Регистрация / Вход
мобильная версия
ВОЙНА и МИР

 Сюжет дня

ОАК, «Сухой» и «МиГ» объединили в одну компанию
Украинская армия ведет наступление в некоторых районах Донбасса
Главная страница » Репортажи » Просмотр
Версия для печати
Под знаком Основного Закона
28.10.21 05:30 В России
Внесенные в нашу Конституцию изменения стали определяющим событием в правовой жизни страны. Это отражается на всех сферах государственной и общественной жизни, на законотворчестве и правоприменительной, в том числе судебной, деятельности.

Потенциал обновленной Конституции

Перед Конституционным судом как высшим судебным органом конституционного контроля в Российской Федерации стоит задача оптимизировать свою работу в целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции на всей территории Российской Федерации.

Конституционный суд действует в сложном контексте взаимосвязанных факторов - политических, экономических, социальных. Россия находится в состоянии ошеломительных преобразований и рывка в цифровое будущее, по многим показателям выходит в мировые лидеры. В то же время она оказалась в тисках коронавирусной пандемии, экономического кризиса, неправомерных экономических санкций и холодной войны. Очевидно, постковидный мир уже не будет прежним. Но каким он будет?

И какими будут право и государство? Государство и общество вынуждены адаптироваться к новой реальности, что потребует существенной корректировки и трансформации системы правового регулирования.

Противоречивый характер исторического периода, переживаемого нашей страной в условиях сегодняшних крайне опасных угроз, как раз и является тем главным вызовом, на который нам предстоит найти ответ, адекватный его значимости и масштабу.

Решение этой задачи требует мобилизации усилий всех органов Российского государства, в том числе Конституционного суда.

Мир переходит в эпоху постчеловеческих по своей направленности технологий. А право с этим не справляется - оно само продукт техногенной эпохи

Сложившаяся ситуация по-новому высветила проблему правового развития. Право должно вобрать в себя представления о человеке, его правах и свободах как высшей ценности для государства, и одновременно о человеке как части народа, соединенного общей судьбой на своей земле, и о человеке, являющегося частью человеческого рода, человечества как цивилизации права. Это актуально прежде всего в связи с новыми биотехнологиями (и НБИК-технологиями в целом), вторгающимися в природу человека.

Чтобы удержать эти процессы в условиях технологических императивов, нам нужно существенно модернизированное право, которое включило бы в себя новые права нынешнего и будущих поколений.

Мир переходит в эпоху постчеловеческих по своей направленности технологий или стоит уже на грани такого перехода к новой техногенной цивилизации. А право с этим не справляется - оно само является продуктом прежней техногенной эпохи.

Россия должна участвовать в дискуссиях по этим темам и в решении этих проблем, но надо "подтянуть" свою науку (а сейчас речь идет уже о технонауке), иначе страна будет отставать в своем развитии. Чтобы не скатиться на обочину цивилизации, надо интенсивно поднимать науку и развивать технологии. У России в этом большие возможности, в частности, в области медицины, как показала борьба с пандемией. Надо по соответствующим направлениям догнать передовые страны и потом вместе с ними решать общечеловеческие проблемы, связанные с новыми вызовами высоких технологий.

Комплексная поправка к Конституции, предпринятая впервые и носившая объективно обусловленный характер, придала новый импульс конституционно-правовому развитию России. Наличие полноценной обновленной Конституции, закрепившей прочные государственно-правовые конструкции и гарантирующей пространство свободы в рамках этих конструкций, является необходимым правовым фактором успешного развития России. В этом процессе важная роль принадлежит Конституционному суду как органу, призванному охранять Основной Закон страны в качестве правовых начал и основы стабильности всей отечественной правовой системы, - и в то же время адаптировать конституционные принципы и нормы к меняющимся социальным реалиям, обеспечивая необходимый динамизм.

Заложенный в конституционном тексте глубокий правовой смысл позволяет Конституционному суду интерпретировать этот текст применительно к потребностям развития России, то есть осуществлять творческое толкование Конституции с позиций принятой в общемировой практике доктрины "живой Конституции".

Это дает возможность, не искажая правовой смысл принципов и норм Конституции, выявлять их актуальное значение, раскрывать и постоянно развивать правовой потенциал Основного Закона в контексте современной стремительно меняющейся жизни страны.

Защита социальных прав - обязанность государства

Основное направление работы Конституционного суда связано с рассмотрением обращений граждан и юридических лиц на нарушение их прав и свобод законом, примененным в их конкретном деле, разрешенным судом общей юрисдикции или арбитражным судом. При этом у защиты, которую может предоставить конституционное правосудие, есть два аспекта. Во-первых, это защита прав непосредственного заявителя. Во-вторых, более широкий в контексте всей правовой жизни - системный результат, который позволяет суду предотвращать дальнейшее действие неконституционного закона в отношении других граждан.

Содержание многих тысяч жалоб, ежегодно получаемых Конституционным судом, убеждает в стремлении граждан России к равенству перед законом и судом при защите нарушенных конституционных прав и свобод - гражданских, политических, социальных.

Одной из главных конституционных проблем для государства в современных условиях является разрешение противоречия между обязанностью гарантировать права и свободы граждан, в том числе их социальные права, социальную защищенность и благополучие, и необходимостью обеспечивать национальную безопасность, конкурентоспособность на международной арене, способность противостоять внешним экономическим санкциям и многочисленным вызовам глобализации. Это очень непростая проблема, но наша Конституция, в настоящее время существенно обновленная, позволяет найти разумный баланс в этом основополагающем вопросе.

В этой связи исключительно важна оптимальная реализация конституционных принципов, предельно учитывающих императивы правового и социального государства и одновременно обеспечивающих все компоненты суверенного и сильного государства.

Именно сейчас от этого в высшей степени зависит сохранение и укрепление мировой субъектности России во всех ее измерениях: правовом, политическом, экономическом, социальном.

Ключевые положения комплексной поправки к Конституции в редакции, одобренной общероссийским голосованием 1 июля 2020 года, закрепляют больший уровень гарантий социальных и экономических прав граждан и тем самым конкретизируют содержание конституционного принципа социального государства. Так, в текст Основного Закона были включены положения, касающиеся основ единой системы здравоохранения, защиты семьи, материнства, отцовства и детства, защиты прав человека труда. Предусмотрены конституционные гарантии минимального размера оплаты труда не менее величины прожиточного минимума трудоспособного населения, обязательного социального страхования, адресной социальной поддержки граждан и индексации социальных пособий и иных социальных выплат. Согласно Конституции, в нашей стране устанавливается система гарантий пенсионного обеспечения граждан на основе принципов всеобщности, справедливости и солидарности поколений и поддерживается его эффективное функционирование, а также осуществляется индексация пенсий не реже одного раза в год.

Судебная защита социальных прав основана на конституционных принципах социального государства, юридического равенства и справедливости, а также на производных от них критериях, таких как соразмерность (пропорциональность) возможных ограничений прав и свобод, баланс конституционно защищаемых ценностей, поддержание доверия граждан к закону и действиям государства, правовая определенность и разумная стабильность правового регулирования, предсказуемость законодательной политики и др.

Под защитой социальных прав Конституционный cуд понимает не государственную благотворительность, продиктованную соображениями политического или морального характера, а реализацию социальным государством своей обязанности обеспечивать путем соответствующих компенсационных механизмов наиболее слабым членам общества равенство стартовых возможностей в реализации ими своих основных прав и свобод.

Это непростая задача, поскольку сегодня ее приходится решать в сложнейших экономических и геополитических условиях, в которых Россия оказалась в силу целого комплекса факторов.

Тем не менее правовые позиции Конституционного cуда по этим вопросам закладывают основы для формирования такой доктрины правового социального государства, в рамках которой правовое качество государства согласуется с его характеристикой как социального государства с учетом его реальных возможностей действовать на основе конституционных принципов равенства и социальной справедливости.

Критерии ограничения прав и свобод

Центральным звеном конституционно-правовой доктрины защиты прав человека, на которую cуд мог бы опираться в своей правозащитной деятельности, является трактовка проблем, связанных с определением оснований и пределов ограничения закрепленных в Конституции основных прав и свобод человека и гражданина. Именно в этом моменте проходит свою проверку на прочность человекоцентристский характер правопонимания, заложенного в основу Конституции.

На практике решение вопроса о мере свободы человека в его взаимоотношениях с государством в значительной мере зависит не только от того, как тщательно прописан каталог основных прав и свобод, но и от интерпретации законодателем и правоприменителем положения ч. 3 ст. 55 Конституции. Согласно данному положению, "права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства". Такая общая формулировка таит в себе опасность неоправданно широкого толкования и установления на практике чрезмерных ограничений прав и свобод человека для защиты ценностей общего блага. Особенно если учитывать специфику российского менталитета, связанную с длительными традициями преобладания государственных и общественных интересов над личными интересами.

Опасность произвольного вторжения законодателя в сферу конституционных прав человека резко возрастает в условиях усиления террористической активности, социально-экономических, экологических кризисов и пандемий. В подобных ситуациях у органов государственной власти возникает большой соблазн пойти по пути ограничения прав граждан в целях защиты прав и законных интересов других лиц, основ конституционного строя, обеспечения безопасности государства и т. д.

Однако жизнь показывает, что этот более легкий путь далеко не всегда бывает верным. Во всяком случае, если и двигаться по нему, то не очень далеко и очень осторожно. Вводимые федеральным законом меры борьбы с различного рода угрозами - актуальными и потенциальными - должны быть оправданы защитой конституционных ценностей, пропорциональны (соразмерны) степени опасности для этих ценностей и не должны вести к нарушению конституционных прав и свобод. Последовательная реализация подобной установки предполагает, что разработка стратегии противодействия угрозам должна осуществляться в пределах ограничений, заданных доктриной защиты прав человека. С позиций такой доктрины, например, терроризм предстает как преступление против всего человечества, не имеющее национальной и религиозной маркировки. Иное было бы чревато развязыванием национализма в его очень опасных, фашистских проявлениях.

Исходя из понимания всей сложности проблемы, Конституционный cуд выработал ряд правовых позиций, касающихся допустимого ограничения прав и свобод человека и гражданина. При этом cуд опирался на системное толкование конституционного текста, опыт собственной практики, а также практики Европейского cуда по правам человека и опыт европейского конституционного правосудия.

При решении вопроса о критериях ограничения федеральным законом конституционных прав человека cуд исходит из того, что Конституция содержит принципиальные требования, касающиеся правомерности ограничения этих прав. Правда, в тексте российской Конституции нет нормы, которая прямо говорила бы о том, что при ограничении прав человека нельзя затрагивать существо содержания данного права (в отличие, например, от Основного закона ФРГ, где такая норма закреплена в ст. 19).

Однако в нашей Конституции эту важную нагрузку берет на себя ч. 2 ст. 55, ведь когда конституционный законодатель вводит запрет на умаление основных прав и свобод, то он имеет в виду именно существо (основное содержание) этих прав и свобод. Термин "умаление", как справедливо отмечается в данной связи рядом специалистов, означает не ограничение прав (как нередко считают), а принижение значения их основного содержания, уменьшение их роли как критерия и регулятора для текущего законодательства, девальвацию их ценности для правовой системы в целом.

Закрепленное в правовых позициях Конституционного cуда понимание критериев ограничения прав человека находится в русле общего подхода, выработанного конституционными судами Европы. Эта позиция выражена также в Хартии основных прав Европейского cоюза (в редакции Лиссабонского договора). "Любые ограничения области действия прав и свобод, признанные данной Хартией, - говорится в ст. 52 этого документа, - должны быть установлены законом и сохранять существо этих прав и свобод.

Согласно принципу пропорциональности, ограничения могут осуществляться только в том случае, если их применение необходимо в соответствии с общим интересом, признанным Союзом, или для защиты прав и свобод других лиц".

О конституционной идентичности России

В преамбуле Конституции провозглашается: "Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, …возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость ее демократической основы, …принимаем Конституцию Российской Федерации". В связи с этим вступившая в силу 4 июля 2020 г. новая поправка к Конституции (ч. 2 ст. 67.1) устанавливает, что "Российская Федерация, объединенная тысячелетней историей, сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в Бога, а также преемственность в развитии Российского государства, признает исторически сложившееся государственное единство".

Здесь на конституционном уровне выражена идея общероссийской государственно-правовой идентичности в ее исторической преемственности и современной актуальности. Конституционная идентичность, по сути, есть отражаемая в основах конституционного строя, в принципах и нормах Конституции духовная суть (этос) нации-государства, в социокультурном контексте общих закономерностей и специфических особенностей исторического развития нашей Родины. Концепция национальной конституционной идентичности позволяет определять наиболее значимые положения Конституции и основанного на них национального правопорядка и как таковая служит сдерживающим фактором, правовой преградой на пути непредсказуемой активистской экспансии со стороны органов межгосударственной юстиции.

Конституционный cуд в своих постановлениях сформулировал правовые позиции, согласно которым особое внимание наднациональных органов к базовым элементам конституционной идентичности, которые образуют внутригосударственные нормы о фундаментальных правах, а также гарантирующие эти права нормы об основах конституционного строя, позволит снизить вероятность конфликта между национальным и наднациональным правом. Это во многом будет определять - при сохранении конституционного суверенитета государств - эффективность всей европейской системы защиты прав и свобод человека и гражданина и дальнейшую гармонизацию европейского правового пространства в этой области.

На основе доктрины конституционной идентичности Конституционный cуд, интерпретируя принцип верховенства Конституции (ст. 15), в своих решениях сформулировал правовую позицию, согласно которой решения межгосударственных судов, нарушающие Конституцию, не могут исполняться. Иное вело бы к неправомерному соподчинению суверенного национального правопорядка наднациональным юрисдикциям и не отвечало бы обязанности публичной власти соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина согласно Конституции как акта высшей юридической силы в правовой системе Российской Федерации.

Эта правовая позиция Конституционного cуда в 2020 году нашла свое отражение в конституционной поправке (ст. 79), согласно которой "решения межгосударственных органов, принятые на основании положений международных договоров Российской Федерации в их истолковании, противоречащем Конституции Российской Федерации, не подлежат исполнению в Российской Федерации".

НТР и новые права человека

На состояние конституционного правосудия по вопросам защиты прав человека в текущем столетии все более ощутимо будет воздействовать такой фактор, как появление новейшего поколения прав человека (экологических, информационных, репродуктивных и т. д.). В ходе переосмысления правозащитного дискурса цели конституционного правосудия кардинально расширились. Именно на конституционную юстицию, как правило, выпадает раскрытие содержания права на достоверную информацию о состоянии окружающей среды, включая круг объектов и субъектов этого права; установление должного баланса интересов субъектов хозяйственной и иной деятельности, связанной с воздействием на окружающую среду, и интересов человека и общества в целом, а также конструирование объемов и механизмов ответственности публичной власти за сохранение природы и окружающей среды, за предупреждение и минимизацию экологических рисков. Вызовы конституционно-охраняемым ценностям, обусловленные тенденциями научно-технологического развития, обращены уже не к отдельным странам, а к человечеству в целом, поскольку затрагивают саму возможность выживания человечества, его сохранения как биологического вида и социальной общности. Именно под таким углом зрения нам в самом ближайшем будущем предстоит рассматривать те новые права индивидов, которые уже зарождаются под воздействием научно-технологической революции.

Жизнь развивается стремительно, и возникают новые объекты правового регулирования: роботы, искусственный интеллект, биотехнологии, новые виды транспорта и так далее. Не говоря уже о таких уже ставших банальными вещах, как новые финансовые инструменты, блокчейн (распределенный реестр), криптовалюты и так далее. Новшества могут нести в себе и блага, и неприятности, и преимущества, и риски. Ведь человеческая природа такова, что придуманное одними для улучшения жизни людей другие могут придумать, как обратить во зло. И как знать, не наступит ли в определенных точках пространства и времени такой момент, когда потери окажутся больше приобретений. Конституция является универсальным регулятором для того, чтобы не сдерживать прогресс и в то же время не допустить негативных последствий.

Органы конституционного контроля являются, таким образом, "воротами конституционализации" новых общественных отношений, в которых содержатся вызовы конституционно-охраняемым ценностям. К таким вызовам можно отнести развитие новых технологий (в первую очередь речь идет о биотехнологиях), информатизацию всех сфер общественной жизни (которая серьезным образом может нарушать приватность, формирует "параллельную личность", представленную в Сети своеобразными идентификаторами), а также приводит к тому, что человек, отрезанный от Интернета, фактически не может реализовывать полноценно целый ряд своих прав), проблемы донорства органов и тканей человека.

Можно выделить две тенденции современного научно-технологического развития, которые уже в ближайшем будущем станут оказывать особенно значимое воздействие на сферу прав человека. Воздействие, связанное с появлением принципиально новых прав, а значит - и новых задач по согласованию этих прав с уже сложившейся системой правовых ценностей.

Это: 1) интенсивное развитие биотехнологий (а также связанных с ними когнитивных, информационных и иных технологий), позволяющих совершенствовать телесные и интеллектуальные качества человека, и 2) процессы роботизации, автоматизация и информатизации общественного производства, преобразующие важнейшую для человека сферу трудовых отношений.

Появление так называемого новейшего поколения прав человека (экологических, информационных, репродуктивных и т. д.) оказывает существенное влияние на конституционное правосудие. В ходе переосмысления правозащитного дискурса цели конституционного правосудия кардинально расширились. На конституционную юстицию, как правило, выпадает раскрытие содержания права на достоверную информацию о состоянии окружающей среды, включая круг объектов и субъектов этого права; установление должного баланса интересов субъектов хозяйственной и иной деятельности, связанной с воздействием на окружающую среду, и интересов человека и общества в целом, а также конструирование объемов и механизмов ответственности публичной власти за сохранение природы и окружающей среды, за предупреждение и минимизацию экологических рисков.

Конституционному суду со временем, вероятно, все больше придется иметь дело с проблемами информатизации всех сфер социальной жизни.

Ситуация, когда право на частную жизнь становится в определенной мере иллюзорным, уже не является чем-то из области научной фантастики. Это реальность нашей повседневной жизни, проходящей в окружении социальных медиа, камер наблюдения, электронных платежей и т. д.

В ближайшем будущем количество жалоб в связи с предполагаемым вмешательством в частную жизнь, вероятно, будет увеличиваться. Конституционному суду понадобится вырабатывать подходы к новым коллизиям прав, которые прежде не находились в поле его внимания.

Что касается отличающих XXI век информационных вызовов и рисков, то конституционное правосудие дает конечные ответы в спорах по вопросам о разграничении публично-правового и частноправового режимов, в рамках которых должно осуществляться право на информацию. Например, доступ к социально значимой информации подчинен публично-правовому режиму, однако законодательно установленные критерии отнесения информации к этой категории, как правило, весьма условны.

Сюда же можно отнести вопросы о порядке доступа к информации, связанной с деятельностью хозяйствующих субъектов; о степени подчинения информационных прав субъектов экономической деятельности гражданско-правовым нормам и внутрикорпоративному регулированию; о пределах дискреции органов публичной власти по ограничению доступа к информации и свободного оборота информации; о реализации права на ознакомление с информацией, непосредственно затрагивающей права и свободы (в том числе в рамках уголовно-процессуальных правоотношений); о пределах защиты персональных данных в контексте гарантий права на неприкосновенность частной жизни; о мере информационной открытости органов публичной власти и т. д.

От конституционного правосудия ждут также согласования юридического и этического в сфере биотехнологий (содержание и пределы ограничений репродуктивных прав; статус генетического и суррогатного родителя и т. д.). Вопросы этой области новейших прав, пожалуй, воспринимаются общественным сознанием наиболее чувствительно.

Конституционализация отраслей права

Конституционный суд своими решениями способствует дальнейшей конституционализации отраслей права и соответствующих правоотношений. Примером конституционализации исходных начал гражданского права может служить принцип свободы договора в его конституционно-правовой интерпретации, развивающей на основе конституционно-правовых представлений о справедливости такие цивилистические принципы, как неприкосновенность и свобода собственности, равенство всех собственников как участников гражданского оборота.

Особенно ощутимо Конституционный суд повлиял на уголовно- процессуальное регулирование, на саму концепцию уголовного судопроизводства. В свое время он проложил путь к состязательной модели уголовного процесса, впоследствии закрепленной в Уголовно-процессуальном кодексе РФ. По словам специалистов, "фейерверк" решений Конституционного суда по достигнутому результату явился "тихой революцией" и прямо повлиял на типологическую характеристику российского уголовного процесса, наглядно проявился в новом уголовно-процессуальном законе.

Конституционный суд принял ряд решений, которые были направлены: на создание такого режима осуществления судебной деятельности, который бы исключал любую возможность выполнения судом несвойственной ему функции обвинения; на введение независимого судебного контроля над предварительным расследованием и прокурором; на обеспечение гарантий права обвиняемого на защиту.

В последующем Конституционный суд сосредоточился на адаптации состязательного начала к российским реалиям, фактически стремясь к созданию конституционной, публично-состязательной модели российского уголовного процесса. Ее главными признаками можно считать:

- публичную активность суда, который подчиняется только закону и, не нарушая состязательное равенство сторон, как правило, не связан жестко их доводами и позициями, в том числе и при необходимости обеспечить надлежащими процессуальными средствами поворот обвинения к худшему; вправе по своей инициативе собирать и проверять необходимые доказательства, в том числе при пересмотре судебного решения по существу; обязан пересматривать судебные решения нижестоящих инстанций в каждом случае, когда обнаруживается существенное нарушение закона;

- подлинное равенство сторон, в том числе реальная защита прав потерпевших от преступлений;

- защиту всех лиц, законные интересы которых затрагиваются в уголовном судопроизводстве, что определяется их фактическим положением, а не формальным признанием процессуального статуса;

- естественные границы применения суда с участием присяжных заседателей в части его предметной и персональной подсудности.

Права меньшинств и право большинства

Очевидно, одним из концептуальных принципов правового демократического общества является необходимость разумной защиты прав меньшинств. Менее очевидной является необходимость защиты прав большинства. Сама мысль о такой защите на первый взгляд может показаться крамольной. Естественно, данный опрос касается тех случаев, когда культура большинства (по сути, культура сложившегося социума, в том числе его нормативно-правовой составляющей) находится под угрозой. В связи с этим специалисты обращают внимание на различного рода угрозы. Это угрозы безопасности - личности, обществу, государству и всему мировому сообществу - со стороны терроризма. Это угрозы экономике - например, когда мигранты становятся для государства и его финансовой системы излишним бременем. Это угрозы национальной культуре и государственно-правовой идентификации - когда мигранты не социализированы. Целостности и выживанию сообщества - в случае демографической катастрофы (депопуляция). Сюда же можно отнести угрозы, которые возникают при навязывании так называемых управляемых военных конфликтов, импортированной "принуждающей демократизации" и чужих стандартов, взламывающих общепринятый образ жизни, в том числе в сфере семьи и брака, и т. д.

В этих условиях существенно возрастает роль Конституционного суда как своего рода посредника-арбитра, который на основе Конституции решая исключительно вопросы права, находит оптимальный и подчас компромиссный путь согласования конкурирующих интересов, тем самым способствуя сглаживанию социальных противоречий и упрочению социального мира.

В заключение хотел бы подчеркнуть, что дух права, выраженный в нашей Конституции, - это равенство и справедливость. Перед Конституционным судом, как и перед всем судейским сообществом, стоит очень непростая задача - обеспечить оптимальную реализацию этого принципа в национальной системе правосудия. Ибо суд - это не только процедура, но еще и смысл.

Валерий Зорькин (председатель Конституционного суда Российской Федерации)

 

Спящий лев, RU28.10.21 07:58
Кодекс этики в сфере искуственного интелекта Ссылка
XP Best, EU28.10.21 14:03
умаление основных прав и свобод, то он имеет в виду именно существо (основное содержание) этих прав и свобод. Термин "умаление", как справедливо отмечается в данной связи рядом специалистов, означает не ограничение прав

Если Основной закон требует разъяснения своих терминов, то налицо нарушение юридическоий техники при составлении Основного закона.
За всеми словесами не виден главный принцип.

Есть территория с населением. Население структуризуется, распределяется по кастам на основе биологических факторов индивидуумов, создается аппарат управления (слуги народа), определяются Естественные и Цивилизационные Права населения, и превращения населения в Народ.
Права стоят выше Закона, в т.ч. Конституции, которая является одним из законов. Права есть Естественные (право на жизнь, перемещения, свободу, семью, размножение и пр. ) и Цивилизационные (доступ к благам цивилизации, медицины, соц.обеспечения и др.).
Закон оформляет, детализирует исполнение, пользование и достижения Прав. Т.е. Права имеют примат над Законом. Закон создается кучкой людей, уполномоченных на это по своей профпригодности и служат Праву. Право же - объективный результат природы и развития социума.

Целью всех прав и их регулирующих законов явлется достижение благоприятных условий проживания и процветания на данной территории.
Территория является источником ресурсов, поэтому каждое общество стремится к увеличению или контролю как можно больше территоприй и акваторий.
Для этого создается инструмент - Внутренняя Политика. В рамках Внутренней политики и создаются законы, в т.ч. Основной закон -Конституция.
Система таких общественных отношений порождает Государство.

На границах Государства имеются и др гос-ва. С ними следует выстраивать отношения. Для этиго создатеся инструмент Внешней политики.
Цель Внешней Политики достижение своего процветания, а не процветания других. Поэтому Внешняя политика служит интересам Внутренней политики, а не наоборот. Весь спектр Внешней шолитики расматривается через призму Внутренней политики.
Аяврик, RU31.10.21 22:09
НИАСИЛИЛ....
(где-то на трети отступился....)

очередная ("далеко не первая") бла-бла-бла-публикация самого непоседливого и графоманистого судьи Конституционного Суда России - которому по жизни скучна роль кабинетного правоведа и дико тянет в заонодательно-исполнительную сферы Власти

но если ранее публикуемые его трактаты-разглагольствования о благочестивых помыслах и благонравных порывах (посвещаемых Отчизне и, одновременно, мировому прогрессу) были просто... литературным творчеством в жанре высокой гражданской лирики (при этом вряд ли у кого возникают сомнения в том, что это он сам, действительно, собственноручно излагает на бумаге), то СЕЙЧАС... в текущей ситуации второй год творящихся антиконституционных ущемлений прав и свобод граждан России (перечислять которые - лень), вылезать на публику с такими сентенциями своими о священном долге и почётной обязанности КС блюсти букву и трепетно охранять завоевания...

....это просто клиника какая-то...

он в каком мире живёт вообще?

:-/

(....или это от затянувшейся самоизоляции побочный эффект такой своеобразный у дедушки???)
:-/
XP Best, EU01.11.21 10:51
Помнится, этот Зорькин на встрече с коллегами - председателями конституционных судов Европы несколько лет назад, заявил о современной демократии: что он, потомок крепостных крестьян, которых пороли на конюшне, сегодня сидит с потомками аристократических семей за одним столом.
Ума не хватило сказать, что он потомок крестьян, которые на вилы поднимали аристократов.
astill07, RU01.11.21 23:18
Краткое замечание to XP Best qout.: "Права стоят выше Закона, в т.ч. Конституции, которая является одним из законов. Права есть Естественные (право на жизнь, перемещения, свободу, семью, размножение и пр. ) и Цивилизационные (доступ к благам цивилизации, медицины, соц.обеспечения и др.).".

Здесь, XP Best перечислил как "естественные", права, которые в практике (т.е., в действительности) сегодняшнего мира являются лишь некими "пожеланиями" (или благоглупостями, как посмотреть). Например, право перемещения, - рассказать это Сноудену, скажем.
Alanv, RU06.11.21 10:17
" то СЕЙЧАС... в текущей ситуации второй год творящихся антиконституционных ущемлений прав и свобод граждан России (перечислять которые - лень)"

А жаль, что лень.
Тут не буду говорить за всех, но что-то я на себе НИКАКИХ "ущемлений прав и свобод" не почувствовал. От слов СОВСЕМ и НИ В ЧЁМ.
Если вы про маски, то напомню вам, что чумных больных ВО ВСЕ ВЕКА сильно ограничивали и даже вводили полные карантины. Так что маски - это "детские игрушки".
Alanv, RU06.11.21 11:40
"Например, право перемещения, - рассказать это Сноудену, скажем."

Как бы я не относился к американским законам, но по ним Сноуден - государственный преступник ("шпиён", раскрывший совсекретные документы). А преступников ограничивают в передвижениях ВСЕ законодательства. Впрочем, если шпионам удаётся ускользнуть в другую страну - они, как правило, получают убежище.
Кстати, у нас подобных тоже упекают за решётку, о чём почти всегда орут "левозащитники". А во времена СССР - вообще ставили к стенке.
English
Архив
Форум

 Наши публикациивсе статьи rss

» Памяти Фывы
» На смерть открытого общества
» Последние дни свободы человечества
» С Днем Победы!
» «Темные пятна» биографии Председателя ЦБ РФ
» Последний искренний сталинист
» C 8 Марта, драгоценные женщины!
» С днем защитника Отечества!
» Фонды правят миром

 Новостивсе статьи rss

» ОПЕК+ продолжит наращивать добычу нефти, невзирая на "омикрон"
» Суд в Ливии аннулировал решение ЦИК об отстранении сына Каддафи от выборов
» Пушилин не исключил обращения за помощью к Белоруссии и России
» Банки Франции отказались от участия в проекте "Арктик СПГ 2", сообщили СМИ
» США и ЕС ввели новый пакет санкций против Белоруссии
» Киев опять просит у Брюсселя денег
» Поставки российского вертолета Ка-62 начнутся в 2022 году
» Исследования ВМФ позволили уточнить госграницу России в Арктике — Касатонов

 Репортаживсе статьи rss

» Обзор Аравийского п-ва: к чему готовится КСА в Йемене; чего хотят ОАЭ от Турции; зачем британские военные прибывают в Оман; и мн. др. за октябрь-ноябрь 2021
» Киберармии в войнах будущего
» Посол КНР в России объяснил важность шестого пленума ЦК Компартии Китая
» Новые беспилотники вернут зрение ВКС России
» Си Цзиньпин официально стал вторым Мао
» Россия сохраняет высокую зависимость от импорта
» The National Interest (США): внешняя политика Москвы становится идеологически сильнее
» Как датчанин спас Петербург от шведов

 Комментариивсе статьи rss

» Китай обозначил стратегию реагирования на климатические вызовы
» "Зеленая повестка" ограничит человека в питании
» Что теряет экономика России от вложений нефтегазовых компаний за рубеж
» Сурков предрек миру геополитические штормы
» Россия способна на коммерческой основе укреплять безопасность африканских стран
» Почему Америке снова угрожают массовые беспорядки
» Германия спрогнозировала сроки запуска «Северного потока – 2»
» Детали перехвата «Космос-1408». Секретная боевая ступень вызвала в США истерику

 Аналитикавсе статьи rss

» Турецко-польский «Интермариум»: Варшава налаживает отношения с Анкарой
» США опоздали: Россия взяла под контроль часть мирового урана
» Соревнование военно-морских сил: США медленно, но уверенно проигрывают Китаю
» Оборонительный потенциал ВМС США в возможном конфликте с Китаем вокруг Тайваня
» Иван Петрович Павлов: О русском уме
» Парадокс Триффина
» Зачем Китай напал на Турцию в Совбезе ООН
» «Северный поток – 2» — новое качество газовых войн
 
мобильная версия Сайт основан Натальей Лаваль в 2006 году © 2006-2021 Inca Group "War and Peace"