большинство в ужасе от Франсуа Олланда. У него сейчас такой крошечный рейтинг, какого не отмечали за всю историю наблюдений ни у одного президента даже в самые упадочные годы французской политики. Поэтому Франция, как мне кажется, собирается родить что-то новое.

Но беда любой системы, особенно давно функционирующей, в том, что она окаменело структурирована, везде и на всех ячейки с ярлыками, так что из них выбраться очень трудно. И, к сожалению, язык новых политических лидеров все равно клишированный. Они обязательно должны перекреститься во всех углах, поклясться в верности всем либеральным идеям, чтобы их не обвинили в том, что они не демократы. Но когда меньшинству позволяется топтать ногами то, что дорого большинству – это уже не демократия, это антидемократия. Это своего рода олигархия. Еще 22 века назад Аристотель указал на извращения демократии – охлократию (власть толпы), за спинами которой дела вершит олигархия.


Не надо забывать о том, что извечная цель и направление всех стрел давления с Запада на Россию на протяжении нескольких веков - это оттеснение нас на северо-восток Евразии (фото: ИТАР-ТАСС)
Не надо забывать о том, что извечная цель и направление всех стрел давления с Запада на Россию на протяжении нескольких веков – это оттеснение нас на северо-восток Евразии (фото: ИТАР-ТАСС)

ВЗГЛЯД: Кризис на Украине, связанный с отказом от евроинтеграции, снова поставил вопрос о реинтеграции исторической России, о собирании русского мира. Готовы ли мы сейчас к этому вызову?

Н.Н.: Мне кажется, что неразумно сейчас политически акцентировать собирание "русского мира". Это работает только для уже убежденных сторонников славянского единства, а тон задают в славянских странах другие. Надо иначе, но глубоко работать, преодолевая тот негатив в отношении России, который распространен на Украине целенаправленной пропагандой СМИ и собственными нашими же "обличителями "рашки"! Мы и десятой доли не сделали на Украине того, что один американский фонд, работающий по воспитанию украинцев в духе русофобии. Конечно, мы не можем не быть заинтересованы в Украине. Было бы противоестественно, если бы нас не волновала страна, народ которой не так давно отпочковался от общерусского древа, который прошел вместе с нами всю историю, с которым мы считали себя единым историческим потоком, страна, в которой у половины населения есть родственники в России. Не говоря уже о том, что если экономика Украины рухнет, то, как правильно сказал Путин, все равно придется вытаскивать ее из болота нам же.

Не надо забывать о том, что извечная цель и направление всех стрел давления с Запада на Россию на протяжении нескольких веков – это оттеснение нас на северо-восток Евразии, от региона проливов и Черного моря, от того, что и сделало Россию великой державой. А Украина для этого лакомый кусок. Как и Грузия с ее ранее абхазским побережьем и батумским портом. Восточный вопрос никуда не делся – как в XVIII–XIX веках. Великобритания, подбивающая Персию продолжать вечную войну с Россией, спонсирующая басмачей из южного подбрюшия России, Турция как их опора в политике в Закавказье, где теперь независимый Азербайджан...

Недавно я организовывала конференцию в Риме, где выступал и будущий генсек НАТО, бывший министр иностранных дел Италии Франко Фраттини. Красавец, джентльмен, сначала он славословил, как любит нашего посла, какой друг ему Сергей Лавров, какой замечательный Путин, и что без России никуда. А потом совершенно дал четко всем сестрам по серьгам: Асад должен уйти, только мирно, Грузия будет в НАТО, просто не скоро, в Иране проживает больше азербайджанцев, чем в Азербайджане. Последнее вызвало умиление у азербайджанского посла, закивавшего головой. Я же поняла, что НАТО даже использует заложенную еще мусаватистами и большевиками мину, когда республику в Баку назвали Азербайджан, создав почву для воздействия на людей, проживающих на территории Ирана в провинции с почти таким же названием (Азарбайджан), говорящих на том же языке, но имеющих совершенно другое этническое происхождение. Другими словами, НАТО с "пониманием" отнесется к "интересам" Баку в Иране, если Баку встанет на сторону Запада в давлении на Тегеран. А Азербайджан пользуется полной поддержкой во всех вопросах со стороны Турции – главного инструмента Запада против Ирана... И это было произнесено – пусть в форме намека. Ничего из исторического груза никуда не исчезло.

Сложность нашего времени в том, что наряду с сугубо современными явлениями, которые толкают к проведению политики в том или ином направлении, действуют и все прежние унаследованные факторы и геополитические устремления. И получается клубок. Говорят о геоэкономике – наложите карту трубопроводов на карту цветных революций, и очень многое станет ясно. Или идея окольцевания Средиземного моря – она занимала всех со времен борьбы Карфагена с Ганнибалом с Древним Римом, ибо стать господином мира, не контролируя Средиземное море, невозможно. И Рим стал империей, только победив Ганнибала и взяв контроль над обоими побережьями. Это пытались сделать арабы, Наполеон, Муссолини...

Поэтому-то так сложна геополитическая картина – в ультрафиолетовых лучах она одна, в инфракрасных другая, а через простую призму – третья. И только все вместе дает нам возможность понимания. У России сейчас есть возможности для проведения своей мудрой и многовекторной политики, несмотря на все сложности: далеко не первую в мире экономику, которая топчется на месте, внутренние проблемы...

ВЗГЛЯД: Отсутствие согласия в элите по поводу пути развития страны, по поводу того, насколько далеко нужно идти навстречу огромному запросу общества на социальную справедливость...

Н.Н.: Да, народ хочет больше справедливости. Но в последние десять лет он возненавидел чиновничество даже больше, чем в 90-е годы – олигархов, про которых уже даже анекдотов не рассказывают.

ВЗГЛЯД: Не олигархи ли сами раздувают и так обоснованное недовольство чиновниками – с целью оказать давление на власть, а то и перехватить ее?

Н.Н.: Олигархи должны понимать, что в наше время для того, чтобы через проливы просто ходили танкеры с нефтью, их должны сопровождать имперские пушки. А для этого нужно сильное государство – иначе нас отовсюду вытеснят. У нас были выгоднейшие контракты в Ливии, Алжире – и сейчас все это под вопросом.

Что касается нашей элиты... Я не сторонник возврата к командной экономике... Но рынок регулирует тонкие нюансы, когда уже сложилась функционирующая и самовоспроизводящаяся экономика, структура, а ее пока нет, и роль государства огромна. У нас вывозится капитал в чудовищных масштабах, а пошумели о том, чтобы чиновник не имел даже маленького невинного счета за границей... Кому он мешает? А вот влиятельные частные структуры с огромными активами, вывезенными за рубеж, действительно становятся уязвимыми от внешнего давления, они меньше заинтересованы в успехах своего государства. Нужно с помощью и экономических, и внеэкономических мер сделать так, чтобы наша финансово-экономическая элита была заинтересована в сильном государстве, которое ее защитит. Вот США, например, войны готовы вести за своих производителей, карибский кризис могут устроить за рынок сбыта куриных ножек.

ВЗГЛЯД: Но США вполне можно рассматривать и как инструмент в руках транснационального капитала – так что тут вопрос, кто чьи интересы отстаивает. Чубайс предлагал либеральную империю, а Ходорковский тоже за сильное государство – только им оно нужно, чтобы защищать интересы олигархии.

Н.Н.: Мы как обычные граждане заинтересованы в сильном государстве, которое стоит на страже закона, в социальном государстве, которое в роли сильного заботится о слабом. В этом нет ничего коммунистического – это все есть в евангельских заповедях. Слишком велика социальная цена куршевельского румянца, это и не по-божески, и недемократично. Демократия предполагает равные возможности – это не уравнительность, это равные возможности в любой профессии достичь достойного уровня. У нас же гайдаровская доктрина заложила такую систему экономики, когда целые многомиллионные категории работающих людей программированы влачить жалкое существование. Причем это не те, которые якобы не нужны государству – о них Гайдар вообще предлагал забыть, а те, без которых государство погибнет, в которых занято до 40 процентов населения. И только в последние годы стали вкладывать в армию, медицину, образование. Когда ситуация уже дошла до предела, эти профессии потеряли престиж – а когда теряют престиж профессии в институтах самосохранения государства, то это страшная опасность. Сейчас государство начинает корректировать эту ситуацию – приходит на помощь, в беде уже никого не оставляют – но сама экономическая структура остается неизменной. И без концептуальной смены ориентиров, без структурных изменений, а значит, и без вмешательства государства в экономику здесь не обойтись. Иначе мы будем вечно догонять кого-то и спасать утопающих.

Я, например, целиком и полностью с теми, кто в ужасе от провозглашенной реформы Академии наук. Слава Богу, ее вроде бы заморозили. Быть великой научной державой – это очень большое достижение. Если это утратить, то уже не удастся восстановить. Германия была до Второй мировой войны великой научной державой – сейчас ФРГ обогнала фашистскую Германию во всем, доказав, что можно без захвата чужих территорий добиться высочайшего благосостояния своих граждан и высот промышленного развития. Только одно она не восстановила – великую науку, которая не может продолжать себя без преемственности и непрерывности. Там есть конкретные замечательные прикладные научные исследования, но полный цикл научных исследований теперь есть только в США и у нас, ну и Китай в последнее время строит это. У нас очень много порушено в стране, но если мы сейчас уничтожим науку, вот тогда нам конец. Материальное все восстановимо, все наживное – после 300 лет монгольского ига, когда половина результатов труда выплачивалась в виде дани, Россия в короткий срок превратилась в огромную империю.

ВЗГЛЯД: В этом году межнациональное напряжение накалялось, прорываясь то тут, то там, в том числе и в Москве.

Н.Н.: Когда мы говорим об унижении русского народа, о том, что теснят пришлые люди, то нужно понимать все причины этого сложного явления. Здесь наследие и советского принижения русского народа на фоне усиленного вкладывания в национальные республики, здесь и следствие постсоветской идеологии и экономики. Масштабная деиндустриализация, разрушение промышленности в России привело в упадок малые города, и именно там положение хуже всего. Профессии и сферы, где реализовывал себя средний русский человек – местный врач и учитель, инженер и квалифицированный рабочий, майор, эти сферы не финансировались и были обречены на упадок самим типом экономики 90-х годов. Царствует оборотный капитал, торговля, бывшие специалисты потеряли достаточно престижную работу. А в торговле продвигаются представители другой культуры, да еще со своей традицией решать все профессиональные, семейные и социальные проблемы через кланово-родовые связи. Они и стали конкурентоспособны в непроизводительной экономике. А при здоровой экономике на производстве могут работать только квалифицированные люди. И безграмотный пришелец, посредник в торговле не окажется выше на социальной лестнице и по доходам, чем местный коренной инженер.

Не только ради экономики, но и ради оздоровления социально-демографической ситуации нам нужна мощная индустриализация! Востребование и восстановление престижа профессии и зарплаты "русского среднего инженера" само по себе будет способствовать восстановлению равновесия в межнациональных отношениях. Так можно существенно, без всякого акцента на межнациональных отношениях выровнять абсурдную диспропорцию, когда безграмотный торговец зеленью богаче профессора местного пединститута, и поэтому ведет себя соответственно, куражится, пренебрегает обычаями.

Я не против слова "российский" – это означает гражданское состояние. Мы все граждане России, всех национальностей. Но культуру как порождение духа рождает только национальное – сочетание языка, этнических привычек, сказок и исторических переживаний, того, как мы ведем себя на свадьбах и похоронах, вплоть до кулинарии. Скинхеды не имеют никакого будущего, потому что они знают лишь "против кого", но не знают "за что". И такая деградация национального чувства до зоологического "свой – чужой" свидетельствует вовсе не о гипертрофированном превозношении в стране национального, а, наоборот, о последствиях его постоянного ущемления. Крах СССР либералы злорадно объявляли закономерным итогом имперства варварского русского народа, Россию – неудачницей мировой истории. Любить свое Отечество среди образованного сословия совсем немодно. Произошла маргинализация национального сознания, цивилизованному человеку не очень прилично говорить об этом, как считает наша вечно ненавидящая и презирающая "псевдоинтеллигенция". Но если тело пинать ногами, то оно издает очень некрасивые звуки.

Национальный дух, любовь к своему наследию, освященные высшими ценностями – это побуждение к историческому творчеству. А если нет освящения высокими порывами, то национальное чувство, которое имманентно присуще человеку, деградирует до зоологического, этнического. Это в принципе совершенно не свойственно русскому человеку, иначе мы бы не построили такое государство. Мне жалко людей и типа Новодворской, и типа скинхедов, это две стороны одной медали... Так что не надо запрещать нам называть себя русскими: любовь к своему – это не ненависть к иному. Только тот, кто любит и ценит свое наследие, способен с уважением относиться к таким же чувствам других. Плохой русский станет плохим россиянином – у него Родина будет там, где ниже налоги. Мы с нашей огромной историей расширения нашего государства, втягивания в орбиту сотни народов, заслужили право на более сложное, многоипостасное сосуществование русского и российского не слиянно, но и не раздельно! Надо чаще говорить об этом – чем больше элита и власть остерегается, даже явно сочувствуя, говорить об этом спокойно и респектабельно, тем больше мы эту тему отдаем на откуп тем, кто начнет мерить носы, не будучи никаким носителем национальной культуры и ценностей. В Европе все это отдано маргиналам – и их называют "националистами". Хотя какой, к примеру, националист убитый Пим Фортайн, лидер голландских ксенофобов, которых либералы почему-то зовут "правыми"? Какую ценность многовековой голландской культуры он выражал – троцкист и педераст? Чисто зоологическое, свой – чужой, и это тупик. Великие националисты прошлого создали современные европейские нации и совсем не были враждебны другим нациям.


Специфика нашего времени в том, что в сегодняшних государствах и обществах сосуществуют целые общины разных цивилизаций (фото: ИТАР-ТАСС)
Специфика нашего времени в том, что в сегодняшних государствах и обществах сосуществуют целые общины разных цивилизаций (фото: ИТАР-ТАСС)

ВЗГЛЯД: Подобные силы, псевдонационалисты с либеральной подкладкой, будут набирать популярность больше, чем традиционалисты, консервативные националисты? 

Н.Н.: Европой правит постмодернистская, почти троцкистская, леволибертарианская элита. Раньше отдел пропаганды ЦК проповедовал марксистско-ленинскую утопию: дать всем равный кусок хлеба, тогда нации сольются и растворятся. Приблизительно такое же мышление сейчас в отделе пропаганды Брюсселя: надо дать всем одинаковую демократию и права человека, и все станут одинаково представлять себе смысл жизни. В обоих универсалистских проектах полностью отсутствует учет совершенно разных религиозно-философских картин мира у разных народов и цивилизаций.

Специфика нашего времени в том, что в сегодняшних государствах и обществах сосуществуют целые общины разных цивилизаций. Уже нет в Европе государств с единой религиозно-философской картиной мира, кстати, в них-то в прежние времена пришлые меньшинства всегда вели себя очень уважительно – они либо формировали замкнутую общину, либо интегрировались. А сейчас не во что интегрироваться, ибо Европа как носитель христианской картины мира сдается постмодернистам. Проповедь ценностного нигилизма, стирание грани добра и зла, красоты и уродства, греха и добродетели, но при этом кнопки стиральных машин, кабаллистические строчки интернета. В такой сугубо технократической цивилизации, но без культуры как порождения духа, не надо интегрироваться, можно с успехом воспроизвести кусок собственной цивилизации, что и делают все пришельцы в европейских странах.

Правящая элита затыкает любой респектабельный голос, немедленно накидывая ярлык экстремиста – если он чуть-чуть ближе к центру, чем она, по сути левоэкстремистская. Нам не надо идти по этому пути – у нас огромный опыт, неведомый Европе. Не надо бояться слова "русские" – нашей кровью полита вся эта земля. Выживет русский народ, сохранит свое достоинство, веру в свое будущее, свою самодостаточность и самоценность в мировой истории – расцветут в нашем государстве все народы, которые связали с ним свою судьбу и сохраняют верность общему пути.

Текст: Петр Акопов
 

Sibtek18.01.14 01:17

Правильные мысли насчет связи экономики с положением русского народа. Индустриализация будет сопровождаться утверждением де-факто гегемонии русского народа (и других коренных народов, способных в инженерию).

А то развелись всякие либералы-торгаши, защитники кавказцев и евреев.

vktik18.01.14 01:31
Весьма качественный комментарий. Спасибо.
_STRANNIK18.01.14 01:31
"Я, например, целиком и полностью с теми, кто в ужасе от провозглашенной реформы Академии наук. Слава Богу, ее вроде бы заморозили. Быть великой научной державой – это очень большое достижение. Если это утратить, то уже не удастся восстановить."

Не зря " Родину" разгромили . Хочется надеяться не навсегда.

babai18.01.14 06:05

"Востребование и восстановление престижа профессии и зарплаты "русского среднего инженера" само по себе будет способствовать восстановлению равновесия в межнациональных отношениях. "

Ерунду мадам говорит, не подумав. Ситуация такова, что если будет восстановлен престиж профессии и зарплаты "русского инженера", то первыми в очереди на получение этих профессии и зарплаты окажутся дети того безграмотного торговца зеленью. Не в том месте проблема. И не в том, что торговец богаче профессора института. А в том, что тем, кто куражатся и пренебрегают местными обычаями, будь они торговцами или профессорами, все сходит с рук. Обеспечить равенство перед законом местных и пришлых, бедных и богатых, торговцев и профессоров, белых, красных, черных, синих и желтых - вот и восстановится равновесие в межнациональных отношениях.

Трындец18.01.14 08:31
"такой нигилизм к собственному отечеству делает человека совершенно несчастным, и даже личный успех и благополучие не приносят удовлетворения – ведь если нет интуитивного чувства спокойствия и уважения к земле, где ты родился и живешь, то человек будет метаться, снедаемый изнутри желчью, что мы и видели у многих на Болотной. Причем часто это принимает формы иррационального вселенского агрессивного обличительства, которое рождает с одной стороны социальную агрессию, а с другой – социальную апатию. И то, и другое – следствие нигилизма, безверия и неуважения к своей стране."
Надо распечатать и повесить в рамочку на работе.
Программист18.01.14 10:28
> babai

Ерунду мадам говорит, не подумав. Ситуация такова, что если будет восстановлен престиж профессии и зарплаты "русского инженера", то первыми в очереди на получение этих профессии и зарплаты окажутся дети того безграмотного торговца зеленью. Не в том месте проблема. И не в том, что торговец богаче профессора института. А в том, что тем, кто куражатся и пренебрегают местными обычаями, будь они торговцами или профессорами, все сходит с рук. Обеспечить равенство перед законом местных и пришлых, бедных и богатых, торговцев и профессоров, белых, красных, черных, синих и желтых - вот и восстановится равновесие в межнациональных отношениях.

1. Мадам говорит и печется о РУССКОМ инженере.

2. Зарплата среднего программиста в нерезиновой от 100 тыр. Среди них нет неграмотных торговцев зеленью, так как прежде всего необходимо владеть профессией.

3. С остальным согласен.

Yukon18.01.14 10:43
2Программист

апиридил (с) )))

Интересное наблюдение на летней воскресной ярмарке возле Чолпон-Аты (Киргизия) - мёд, рыба, сало, мясо, поделки-самоделки-ремесла разные, домашнее вино и проч. т.е. все, что выращено и сделано СВОИМИ руками - русские светлые (в прямом и переносном смысле) головы за прилавками. Всякая хрень из КНР и эуропы - "титульные" кадры.
Рыбарь19.01.14 18:30
> babai

Ерунду мадам говорит, не подумав.

Вы, похоже, и близко не представляете, какие требования предъявляются к инженерам, да и людям практических сфер деятельности вообще. Собственно, инженеры, учёные, т.е. люди занимающиеся экспериментом и его копированием (собственно, инженерым делом), да и те же настоящие предприниматели (т.е. производная от первых, а не купи/своруй/продай), автоматически создают среду, в которой национальность не имеет никого значения, потому как критерий "свой-чужой" совершенно иначе формулируется. По крайней мере, если речь идёт о вполне конкретных делах. В любой среде, где ставяться реальные задачи и требуется реальный результат, т.е. когда обратная связь с реальностью налицо (в виде госиспытаний или чего угодно в таком роде), фильтрация кадров работает совершенно иначе. Точнее она просто работает. Ты или можешь, или не нужен. И если ты купил диплом, то через пол часа это будет известно всем. Так что Нарочницкая тут сто раз права.
babai20.01.14 00:14

Программист, IS

"Среди них нет неграмотных торговцев зеленью, так как прежде всего необходимо владеть профессией."

А детей неграмотных торговцев среди них тоже нет?

"Мадам говорит и печется о РУССКОМ инженере."

Это, в лучшем случае, самообман. Если не популистский лозунг. Допускаю, что мадам печется о российском инженере. но никак не русском. Ибо дети неграмотных торговцев. будучи уже российскими гражданами и овладев профессией, безусловно смогут и будут претендовать на "теплые" места. А уж заняв их, обеспечат продвижение людей своего круга. Методика, отработанная не только в Совестком Союзе, но и задолго до него. Кто-кто, а Нарочницкая не может этого не знать. Потому и сказал, что ляпнула, не подумав.

babai20.01.14 00:25

Рыбарь, RU

"Собственно, инженеры, учёные..., да и те же настоящие предприниматели..., автоматически создают среду, в которой национальность не имеет никого значения..."

Понимаю. хочется верить в идеалы. Собственно, до определенного уровня управления такие среды могут существовать и существуют. Но чаще всего высший уровень управления распределен между своими.

Рыбарь20.01.14 00:49
"Понимаю. хочется верить в идеалы."

Причём здесь идеалы, когда я каждый день с этим на практике сталкиваюсь? Если то, что я вам озвучил для вас нечто "идеальное" значит вы просто не знакомы с такими местами, где "холодность" места инженера - это объективная реальность, и тотальная некомпетентность карается куда как быстрее, нежели в колонке комментариев на ВиМе. Так что не позорьтесь.

"Доктор исторических наук Наталия Нарочницкая уже давно является одним из ключевых мыслителей и символов национального консервативного движения. "

И тут так раз, babai, EU: "Потому и сказал, что ляпнула, не подумав."

Пикейненько смотрится. Если у вас есть претензия к её словам, дык разверните свой анализ и укажите на конкретную ошибку. Вы же набросали пачку шаблончиков, к сути сказанного не имеющих никакого отношения. Ибо

"Обеспечить равенство перед законом местных и пришлых, бедных и богатых, торговцев и профессоров, белых, красных, черных, синих и желтых - вот и восстановится равновесие в межнациональных отношениях." - это и есть популизм и идеализм. Собственно, Нарочницкая привела один из вполне действенных рецептов для осуществления этой самой декларации. Для обеспечения равенства всех перед законом, надо изменить среду. Надо изменить ценностный ориентир. Надо изменять качество персонажей. Я вам тоже попытался пояснить, почему создание общества в котором требуется инженер - это и есть такой путь.

Короче, то что произнесли вы - это декларация. А Нарочницкая как раз привела рецепт. Т.е. всё ровно НАОБОРОТ.
Kidivad20.01.14 03:53

"А в США часто усыновляют и семьи, имеющие своих нескольких детей, часто усыновляют больных детей, потому что во многих протестантских деноминациях есть и ветхозаветная мотивация: живите и размножайтесь, чем больше вы подобных себе верующих людей произведете, тем угоднее вы будете Богу."

А еще в США, если ты усыновляешь больного ребенка или инвалида, то пособие будет таким, что можно уже не работать.

veldinc`20.01.14 15:50
"2Так можно существенно, без всякого акцента на межнациональных отношениях выровнять абсурдную диспропорцию, когда безграмотный торговец зеленью богаче профессора местного пединститута, и поэтому ведет себя соответственно, куражится, пренебрегает обычаями" - это все конечно верно, специалисты должны получать достойную зарплату. Но это еще не все. Необходимо, чтобы повышался социальный статус таких высококвалифицированных специалистов. И чтобы статус их заработанных денег был намного выше статуса миллионов, нахапанных торгашами, банкирами и прочей прислугой. Чтобы изначально, еще в школе закладовалось такое отношение: люди-созидатели(инженеры, врачи, учителя, военные, ученые и многие другие) - гораздо выше по социальному статусу чем люди-облуживающие(банкиры, торговцы, всяческие управленцы, менеджеры и подобные), даже если обслуживающие имеют больше денег. И все встанет на свои места...
P.S. Проблема с горячими южанами решается довольно просто, введением в отношении них самих их же традиционных правил, типа права кровной мести, даже простая возможность такого. Все их бывающее хамство сразу исчезает, как туман в горах...
babai20.01.14 20:59

Рыбарь, RU

Ни в коей мере не умаляя Вашего личного опыта, позволю себе сохранить сомнения в том, что на всех предприятиях, особенно национальных, во всех институтах, в бизнесе составляющая "свой - чужой" , именно в родственно-национальном аспекте, так уж не принимается во внимание. Это - во-первых. Во-вторых, не имея времени, а также кое-каких способностей, разворачивать детальный анализ каждой запятой, я лишь обозначил сомнительность одного из тезисов и привел, на мой взгляд, достаточное обоснование. Не думаю, что данный тезис мадам Нарочницкой от этого становится менее сомнительным и популистским, если не просто лживым. Будь она дважды доктор наук и трижды ключевой мыслитель и символ. Но тем не менее, разберем подробнее.

1. Мадам заявила, что востребование и восстановление престижа професии и зарплаты "русского среднего инженера" будет способствовать восстановлению равновесия в межнациональных отношениях. Популизм именно в употреблении слова "русский", а не "российский". Что аппеллирует к слушателю/читателю, уязвленному положением русской нации в российском государстве. Однако, очевидно, что в условиях современного российского государства, равенства его граждан различного национального происхождения, средний инженер вовсе не обязательно будет русским. Я полагаю, речь не идет о профилировании инженеров по национальному признаку. Или я не прав и национальность "русский" автоматически даст прибавку к жалованию?

2. Далее, неравновесие в межнациональных отнощениях по Нарочницкой определяется тем, что безграмотный торговец богаче профессора. Но это - лукавство. Поскольку всегда представитель "свободной" профессии (ремесленник, фермер, торговец, бизнесмен) будет иметь больше возможностей заработать, чем любой работник, сидящий на окладе. Или проблема в том, что торговец - не русский? А русскому торговцу можно зарабатывать больше профессора? А нерусскому торговцу зарабатывать больше нерусского профессора?

3. Но, оказывается, проблема еще в том, что богатство определяет поведение гражданина ("торговец зеленью богаче профессора и, поэтому ведет себя соответственно, куражится, прнебрегает обычаями"). Логическая несостыковка. А как предполагается обеспечить добропорядочность поведения "русского среднего инженера", когда его зарплата достигнет заоблачных высот? Или национальность априори определяет добропорядочность и законопослушность?

Таким образом, какой тезис был выдвинут светочем мысли? Установить образованному человеку русской национальности достойную зарплату, заведомо выше любого дохода лица нерусской национальности без образования. И тем самым восстановить равновесие в межнациональных отношениях. Не бред ли?

Однако, не вдаваясь в излишний анализ и принимая это заявление как постулат, я попытался обратить внимание, что в современных стартовых условиях, когда безграмотный богатый нерусский торговец узнает о подобных радужных перспективах, он, приняв незамедлительно российское гражданство, приложит все усилия, чтобы его дети оказались в первых инженерских рядах (а возможностей у него явно больше при прочих равных, типа, умственных способностей среднего ребенка). Разве не разумно это предположить? А далее, по достижению определенного уровня, заполнение вакансий перейдет на родственно-национальный метод.

Ну, и завершая мой продолжительный комментарий, хотелось бы выразить удивление, что Вы, при своем опыте, относите предложение для восстановления равновесия в межнациональных отношениях обеспечить исполнение живущим ныне населением уже существующего закона силами существующих государственных институтов к популизму и идеализму, предлагая взамен изменения невнятных ценностных ориентиров и качества (sic!) персонажей. Народ, что ли, поменять? Это, скажу Вам, и есть фантастика.

argus9820.01.14 22:05

> babai - Всё таки попытайтесь понять, что хотела сказать Нарочницкая:

"Масштабная деиндустриализация, разрушение промышленности в России привело в упадок малые города, и именно там положение хуже всего. Профессии и сферы, где реализовывал себя средний русский человек – местный врач и учитель, инженер и квалифицированный рабочий, майор, эти сферы не финансировались и были обречены на упадок... <>.. А в торговле продвигаются представители другой культуры, да еще со своей традицией решать все профессиональные, семейные и социальные проблемы через кланово-родовые связи. Они и стали конкурентоспособны в непроизводительной экономике. А при здоровой экономике на производстве могут работать только квалифицированные люди. И безграмотный пришелец, посредник в торговле не окажется выше на социальной лестнице и по доходам, чем местный коренной инженер." (с)

В переводе на русский - Развитие промышленности (как следствие и образования) дает русским (не только по национальности, но и по духу!) ту нншу, где они наиболее приспособлены и востребованы. А за этим уже автоматически тянется смена ценностей (торгаш-инженер) и добровольно-принудительная русификация (во всех смыслах) специалистов, за которыми уже хвостом тянутся дети, родня и прочие друзья. За многие года (СССР+РФ) инженерной деятельности, я еще ни разу не встречал национальных инженерных коллективов, даже в Армении (самая мононациональная в СССР).

PS Ташкентский авиазавод принудительно заставляли переводить техдокументацию на узбекский - и где теперь этот завод?

PPS Украинские "Южмаш" и "Антонов" работают исключительно на русском

Рыбарь21.01.14 13:06

Бабай, чертовски здорово, что Вы дали развёрнутый ответ. И я даже согласился бы со вторым пунктом, если бы не первый и третий, на которые Вам по сути ответил argus98.

Проблема всё там же. Речь идёт о том что уровень решаемых задач автоматически отфильтровывает значительную долю тех, кто не годен. На сколько я заметил Вы путаете посредника с предпринимателем. А это разные вещи. Там где нормально работает производство, паразит-посредник, который "может достать всё", нужен значительно меньше. Прекратите путать понятия посредник и предприниматель и будет Вам благо. Ничто не мешает инженеру стать предпринимателем. А приводимые Вами примеры посредников нет, потому как они не решают конкретные задачи, а присасываются к уже решённым. Они узурпирует готовый функционал. Когда речь заходит о необходимости в инженере речь стоит о принципиальном отсутствии готового решения, требующего совсем иных кадров.

И уже отсюда мы плавненько переходим к Вашей реплике: "Народ, что ли, поменять? Это, скажу Вам, и есть фантастика."

Не менять, а развивать. И это не фантастика. Люди развиваются. До революции и сейчас уже абсолютно разные среды. Это единственный путь, собственно, а вот всё остальное популизм. В том смысле, что развитие начинается с себя. Никаких других путей нет.

Николай21.01.14 14:04
> babai

Рыбарь, RU

Популизм именно в употреблении слова "русский", а не "российский". Что аппеллирует к слушателю/читателю, уязвленному положением русской нации в российском государстве. Однако, очевидно, что в условиях современного российского государства, равенства его граждан различного национального происхождения, средний инженер вовсе не обязательно будет русским. Я полагаю, речь не идет о профилировании инженеров по национальному признаку. Или я не прав и национальность "русский" автоматически даст прибавку к жалованию?
Вы оперируете слишком узко-национальной трактовкой термина "русский". В чисто генетическом понимании. Но, насколько я могу судить, тут рассматривается абсолютно иной аспект этого термина. Рассматирвается "Русская инженерная школа" как часть культурной и технологической традиции. Именно поэтому используется веками устоявшийся термин "Русский инженер", который восходит к еще более раннему "Русский розмысел". Эта традиция от поморских кочей до атомных ледоколов, от осадных башен при взятии Казани, до Т-34 при взятии Берлина.

Невозможно достичь высот в общетехническом развитии, без развития уровня общества. При развале Союза мы сами на несколько ступенек упали в общественном развитии. В резуль тате получили наплыв торгашей из окраинных республик, находящихся на низшем уровне культурного и технического развития. Для них дикий рынок и присущая ему клановость - норма. Они были лучше приспособлены к более примитивным технологиям купи-продай.

Именно поэтому автор призывает к восстановлению культурно-технологического уровня страны через развитие его производственной базы. Основным героем в таком случае опять становится рядовой инженер. Именно русский, по принадлежности к русской инженерной школе. Примерно настолько же русский, как Цискаридзе - русский артист (по его собственному утверждению). Генетическая национальность тут уже не играет роли. Клановость - тоже. Либо ты проделал работу по обучению для того, чтобы именоватся инженером, либо нет. Физика не купится на поддельный диплом. Хуже дело с гуманитарно-обучеными представителями власти. Но и тут есть позиция нашего премьера, что нужно воспитывать отечественного инженера и развивать престиж этой проффесии. Ссылки сейчас не дам, но видел его выступления в этом ключе.

babai22.01.14 00:31

argus98, RU

"попытайтесь понять, что хотела сказать Нарочницкая"

А что тут понимать? В переводе на русский мадам сказала: "Надо срочно начать платить русскому инженеру бешеные бабки и тогда неграмотная чурка-торговец испугается и будет знать свое место." Охлос пришел в состояние восторга.

Я сказал, что это не поможет, потому что чурка-торговец соберет своих детушек и скажет: "Быстро в школу-институт, всем учиться на инженеров!" Те выучатся, их примут на работу наравне с "русскими" (можете не сомневаться, они не тупее Вас). А когда они выйдут в начальники, то начнут малость корректировать кадровую политику. Так, что через некоторое время "русский инженер" обнаружит, что его не только с рынка поперли, но еще и много откуда.

Поэтому реалистичнее просто обеспечить исполнение закона. Тогда и к местным обычаям появится больше внимания.

А то, что инженерная и производственная документация на русском - не секрет. Только к теме не относится.

babai22.01.14 00:51

Рыбарь, RU

Кхм... Видимо, я утерял способность внятно излагать свои мысли. Не могу же я предположить, что Вы не читали мой комментарий. Прочли лекцию про какого-то посредника с предпринимателем. Но тема осталась нераскрыта. Незачет.

Единственное, с чем можно согласиться, что люди развиваются. И что характерно, часто не в ту сторону, в которую их пытаются "развивать".

_STRANNIK22.01.14 01:23
babai, EU
"Те выучатся, их примут на работу наравне с "русскими" (можете не сомневаться, они не тупее Вас). "
В СССР делалось все для подъема образования и науки в республиках. Только выхлоп был практически нулевой.
Не было создано ни одной сколько нибудь значимой научной школы .
И Вы это прекрасно понимаете. Поэтому именно судьба русского инженера ( если он и на половину еврей) вызывает такую неприкрытую обеспокоенность у "друзей России".
babai22.01.14 01:29

Николай, RU

"Вы оперируете слишком узко-национальной трактовкой термина "русский"."

Да, а разве не в этом смысле его использует Нарочницкая?

"Когда мы говорим об унижении русского народа, о том, что теснят пришлые люди,..."

"Я не против слова "российский" – это означает гражданское состояние. Мы все граждане России, всех национальностей. Но культуру как порождение духа рождает только национальное..."

Потому лукавит Цмскаридзе. Не может он перечеркнуть своих предков.

"Физика не купится на поддельный диплом"

Далось вам всем это клише. Все оппоненты вяжут нить: "безграмотный торговец" - "купленный диплом" - "работа по блату". Я же толкую о другом сценарии: "безграмотный торговец" - "образованные дети" - "заслуженный диплом" - "справедливо полученная должность". И в рамках данной схемы, в ситуации, когда возникнет необходимость выбора из двоих претендующих на одну позицию, один - из местных, другой - из "своих", равные по своим рабочим параметрам, выбор будет постепенно дрейфовать в сторону "своих".

_STRANNIK22.01.14 01:46
babai, EU
"Я же толкую о другом сценарии: "безграмотный торговец" - "образованные дети" - "заслуженный диплом" - "справедливо полученная должность"
Сферические кони в вакууме . Возьмите национальный состав студентов серьезного технического вуза где нельзя купить диплом. Например МИФИ или Физтех.
И Ваши экзерсисы тихо растают без следа.
babai22.01.14 01:58

_STRANNIK, ru

"Не было создано ни одной сколько нибудь значимой научной школы"

А зачем? Если можно было надежно "укрыться под зонтиком" русской школы. Придумав замечательную формулировку "русский человек такой-то национальности".

babai22.01.14 02:02

_STRANNIK, ru

"Возьмите национальный состав студентов серьезного технического вуза где нельзя купить диплом."

Шо, опять? И что, в Физтехе никого "с юга" не было?

Николай22.01.14 07:26
> babai

Николай, RU

"Вы оперируете слишком узко-национальной трактовкой термина "русский"."

Да, а разве не в этом смысле его использует Нарочницкая?

"Когда мы говорим об унижении русского народа, о том, что теснят пришлые люди,..."

"Я не против слова "российский" – это означает гражданское состояние. Мы все граждане России, всех национальностей. Но культуру как порождение духа рождает только национальное..."

Вот, Вы же сами приводите слова Нарочницкой, что мы все российские граждане, но при этом наследники русской культуры. Пришлые люди = носители чуждой культуры. Мне все равно какой цвет кожи и разрез глаз у человека, если он отождестлвяет себя с русской культурой, для меня он - русский. Этим и велик русский народ, что он впитывает в себя чужие генотипы, не теряя при этом своей культурно-технологической уникальности.

Потому лукавит Цмскаридзе. Не может он перечеркнуть своих предков.

Так об этом он и говорит! Что он грузин, не отказывающийся от своих корней, но при этом по духу он русский артист.

И в рамках данной схемы, в ситуации, когда возникнет необходимость выбора из двоих претендующих на одну позицию, один - из местных, другой - из "своих", равные по своим рабочим параметрам, выбор будет постепенно дрейфовать в сторону "своих".

Русский народ один из самых древних народов Европы. Мы можем позволить мыслить не единицами, а десятками и сотнями поколений. Поэтому встречное движение - с одной стороны перетягивание "своих" в русскую техническую школу, компенсируется обрусением (принятием русских культурных и технических норм) с другой стороны. Через два-три поколения Вы уже не отличите потомка трудолюбивого южанина от предтавителя южной России, поверьте. А уж если учесть тягу человека к перемешиванию генов для произведения красивого и умного потомства....

У меня есть анекдотический пример из жизни: молодого человека лет 12 от роду, с "типично русской" фамилией Футерман ( Ссылка родители решили отправить на лето в еврейский лагерь (аналог наших пионерских лагерей, только с национальной фильтрацией), на что он тут же заявил "Не поеду! Я что , еврей что ли?". Вот до чего наше советско-российское общество детей доводит :)

И еще позволю себе привести цитату из романа американского ученого и писателя Митчела Уилсона "Живи с молнией". В ней описывается разговор заведующего кафедрой, нобелевского лауреата с магистрантом:

Он повернулся вместе с креслом и, глядя через окно на отвесные скалы,

задумался о том, сколько воли и энергии заключено в этом молодом человеке.

И Горину понадобится каждая капля этого запаса, чтобы начать восхождение

на высокий крутой холм, именуемый карьерой ученого. Сам Фокс давно уже

достиг вершины своей научно-исследовательской карьеры и с высоты, на

которой он стоял, мог обозревать холмы других профессий. Теперь он знал,

что в свое время мог бы взобраться на любой из них, но он выбрал карьеру

ученого - самый уединенный холм. Если бы он избрал что-нибудь другое, если

бы он достиг высоты более легким путем, наверное, и вознаграждение за

труды было бы гораздо большим, хотя бы потому, что меньше, чем сейчас, оно

уже быть не может. (тут неточность перевода, в оригинале If he had made another choice, if he had achieved an easier eminence, the rewards would have been much greater because they simply couldnt be less.)

Заработок его был сравнительно невелик - двенадцать

тысяч в год, о славе его знала во всем мире только маленькая горстка

людей, а сам он превратился в черствого, ко всему равнодушного старика с

опустошенной душой. Но вначале и у него не было никаких колебаний. Для

него не существовало никакой карьеры, кроме научной, и никакой науки,

кроме физики. Но почему? - недоумевал он сейчас. Что же заставило его

выбрать именно этот путь?

Быстро и резко, словно рассердившись, он снова повернулся в кресле.

- Скажите... почему вы хотите стать ученым? - спросил он.

Горин молча уставился на него.

Фокс улыбнулся.

- Это не такой уж глупый вопрос.

- О, я этого не думал! Я просто...

- Я знаю, что вы этого не думали, но тем не менее мне хотелось бы

знать, что заставляет молодого человека выбрать именно исследовательскую

работу в области физики. Прежде всего вам придется отчаянно трудиться,

чтобы овладеть наукой и вырвать у природы еще какую-то часть ее тайн.

Затем перед вами встанут проблемы личной жизни - для науки не хватает

двадцати четырех часов в сутки, но так жить невозможно. Ведь вы же

человек. Но допустим, что вы овладели наукой, и представим себе, что вы

все-таки разрешили проблему личной жизни, - и что же? Каково ваше

положение в обществе в широком смысле этого слова? Вы натыкаетесь на стену

такого равнодушия и невежества, что можете совершенно пасть духом.

Общество нас не преследует, нет, гораздо хуже - оно почти не знает о нашем

существовании, а если и знает, то для него мы являемся какими-то чародеями

или богами - словом, чем-то в этом роде. Нас не считают за людей. Так что

славы настоящей у нас нет и денег тоже, и в том, что может дать нам жизнь,

не слишком много счастья, - вот почему я не понимаю, чем может привлекать

научная карьера молодого человека в расцвете сил.

Эрик глядел на него в полном недоумении. Он был уверен, что не так

понял профессора.

- Не знаю, - искренне ответил он. - Мне никогда и в голову не приходило

искать другую профессию. Да и чем же, в конце концов, можно еще

заниматься! Ссылка

Это к тому, что желающие пристроить детей на теплое место, скорее выберут иные, менее трудозатратные проффесии, нежели научно-инженерные отрасли.

PiterSKY22.01.14 16:02
отличная статья, отличные комментарии подтверждающие мое убеждение, Русский это не этнос и не национальность, (оспоримо, не настаиваю)- это морально - нравственное состояние человека, понятное только ему одному Русскому.
English
Архив
Форум

 Наши публикациивсе статьи rss

» Памяти Фывы
» 6 фактов о глобальном потеплении, о которых умалчивают
» С Днем Победы!
» «Темные пятна» биографии Председателя ЦБ РФ
» Последний искренний сталинист
» C 8 Марта, драгоценные женщины!
» С днем защитника Отечества!
» Фонды правят миром
» Ответ на главный вопрос жизни, вселенной и всего такого. Или 42.

 Новостивсе статьи rss

» Состав ВМФ России пополнится до конца года тремя подлодками и корветом
» Азия не оставляет Европе шансов: Китай снова скупает СПГ — из-за нехватки угля
» Союз между Великобританией, США и Австралией положит конец НАТО?
» КСИР Ирана перебросил к границе с Азербайджаном дивизию спецназначения
» Россия начала подготовку к высадке человека на Луну
» Китай готов отказаться от угольных проектов за границей
» Сирия потребовала от Турции немедленного вывода войск
» Австралийский премьер назвал безуспешными попытки связаться с Макроном

 Репортаживсе статьи rss

» Сети ЧВК в Латинской Америке: от охраны до убийств президентов
» Российская молодежь провела свою партию в Госдуму
» Глава Росрыболовства: Внутренний рынок всегда будет приоритетом
» США создали военный блок против Китая, унизив Францию
» В Европе начинается нефтяной переворот
» Японский министр по делам одиночества поделился секретами
» Как коммерческие подрядчики США обогатились после терактов 11 сентября
» Россия и Белоруссия договорились о единой макроэкономической политике

 Комментариивсе статьи rss

» Русские купили у Франции по дешевке Ван Гога и Гогена
» Китай вступает в войну с либеральным мировым порядком
» Le Monde: Европа должна извлечь три урока из нового альянса США, Великобритании и Австралии
» ВМС США убирает в дальний ящик создание Railgun.
» Европарламент сделал попытку расколоть российское общество
» Феномен RT в Германии: почему немцы отворачиваются от собственных СМИ
» Один из пунктов новой финансовой стратегии покончит с розничным бизнесом банков
» CNBC (США): Россия усиливает свое военное влияние в Африке, бросая вызов доминированию США и Франции

 Аналитикавсе статьи rss

» Что ищет Катар в России
» Оборотная сторона военного переворота в Гвинее
» Откуда уйдут американцы после Афганистана?
» Теракты в Кабуле: ищи кому выгодно
» Полвека спустя: извлечены ли уроки?
» Европа запуталась: теперь ей придется больше платить России
» Россия, Индия и Китай готовятся войти в Афганистан
» Парад китайских дефолтов: корпорациям КНР пробил час расплаты за «бесплатные» деньги
 
мобильная версия Сайт основан Натальей Лаваль в 2006 году © 2006-2021 Inca Group "War and Peace"