Регистрация / Вход
мобильная версия
ВОЙНА и МИР

 Сюжет дня

Ракета "Ангара А5" стартовала с космодрома Восточный
СК возбудил дело о финансировании терроризма чиновниками США и стран НАТО
Первый пуск ракеты "Ангара-А5" с космодрома Восточный отменили
Рубль стал главной внешнеторговой валютой России
Главная страница » Наши публикации » Просмотр
Версия для печати
Новый энергетический пессимизм
14.09.07 12:57 Экономика и Финансы

Когда теория «пика нефтедобычи» была впервые подробно изложена в таких программных книгах как «Пик Хабберта» Кеннета Деффейеса, 2001 год (Kenneth Deffeyes' «Hubbert's Peak»), «Игра закончена» Ричарда Хайнберга, 2002 (Richard Heinberg's «The Party's Over»), «Вне газа» Дэвида Гудстейна, 2004 (David Goodstein's «Out of Gas») и «Конец нефти» Пола Робертса, 2004 (Paul Roberts' «The End of Oil») [1] чиновники от энергетической отрасли и их союзники в правительстве в массе своей посмеялись над этим наблюдением.

Неминуемый пик и последующее падение темпов в глобальном производстве нефти осмеивалось как сумасшедшая наука без особых геологических оснований. «Опираясь на [наш] анализ», - уверенно утверждало в 2004 году Министерство энергетики США, - «[Мы] можем ожидать, что пик нефтедобычи будет достигнут скорее ближе к середине, чем в начале 21-го века».

Однако в последнее время целый ряд высокопоставленных правительственных докладов и сообщений промышленности стали предполагать, что первые теоретики пика нефтедобычи были гораздо ближе к мрачной реальности мировых нефтяных запасов, чем отраслевые аналитики готовы это признать. Оптимизм промышленников в отношении перспективы долгосрочных поставок энергии, который выказывался в этих официальных сообщениях, в настоящее время уступает место глубокому пессимизму даже среди крупнейших нефтяных корпораций.

Изменение взглядов, возможно, лучше всего было отражено 27 июля в статье в Wall Street Journal под заголовком «Нефтяные прибыли показывают признаки старения». Несмотря на сообщение об ошеломляющих прибылях во втором квартале нефтяных гигантов ExxonMobil и Royal Dutch Shell в 10,3 млрд. долл. США и 8,7 млрд. долл. США, соответственно, журнал с сожалением отмечает, что инвесторы готовятся к разочаровывающим результатам в будущих кварталах, поскольку стоимость нового производства растет, а выход со старых месторождений снижается.

«Все нефтяные компании борются за рост производства», - пояснил Питер Хитченс (Peter Hitchens), аналитик брокерской компании «Тезер эн Гринвуд» (Teather and Greenwood). «[Однако] становится все более и более трудно выполнять проекты вовремя и в рамках бюджета».

Для того чтобы оценить характер дилеммы Большой Нефти, необходимо кратко рассмотреть теорию пика нефтедобычи. Первоначально сформулированная в 50-е годы геологом Кингом Хаббертом, специализировавшимся на нефти, концепция считает, что добыча нефти в мире будет расти примерно до того момента, когда половина первоначального мирового нефтяного наследия будет исчерпана; как только это произойдет, добыча достигнет пика, и начнется необратимый спад.

Последователи Хабберта, в том числе профессор Кеннет Деффейес из Принстона, утверждают, что мы сейчас потребили как раз около половины первоначального предложения и, следовательно, находимся на или очень близко к пику производства, предсказанному Хаббертом.

С того момента, когда несколько лет назад концепция ворвалась в общественное сознание, ее сторонники и критики, в основном, спорили, достигли ли мы максимального объема производства нефти в мире. В некотором роде это спорный аргумент, поскольку помимо традиционной легкой нефти, все больше нефти добывается из «нетрадиционных» источников: глубинных морских месторождений, битуминозных песков и сжиженного природного газа, например. Оба вида сливаются в нефтяном сырье, используемом для производства бензина и других видов топлива.

В последние годы это все более осложняет нефтяные калькуляции. В результате, может пройти несколько лет, прежде чем мы сможем увериться в точном сроке момента достижения глобального пика нефтедобычи.


Грядет эра трудной нефти

Существует, однако, второй аспект теории пика нефтедобычи, который не менее актуален, когда речь идет о картине глобальных поставок, которую намного легче выявлять и оценивать сегодня. Теоретики пика нефтедобычи уже давно утверждали, что первая половина мировой добычи и потребления нефти будет легкой половиной. Они имеют в виду, конечно, нефть, найденную на берегу или в непосредственной близости от берега, близко к поверхности и в больших резервуарах, а также в дружественных, безопасных и благоприятных местах.

Другая половина, которая (если они правы) осталась от мировых запасов нефти, это трудная нефть. Это означает, что нефть залегает далеко или глубоко под землей, нефть рассеяна по множеству мелких и трудно находимых резервуаров, нефть, которую надо получить от недружественных, политически опасных или просто опасных государств. Взгляд нефтяного инвестора на нашу энергетическую планету сегодня быстро обнаруживает, что мы, похоже, уже на пороге эпохи трудной нефти. Это объясняет растущий пессимизм среди отраслевых аналитиков, а также некоторые изменения в поведении на энергетическом рынке.

Одним из признаков новой реальности является то, что фьючерсная цена базовой американской светлой малосернистой сырой нефти с поставкой на следующий месяц 31 июля возросла до нового рекордно высокого уровня, превысив свой предыдущий рекорд суточной торговли в 77.03 долл. за баррель, установленный в июле 2006 г. Некоторые наблюдатели предсказывают, что цена 80 долл. за баррель не за горами, а Джон Килдрафф (John Kildruff), абсолютно трезвый фьючерсный аналитик, сообщил Bloomberg.com: «Мы недалеки от нефти за 100 долл. США». Новые перебои поставок из Нигерии или Ирака или военный удар США по Ирану, пояснил он, могут вызвать такие повышения цен мгновенно.

Сигнал другого рода был дан 7 августа правительством Казахстана в богатой нефтью Центральной Азии. Оно предупредило частных операторов гигантского прибрежного нефтяного проекта Кашаган в казахстанском секторе Каспийского моря, что они должны сократить расходы и ускорить начало производства, а иначе правительство может отобрать у них предприятие. В своем интервью премьер-министр Карим Масимов угрожающе говорит: «Мы очень разочарованы реализацией этого проекта. Если оператор не сможет решить свои проблемы, то мы не исключаем возможности его замены».

Кашаган, и это следует иметь в виду, это не только нефтяной проект, это крупнейшее месторождение в мире, которые будет разрабатываться, после открытия около 40 лет назад «Прадко-Бей» на Аляске. С ожидаемыми запасами нефти от 9 млрд. до 13 млрд. баррелей он жизненно важен для надежд на увеличение своего производства в ближайшие годы своих главных разработчиков: Exxon, ConocoPhillips, Shell, Total (Франция) и Eni (Италия).

В соответствии с аспектом «тяжелой нефти» в теории пика нефтедобычи оказывается, что Кашаган с трудом можно превратить в успешного поставщика нефти. Само нефтяное месторождение похоронено под слоем сжатого газа, что делает нефтедобычу с него крайне сложной, и оно содержит чрезвычайно высокий уровень ядовитого сероводорода; кроме того, все месторождение лежит на мелководье Каспийского моря, которое замерзает в течение пяти месяцев в году и является ареалом обитания редких тюленей и белых осетров.

В результате этих и других проблем, операционный консорциум Кашагана пересмотрел стоимость реализации проекта почти вдвое - с 10 млрд. долл. до 19 млрд. долл. и отложил ввод первой очереди с 2005 на 2010 год, введя в бешенство казахское правительство, которое надеялось заработать миллиарды долларов в виде налогов и роялти уже сейчас.

Сложный мир

Кроме того, есть сигналы из агентств и организаций весьма высокого уровня о глобальной энергетической картине, которые все подводят к тому же основному выводу: за горами пик мировой добычи нефти или нет, в мире бесконечно растущего спроса будущее поставок нефти выглядит мрачным.

Первое из этих недавних предупреждений под названием «Доклад о среднесрочном нефтяном рынке» было выпущено 8 июля Международным энергетическим агентством (МЭА), которое является подразделением Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), клуба крупных промышленных держав. Переполненный статистическим и техническим анализом, доклад, оценивая мировой нефтяной спрос и предложение к 2012 году, кажется, допускает утечку информации и приходит к явно тревожному выводу: поскольку спрос на нефть в мире будет продолжать расти быстрыми темпами, а разработка новых месторождений нефти не будет поспевать за ним, вероятно, существенная нехватка топлива возникнет в течение ближайших пяти лет.

Доклад МЭА прогнозирует, что мировая экономика будет увеличиваться в среднем на 4,5% в год в течение этого периода, в основном, за счет неограниченного роста Китая, Индии и других динамичных азиатских экономик. Мировой спрос на нефть будет расти, предсказывает он, примерно на 2,2% в год, поднимая мировое потребление нефти, по оценкам, с 86,1 млн. баррелей в день в 2007 г. до 95,8 млн. баррелей к 2012 году.

С толикой удачи и новыми инвестициями мировая нефтяная промышленность сможет достаточно увеличить производство для удовлетворения такого высокого уровня спроса, но не более того. После 2012 года перспективы производства выглядят более чем мрачно. И помните, это лучший сценарий.

Основные выводы доклада содержат целый ряд конкретных опасений. Несмотря на рост цен на топливо, ни зрелые потребители в странах ОЭСР, ни новые состоятельные потребители в развивающихся странах, вероятно, не обуздают свои аппетиты на нефть в сколько-нибудь значительной степени. «Спрос растет, и как только люди привыкают к более высоким ценам, они начинают возвращаться к своим прежним тенденциям высокого потребления», - резюмировал ситуацию Лоренс Иглз (Lawrence Eagles), нефтяной эксперт МЭА. Это четко проявляется в Соединенных Штатах, где рекордно высокие цены на бензин не останавили водителей от заполнения своих бензобаков и поездок на рекордно большие расстояния.

Кроме того, добыча нефти в США и большинстве других государств, не являющихся членами Организации стран-экспортеров нефти, достигла пика, или собирается это сделать, и это означает, что чистый вклад не входящих в ОПЕК поставщиков будет только уменьшаться в период до 2012. Это, в свою очередь, означает, что бремя предоставления необходимой дополнительной нефти будет лежать на странах ОПЕК, большинство из которых находятся в нестабильных районах Ближнего Востока и Африки.

Цифры действительно ошеломляющие. Только для того, чтобы удовлетворить спрос на дополнительные 10 млн. или близко к этому баррелей в день в период до 2012 года, следует ежегодно открывать новых месторождений на 2 млн. баррелей в день. Но даже этот расчет неверен, как поясняет Иглз из МЭА. На самом деле, сначала надо разведывать  «более чем 3 млн. баррелей в день новой нефти ежегодно, [только] чтобы компенсировать падение производства на уже разработанных месторождениях вне рамок ОПЕК» - и это еще до того, как вы доберетесь до тех дополнительных 2 млн. баррелей.

Другими словами, что на самом деле нужно, это 5 млн. баррелей новой нефти ежегодно, поистине сложная задача, поскольку почти вся эта нефть будет залегать в Иране, Ираке, Кувейте, Саудовской Аравии, Алжире, Анголе, Ливии, Нигерии, Венесуэле, и еще одной или двух других странах. Это не те места, которые вызывают такое существенное доверие инвесторов, которое могло бы привлечь многие миллиарды долларов, необходимых для наращивания производства, чтобы удовлетворить глобальные потребности.

Читая между строк, можно быстро уловить наихудший сценарий, в котором необходимых инвестиций не поступит; добыча ОПЕК не вырастет на 5 млн. баррелей в день каждый год; производство этанола и других заменителей топлива, а также альтернативных видов топлива в различных формах не вырастет достаточно быстро, чтобы заполнить эту нехватку… И в не столь отдаленном будущем существенная нехватка нефти приводит к глобальному экономическому краху.

Недостающие триллионы

Очень похожий прогноз вытекает из внимательного прочтения «Перед лицом жестких истин об энергии», второго основного доклада, который опубликован в июле. Представленный Министерству энергетики США Национальным советом по нефти (National Petroleum Council), ассоциации нефтяных отраслей, этот доклад излагает точку зрения крупных промышленников и университетских аналитиков.

Он получил высокую оценку за «сбалансированный» подход к энергетической дилемме. В нем призывалось и к росту стандартов эффективности использования топлива для транспортных средств и к увеличению объемов добычи нефти и газа через бурение на землях, принадлежащих правительству США. Значительный вклад в его публикацию внес главный инициатор доклада, бывший главный исполнительный директор Exxon Ли Рэймонд (Lee Raymond). Ранее выражавший скептицизм по поводу глобального потепления, теперь он поддержал призыв доклада к принятию значительных мер по ограничению выбросов углекислого газа.

Как и в докладе МЭА, исследования NPC утверждают, что на фоне совершенного сочетания политики и достаточного уровня инвестиций в энергетическую промышленность она будет способна удовлетворить спрос на нефть и газ на несколько лет вперед. «К счастью, мир не лишился энергетических ресурсов», - смело утверждает доклад.

Вчитайтесь в доклад, и эти оптимистичные слова начнут растворяться по мере того, как его внимание переключается на все возрастающие трудности (и расходы) в добыче нефти и газа во все менее удобных местах и все возрастающие геополитические риски, связанные с растущей глобальной зависимостью от потенциально враждебных, нестабильных поставщиков.

Опять же, цифры впечатляющие. По данным NPC вплоть до 2030 года понадобится около 20 трлн. долл. новых инвестиций (это триллионы, а не миллиарды), чтобы обеспечить достаточную энергию для предполагаемого спроса. Это означает по «3000 долл. с каждого живущего сегодня человека» в мире, в котором добрая половина человечества зарабатывает за год существенно меньше, чем эта цифра.


Эти средства, которые могут выделить только те, кто живет в более богатых странах, будут необходимы, отмечает совет, при «строительстве новых многомиллиардных нефтяных платформ на сотни метров под водой, для прокладки трубопроводов в районах со сложным рельефом и через границы стран, расширения нефтеперерабатывающих заводов, строительства судов и судовых терминалов для транспортировки и хранения сжиженного природного газа, строительства железных дорог для перевозки угля и биомассы, и протягивания новых высоковольтных линий электропередач от отдаленных ветрогенераторов». В дополнение к масштабу этой проблемы, «будущие проекты будут, вероятно, более сложными и отдаленными, что приведет к росту затрат на единицу произведенной энергии». Снова подумайте о трудной нефти.

Далее в докладе отмечается очевидное: «Будет необходим стабильный и привлекательный инвестиционный климат, чтобы привлечь достаточный капитал для развития и расширения энергетической инфраструктуры». И вот здесь любой проницательный наблюдатель должен действительно встревожиться; ибо одновременно само исследование отмечает, что такого климата нельзя ожидать. Поскольку центр тяжести в мировой добыче решительно сместился к поставщикам ОПЕК и государствам-производителям энергии, таким, как Россия, то геополитические, а не рыночные факторы начнут доминировать в энергетической отрасли, и нефтяную торговлю будет характеризировать целый комплекс нестабильностей.

«Эти сдвиги создают серьезные последствия для интересов США, их стратегии и политики», - указывается в докладе. «Многие из ожидаемых изменений могут повысить риски для энергетической безопасности США в мире, где влияние США, вероятно, снижается, поскольку экономическая сила переходит к другим странам. В ближайшие годы угрозы безопасности для основных мировых источников нефти и природного газа могут возрасти».

Прочитанные с этой точки зрения, эти последние доклады столпов истеблишмента Большой Нефти/Золотого Миллиарда предполагают, что основная логика теории пика нефтедобычи имеет место быть, и впереди трудные времена, когда речь заходит о мировой достаточности нефти и газа.

Оба доклада утверждают, что просто при правильном сочетании корректирующей политики и малореальной полосы чистой удачи (как будто не бывает подобных «Катрине» ураганов в районах нефтедобычи или переработки, нет никаких новых войн в ближневосточных нефтедобывающих районах, нет политического коллапса в Нигерии) мы можем как-то добраться до 2012 и, возможно, даже избежим после него глобального экономического краха. Но в эру трудной нефти на полосу удачи рассчитывать не следует.

Застегните Ваш ремень безопасности. Скорее залейте свой бак бензином. Скорее всего, будущее окажется ухабистой дорогой - вплоть до самого обрыва.


Примечание
1. Обзор Paul Roberts’ «The End of Oil» можно увидеть Brave nightmare world , Asia Times Online, January 14, 2005.

Майкл Т Клэр является профессором исследований безопасности мира в мире в Хэмпширском колледже в Амхерсте, Массачусетс, и автор книги «Кровь и нефть: опасности и последствия растущей зависимости Америки от импорта нефти». Его новейшая книга: «Растущие державы, сжимающаяся планета: новая геополитика энергии» будет опубликована следующей весной издательством Metropolitan Books.

Оригинал публикации A new energy pessimism emerges

© Перевод:Наталья Лаваль, специально для сайта "Война и Мир". При полном или частичном использовании материалов ссылка на warandpeace.ru обязательна.

 

English
Архив
Форум

 Наши публикациивсе статьи rss

» Памяти Фывы
» США применят ядерное оружие для защиты Японии — Байден
» Восьмое Марта!!!
» Почему "Вызываю Волгу" не работает?
» С днем защитника отечества!
» Идеология местного разлива
» С Новым Годом!
» Как (не) проспать очередную революцию.
» Об «агрегатных состояниях» информационного поля

 Новостивсе статьи rss

» Китай отказывается от украинской кукурузы
» ОАК передала военным новую партию истребителей Су-35С
» ФСБ рассекретила показания о фальсификации нацистами улик по расстрелам в Катыни
» Польша не станет передавать Украине комплексы Patriot
» Конструкторы нашли уязвимые места в технике НАТО, рассказали в "Ростехе"
» Путин поручил выделить средства на космическую энергетику с 2024 года
» Еще одна победа Гуцул: Россия открыла рынок для продукции из Гагаузии
» Макрон рассказал о действиях ЕС при прекращении помощи США Украине

 Репортаживсе статьи rss

» Аляску продали, потому что боялись, что ее отнимут
» Нам не оставили выбора, и мы действовали: 10 лет назад была провозглашена Донецкая Народная Республика
» США переживают крах кораблестроения из-за нехватки рабочих
» Ароматная история: что произошло с отечественной парфюмерией за последние три века
» США торпедируют российский танкерный флот
» Люди — биодроны: как устроена агентурная сеть СБУ в России
» Суверенные российские редакторы документов для ОС «Аврора» интегрировали с облаком «Моего офиса»
» Сметая прогнозы: необъяснимое экономическое сопротивление России ставит Запад в тупик

 Комментариивсе статьи rss

» «Мировое правительство» послало к Трампу безнадежного гонца
» Вымирание вместо перенаселения
» Бывший десантник США Вил рассказал, почему вступил в Российскую армию
» Создает ли судьба американских вооружений на Украине паузу для размышлений о войне с Китаем?
» Соцсети как информационное оружие Запада
» Остров невезения: американцы задумались над размещением на Сокотре для давления на хуситов
» Оппозиция под российским триколором пришла к власти на выборах в Сенегале
» В республиках Центральной Азии взращивают русофобов сызмальства

 Аналитикавсе статьи rss

» США хотят контролировать логистику в Центральной Азии
» Игра в правду
» Гудбай, Америка!
» Василий Кашин: «На Украине война не кончится. Дальше – долгое вооруженное противостояние в Европе»
» Почему российские нефтяники бурят больше, но добывают сколько и раньше
» Борьба за воду в Центральной Азии не должна приобретать нецивилизованные формы
» Украина потеряла свою последнюю драгоценность
» Российская Арктика: подводные горы и материковый континентальный шельф
 
мобильная версия Сайт основан Натальей Лаваль в 2006 году © 2006-2024 Inca Group "War and Peace"