Регистрация / Вход
мобильная версия
ВОЙНА и МИР

 Сюжет дня

Поправки поддержали 77,93% избирателей после обработки 90,04% протоколов
Главная страница » Репортажи » Просмотр
Версия для печати
Джозеф Байерли — мой отец
06.10.11 08:13 Наследники СССР сегодня
Добро пожаловать на выставку, воздающую дань памяти Джозефа Роберта Байерли, единственного американского десантника Второй мировой войны, сражавшегося с гитлеровцами в рядах как американских, так и советских войск.

Джозеф Байерли, знакомство с которым Вам сейчас предстоит, прожил жизнь согласно устоям, заложенным в голодном и полном лишений детстве: любви к семье и вере в Бога. Жизнь эту корежили ужасы войны и страдания плена, наложившие на нее неизгладимый отпечаток. Но затем пришла пора восстановленного мира и семейного покоя, воспринимавшихся особо остро в свете испытаний, выпавших на долю Джо во время войны.

Хотя Джозеф и оказался в эпицентре героической и небывалой главы мировой истории — ее самой страшной и разрушительной войны — себя он ни героем, ни выдающейся личностью не считал. В своих глазах он был обыкновенным человеком, патриотом и солдатом, чьим долгом было вступить добровольцем в армию своей страны, чтобы не только защитить Родину, но и помочь союзникам, уже сражающимся за жизнь и свободу против общего врага за тридевять земель от Америки.

В решающий момент войны и произошла уникальная встреча Джозефа Байерли с союзником, понесшим наибольшие жертвы,— советскими солдатами, идущими в последнее наступление на Берлин. Несомненно, эта встреча спасла его жизнь — и определила мою, задав ей вектор, который и привел к моей нынешней работе посла Соединенных Штатов Америки в Российской Федерации. Так позвольте же мне представить Вам того Джозефа Байерли, которого знал я — моего отца.

В основу выставки легла поистине невероятная военная биография отца. Сначала — более года жесткой подготовки в рядах элитных, вновь созданных американских воздушно-десантных войск. Затем 20-летний сержант Джозеф Байерли десантируется в Нормандию на рассвете 6 июня 1944 года — дня открытия Второго фронта — и, потеряв контакт с другими десантниками, попадает к немцам в плен. Затем — семь месяцев немецких лагерей для военнопленных.

Две попытки побега закончились неудачей и жестокими пытками в гестапо. Третий побег из лагеря близ реки Одер увенчался успехом: уходя на восток, Джозеф наткнулся на советский танковый батальон 2-го Белорусского фронта.

Отказавшись от предложенной эвакуации в тыл, Джозеф убедил командование разрешить ему вступить в ряды этой воинской части. До Берлина оставалось 70 километров упорных боев — и Джозеф хотел пройти их с оружием в руках, чтобы встретить американские войска, наступающие с запада.

Бои эти оказались самыми кровопролитными из всех, выпавших за время войны на долю Красной Армии. В одном из них Джозеф получил тяжелое ранение и был отправлен в русский полевой госпиталь. Когда Джозеф пришел в себя после ранения, госпиталь посетил с инспекцией маршал Георгий Жуков, пожелавший встретиться с американским солдатом, бежавшим из немецкого плена, чтобы сражаться в рядах советских войск.

Поскольку тяжелое ранение исключало надежду на дальнейшее участие в боях, отец попросил помочь ему добраться до ближайшего американского посольства, откуда он мог бы безопасно вернуться домой. Маршал Жуков уважил его просьбу, снабдив Джозефа письмом, которое он, не зная русского, не смог прочесть, но которое обеспечило ему беспрепятственное путешествие через Польшу и Белоруссию прямо к дверям посольства США в Москве, куда он добрался в начале марта 1945 года.

Здесь его невероятная одиссея приняла совсем уж немыслимый поворот: когда сотрудники посольства обратились в Вашингтон для установления личности Джозефа, им ответили, что Джозеф Байерли числится погибшим во Франции месяц спустя после высадки войск в Нормандии! Получив зловещую "похоронку", семья Джо отслужила по нему заупокойную мессу в католической церкви, которую исправно посещала каждое воскресенье. До выяснения обстоятельств Джозефа некоторое время содержали под арестом в московской гостинице "Метрополь". Как только все прояснилось, его репатриировали в Соединенные Штаты. За эмоциональной встречей с семьей вскоре последовал День Победы, который Джозеф отпраздновал в Чикаго.

Я думаю, чтобы по-настоящему стали понятны истоки духовных и физических сил, благодаря которым отец пережил столь тяжкие испытания, необходимо сказать несколько слов о его суровом детстве. Джо было всего лишь шесть лет, когда в США разразилась Великая депрессия. Отец его, фабричный рабочий, потерял работу. Семью из девяти человек выселили из дома. Им всем пришлось переехать к бабушке Джозефа. Он рассказывал нам потом о самых ранних воспоминаниях детства: как он стоял с отцом в очереди за едой для семьи, которую раздавали власти. Один из его братьев бросил школу и переехал в другой город, где получил работу в рамках государственной природоохранной службы. Брат сумел посылать домой достаточно денег, чтобы позволить остальным по-прежнему жить вместе. Одна из старших сестер в 19 лет умерла от скарлатины. Но через все невзгоды и беды родители Джозефа пронесли мечту, за которую отчаянно боролись и приносили любые жертвы: Джозеф должен был стать первым в семье выпускником средней школы. По мере того как экономический кризис ослабевал, будущее вырисовывалось куда более радужно, — спортивные таланты Джозефа принесли обещание стипендии в близлежащем университете Нотр-Дам.

Но мирная жизнь Джозефа Байерли и миллионов других американцев резко и необратимо оборвалась в декабре 1941 года, когда японцы атаковали Перл-Харбор, а Гитлер вслед за тем объявил войну Соединенным Штатам. К лету 1942 года Джозеф записался добровольцем в воздушно-десантные войска. Как отец потом любил объяснять нам, он пошел именно в десантники, потому что их жалованье было на 50 долларов в месяц больше, чем в других войсках, а эти деньги в немалой степени помогали прокормить семью.

Меня часто спрашивают, насколько знакомство отца с советскими солдатами повлияло на то, что и мое образование, и дипломатическая служба сфокусировались на России. Моих сестру Джули и брата Джо спрашивают, каково это — вырасти с отцом, увенчанным наградами героем войны. На самом же деле, в детстве мы имели лишь самое общее представление о военной биографии отца. Знали лишь, что был парашютистом, попал в плен, и каким-то образом русские его освободили. Как и многие другие ветераны, он считал немыслимым посвящать детей — да и взрослых тоже — в пережитые им ужасы. Но мы видели то, о чем он не хотел говорить — шрамы от пулевых ранений и побоев; инстинктивную попытку спрятать нас под стол, когда однажды рядом с домом рванул праздничный фейерверк; слезы на его глазах, когда исполняли национальный гимн.

Отец вернулся с войны в наш родной город Маскигон в Мичигане, преисполненный решимости вновь обрести ту мирную жизнь, которую покинул три года назад. Женившись на моей маме Джоанне, он обзавелся семьей, подобно миллионам других ветеранов. Но все пережитое им — и в детстве, и во время солдатской службы — придало его жизни новое видение и новую более глубокую значимость. Отец вызвался руководить Отделением Американской организации Красного Креста в Маскигоне. Так он хотел выразить признательность за продуктовые посылки Красного Креста, которые помогали ему выжить в немецких лагерях. Он вошел в руководство благотворительной организации "Оулд Нюзбойз", собиравшей средства для того, чтобы ни один даже самый бедный ребенок в городе не остался без еды и подарка на Рождество. В 1960-х отец руководил сбором средств и набирал добровольцев, чтобы посылать рождественские подарки сотням наших земляков, служившим во Вьетнаме: транзисторный приемник, бумажник, да что угодно, лишь бы люди знали, что ни они, ни их служба не забыты. И, прежде всего, мы всегда ощущали особые узы, связывающие его с собратьями-ветеранами Второй мировой. Отец сотрудничал с Организацией американских ветеранов-инвалидов, вел там дела бывших солдат, обеспечивая получение заслуженной ими медицинской помощи. (Лишь после смерти отца в 2004 году, разбирая его бумаги, мы нашли письма, написанные ему в течение нескольких десятилетий ветеранами или их женами и детьми, признательными отцу за эту его деятельность). Бывало и так, что, когда другие семьи проводили летние отпуска на пляжах или в путешествиях по историческим местам, мы проезжали сотни миль, сопровождая отца на встречи с людьми, с которыми он проходил армейскую подготовку и воевал — ветеранами 101-й воздушно-десантной дивизии.

Лишь со временем значимость всего пережитого Джозефом Байерли в рядах Красной Армии вместе с советскими солдатами раскрылась перед нами в полном объеме. Поначалу он очень скупо рассказывал об этом. Надо сказать, что в начале 1945 года американское военное командование запретило бежавшим, либо освобожденным из плена военнослужащим США публично рассказывать о своих контактах с советскими войсками — просто опасались, что вермахт начнет уничтожать пленных солдат союзных войск, чтобы не дать им пополнять ряды несущей большие потери Красной Армии. Затем вмешалась политика времен "холодной войны". Разгул антикоммунистической истерии маккартизма в 1950-х заставил отца — человека по натуре сдержанного и обладающего острым политическим чутьем — помалкивать о том, что в конце войны он добровольцем воевал в рядах Красной Армии. Он начал публично говорить об этом лишь в 1970-х, когда началась "разрядка" и когда я начал ездить в Ленинград и Москву по обменным студенческим и культурным программам. Работая гидом на американской выставке в Москве в 1979, я позвонил отцу из "Метрополя", в котором мы жили,— и впервые в жизни узнал, что он останавливался в этой гостинице 34 года назад. К тому времени как отец прилетел в Москву навестить меня, я уже знал достаточно о его одиссее, чтобы удалось организовать встречу с генералом Павлом Батовым, легендарным советским полководцем, возглавлявшим тогда Советский комитет ветеранов войны. Статья об этой встрече, опубликованная журналом "Огонек" под названием "Американский солдат в советском танке", впервые познакомила широкую советскую аудиторию с историей Джозефа Байерли. К сожалению, все наши попытки найти советских ветеранов, которые помнили бы его недолгую службу в их части, не увенчались успехом. Ведь целые советские полки полегли в последнем кровавом наступлении на Берлин весной 1945. Тем не менее надежды отец никогда не оставлял. С 1979 по 2004 он пять раз приезжал в Россию и всегда встречался с ветеранами, надеясь найти сослуживцев по его танковому батальону 2-го Белорусского фронта.

Временами встречи отца с советскими ветеранами выходили столь же глубоко эмоциональными, как и его встречи с американскими ветеранами дома. В 1992 году, после банкета в расположении училища ВДВ в Рязани, я до поздней ночи переводил разговор отца с ветераном битвы на Курской дуге и его внуком. Отец, у которого карманы всегда были полны шоколада и сувениров, угостил мальчика конфетами, а деду его подарил бейсболку и сувенирные значки своего 506-го парашютно-десантного полка. Наутро, когда мы уже садились в автобус, мальчик подбежал с пакетом: "Это вам подарок от дедушки". Мы открыли пакет, когда автобус уже выехал из расположения части, и увидели медаль "За отвагу" и орден Красного Знамени.

Отец был просто потрясен. Не зная, как вернуть такие священные реликвии, отец много лет хранил их на почетном и видном месте в нашем доме в Мичигане. Когда он в последний раз приехал в Россию — за семь месяцев до кончины — я увидел, что он надел их рядом с памятными российскими медалями и знаками отличия, полученными им от российского правительства, в том числе и лично от президента Ельцина на церемонии в Белом доме в Вашингтоне в 1994 году. Я постарался объяснить отцу, что совместное ношение подаренных знаков отличия с полученными им наградами может привести к недоразумению. Но сказав, что никого не собирается вводить в заблуждение, он не изменил своего решения.

Сегодня, семьдесят лет спустя с начала войны, остающейся определяющим событием ХХ столетия, воспоминания о сражениях, изменивших наш мир, неизменно сопровождают каждый наш шаг. Однако же у русских и американцев эти воспоминания существуют в разных контекстах. Подавляющее большинство американцев 1940-х годов испытали войну лишь косвенно. Она осталась в памяти продуктами по карточкам; письмами домой с европейских и тихоокеанских фронтов; радиосообщениями и выпусками кинохроники. И, тем не менее, это была война, заставившая Джозефа и миллионы ему подобных американцев оторваться от мирной, ничем не примечательной жизни и принять участие в событиях мирового масштаба. Отца часто спрашивали, почему он пошел добровольцем. Ответ его был неизменен и прост: "Мы знали, что Гитлер — это угроза, которую необходимо одолеть, и что наш долг — принять участие в этой борьбе". Американцы, вступившие в это противоборство, отправленные за океан, выполнявшие свой долг по всему миру от Иво Джимы до Анзио или в мурманских конвоях, впервые встретились лицом к лицу с мужчинами, женщинами и детьми, которые жили такой же мирной жизнью, пока ее не прервала война, но для которых война стала отнюдь не абстракцией и воспринималась отнюдь не косвенно. Реальность эта оказала глубочайшее воздействие на то, каким до конца дней своих увидевшие ее американцы воспринимали мир. Отец пытался мне объяснить, какой он увидел Варшаву, прибыв туда с письмом маршала Жукова в поисках американского посольства: "Просто невообразимое зрелище — лишь дым да руины".

Он рисовал еще более мрачную картину долгого пути по Белоруссии в феврале 1945. Прошло уже больше года, как оттуда выбили гитлеровцев, вспоминал он, а трупы все еще виднелись из-под снега, "как бревна", в ожидании весенней оттепели, когда их можно будет захоронить. Самыми же запавшими в душу воспоминаниями были, пожалуй, судьбы русских пленных, чьи лагеря хоть и находились бок о бок с лагерями, где держали западных союзников, но были четко от них отделены.

"Их держали в зверских условиях,— вспоминал отец.— Если мы просто голодали, то они умирали от голода в буквальном смысле слова". Мало кто из американцев сохранил подобное видение.

Президент Джон Ф. Кеннеди сказал в 1963: "В истории войн на долю ни одного народа не выпало больше страданий, нежели на долю Советского Союза во время Второй мировой войны". Отец искренне гордился вкладом американцев и других союзников в общую победу. Но всегда высказывал высочайшее восхищение отвагой и благородством советских солдат, в рядах которых воевал. Солдат, принявших его, голодного и беззащитного, и спасших ему жизнь после тяжелого ранения. И никогда он не забывал смерти и страданий, увиденных им в январе 1945.

Мой отец — уникальный символ партнерства русского и американского народов, и его воинская служба во время войны и дружеские отношения с советскими солдатами оказали сильнейшее влияние на мою работу во время трех моих дипломатических миссий в Москве. Но, разумеется, для меня Джозеф Байерли явление куда большее, нежели символ или метафора. Надеюсь, что эта выставка познакомит вас с Джозефом Байерли, каким я его знал: любящим отцом и благородным человеком, на чью долю выпала одна из удивительнейших и невероятных историй Второй мировой войны.

Джон Байерли, Посол Соединенных Штатов Америки в Российской Федерации

 

zaqher06.10.11 15:42
красиво написано. На такой должности сохранить светлую память и верность идеям своего отца, а также прочее, чему учил его отец, оставшись в ладу со своей страной и совестью, похоже будет трудновато. Но если в своей работе Послом он будет хорошо помнить об этом, то наверное ему тоже посчастливится получить глубочайшую признательность и уважение Русского народа.
zaqher06.10.11 17:46
если всё правда, что он написал, то как могли поставить человека с такими взглядами на Россию - послом США в России? Либо это очень такой крутой ход конем, ну либо я предвзят... время покажет
powgo5506.10.11 18:13
Старик подарил свои заслуженные кровью в страшных боях награды американцу в обмен на бейсболку и значки? А американец потом не преминул их напялить? Что-то тут темнит посол.
Catnip06.10.11 18:14
> zaqher
то как могли поставить человека с такими взглядами на Россию - послом США в России?
Сколь угодно глубокие симпатии дипломата к стране пребывания не должны мешать ему последовательно и жёстко отстаивать интересы своей страны. В противном случае человек профнепригоден.
Сеня Горбунков06.10.11 21:23
> powgo55
Старик подарил свои заслуженные кровью в страшных боях награды американцу в обмен на бейсболку и значки? А американец потом не преминул их напялить? Что-то тут темнит посол.

Дядька американец правда крутой! Награды он свои заслужил - его наградил представитель советского командования. Или вы думаете, для получения наград нужно пройти все этапы бюрократических проволочек?
iz0907.10.11 00:19
Какой же печальный парадокс: нашим ветеранам в 1990-е-2000-е не давали вспоминать свое прошлое (в Питере была одна газета "Вестник ветерана", и та потом была приватизирована), они должны были жить, как побитые, под ярлыком "застойное время" или "тоталитаризм". А в это время их место занимали воспоминания французов, англичан, американцев. Ромен Гари пошел нарасхват, который в качестве героев, сопротивлявшихся Гитлеру, приводил пример ужас какого подвига: француз сохранил во время войны секреты национальной кухни, а французские проститутки собирали информацию о немецких планах.

Да, отец Байерли был героем, но после "катастройки" псевдо-демократические журналы публиковали фото наших генералов, увешанных фронтовыми наградами, без...голов. Тот, кто забудет историю подвигов своей страны, неизбежно будет читать про подвиги чужой.

Yar_d07.10.11 07:34
> zaqher


красиво написано. На такой должности сохранить светлую память и верность идеям своего отца, а также прочее, чему учил его отец, оставшись в ладу со своей страной и совестью, похоже будет трудновато. Но если в своей работе Послом он будет хорошо помнить об этом, то наверное ему тоже посчастливится получить глубочайшую признательность и уважение Русского народа.

Написано слишком красиво. Напрягает оборот "из расположения части", подобное может изобразить даже не каждый русский, сами понимаете - гражданские так не говорят. Речь заготовлена с помощью пиарпрошмандовок, так что не сильно покупайтесь - бОльшую часть готовил не он. Это создание положительного образа представителя в стане врага.

В своей работе ПОСЛОМ он будет помнить прежде всего о том кто его поставил на эту работу и с какой целью. Как говорится - "но мы-то ЗНАЕМ" )))

Пендосы перешли к прямому использованию по своему назначению существования в нашем обществе культа Победы. Одновременно за нашей спиной отрицают/замалчивают главенствующую роль нашего народа в Победе, передёргивают итоги второй мировой. Поэтому весь елей именно из уст этого человека не имеет никакого значения, продемонстрировал бы он что они пишут в своих учебниках истории - это и есть самый лучший показатель отношения к России и русскому народу. Мой дед тоже видался с неграми на фронте, и даже чуть чуть с ними вместе постреливал в одну сторону - это никак не влияет на моё отношение к пендосам как к нации - по делам их да воздастся им.
ti-robot07.10.11 08:15

Написано слишком красиво.

Пофиг на слова. Не о сыне речь, а об отце.

Американец делом доказал, что он наш человек. Один из тех великих американцев, которые победили. Как те, которые вели конвои в Мурманск сквозь торпеды и бомбы. Как французы из Нормандии-Неман и поляки из Войска Польского. Надо просто верить, что хороших людей много.

Напрягает оборот "из расположения части", подобное может изобразить даже не каждый русский, сами понимаете - гражданские так не говорят.

Господин Байерли работает в Москве или курирует русское направление с 1983 года, было время выучить в совершенстве.

А посол. Джон Байерли - хороший человек: Ссылка

- Насколько вообще сейчас Америке интересна Россия?

- Я думаю, что мы всегда понимаем, что наши судьбы как-то связаны и что наши интересы намного больше совпадают, чем расходятся. Об этом шла речь, когда состоялся разговор между нашими президентами в Москве. И мы начали уже восстанавливать те контакты и уровень доверия и взаимопонимания, которые немножко в последнее время пострадали.

- Но это Ваша точка зрения дипломата, который великолепно говорит по-русски, знает Россию. А что думает о нас средний американец?

- Вот в том-то и дело. Все-таки бытуют стереотипы от холодной войны. Это неизбежно, потому что много лет между Америкой и Россией была идеологическая конфронтация, и это способствовало огромному недопониманию и недоверию. Конечно, с тех пор, как эта конфронтация приостановилась, с тех пор, как Россия стала независимой демократической страной, возможности ближе знакомиться друг с другом возросли. Но я могу со всей определенностью сказать, что американцы все-таки не понимают, что происходит теперь в России. Они не понимают, что Россия - не Советский Союз. Так что, чем больше американцы приезжают сюда, чем больше они получают объективную информацию, тем лучше. То же самое, конечно, касается россиян. Потому что я здесь констатирую каждый день наличие мифов и стереотипов о нашей стране.

- Какие из них самые живучие?

- Я бы сказал, что самый опасный и самый живучий стереотип - Америка заинтересована в том, чтобы Россия была слабой страной. Но слабая Россия для нас - это не желание, это кошмар. Когда президент Обама выступал в российской экономической школе, он сказал четко: Америка хочет, чтобы Россия была сильная и процветающая страна. Это, я думаю, может быть началом развенчания недопонимания. Я думаю, что это только начало, и это зависит не только от выступления президента. Все мы, американцы и дипломаты в том числе, должны найти способ доказать это нашим российским друзьям.

- Вы как дипломат, как переговорщик, как считаете, с нами сложно вести переговоры?

- Вы знаете, не сложно, когда цель общая и когда есть желание двустороннее достичь результата. Конечно, я долгие годы работал в России и в Советском Союзе. И я знаю, что вы, россияне, достаточно хорошо знаете и отстаиваете ваши национальные интересы. Но опыт, история наших отношений, показывает, что мы чаще соглашаемся. И в холодной войне, когда у нас было такое фундаментальное, идеологическое сопротивление, мы находили общий язык. Так что у нас есть хороший залог.

- Америка тоже умеет отстаивать свои интересы. Как Вы думаете, пик охлаждения отношений между нашими странами, который был после войны в Грузии, он уже пройден? Как Вы видите год спустя решение проблемы на Кавказе? Вы тогда говорили, что советовали грузинской стороне не поддаваться на провокации и не вводить войска в Южную Осетию. А на днях там и в Абхазии уже праздновали годовщину признания Россией.

- Вопрос Южной Осетии и Абхазии - это один из тех вопросов, который, к сожалению, наверное, долгие годы остается между нами объектом несогласия. Потому что все-таки это часть Грузии. В то же время это не помешало, чтобы мы с Россией нашли общий язык, чтобы, не дай бог, эта ситуация не повторялась. Чтобы ситуация для людей улучшилась, чтобы люди могли возвращаться домой, жить без страха. Несмотря на то, что мы не согласны со статусом этих территорий, между Америкой и Российской Федерацией довольно конструктивный подход для того, чтобы не было повторения этой ужасной войны.

- Россия может сказать примерно теми же словами и ту же ситуацию описать, наверное, в отношении Косово, и это будут какие-то противоречия, которые, видимо, останутся надолго. Возможно ли их когда-нибудь преодолеть, эти противоречия?

- Со временем; надо обязательно надеяться, что эти противоречия не будут такими сильными. Я думаю, что Косово - это хороший пример. Два года назад, когда Косово заявило свою независимость, ситуация в Сербии была более напряженная, чем она есть сегодня. Тот факт, что больше 60 стран уже признали независимость Косово, это немножко помогает. Но Косово, это, конечно, совершенно другой пример, другая ситуация. И я бы не сравнивал ситуацию в Косово с ситуацией на территории Абхазии и Осетии.

- Я вернусь к тому, с чего мы начинали. В 90-е годы объем американских грантов, которые получили люди здесь в России, был достаточно большой. Как Вы считаете, насколько способствовали эти средства построению здесь демократических институтов?

- Построение демократии зависит больше всего от народа в данной стране. В данном случае от россиянина. Действительно, здесь почти за 20 лет много положительного построилось. Многие люди увидели, что распад Советского Союза дал вашей стране возможность построить более современное и более процветающее общество. Конечно, это было в наших интересах: поддержать, помогать этим людям. Но я считаю, что наша помощь и наша поддержка - это было, скорее, поощрение, чем средство.

- Много удачных примеров американских инвестиций в Россию? Американскому бизнесу здесь комфортно вести свои дела?

- Наличие стольких процветающих американских компаний на российской территории свидетельствует о том, что они смотрят на то, что есть трудности. Потому что инвестиционный климат не всегда дает все возможности развивать свою деятельность этим компаниям, как им бы хотелось. Но за последние 5-7 лет большинство американских компаний здесь довольно успешно развивались и процветали. И это все не только на их благо, но и на благо акционеров. Это на благо вашей экономики тоже. Я думаю, что российский человек получает выгоду от этого. Потому что это укрепляет и вашу экономику тоже. И я думаю, что, несмотря на то, что теперь весь мир, включая и Россию, находится в экономическом кризисе, за последние годы уровень благосостояния для рядового россиянина улучшился. Это не только мне так кажется, это я слышал от своих собеседников и от своих друзей и знакомых.

- Вы как-то говорили об ответственности Америки за экономический кризис. В одном из Ваших выступлений встречал такие слова. Как Вы думаете, все-таки насколько виновата Америка?

- Несомненно, этот глобальный кризис начался в Америке из-за отсутствия достаточного надзора над экономическими институтами. Мы слишком легко выдавали кредиты тем, кто не в состоянии их был выплатить. Но мне кажется, что Америка больше, чем любая другая страна теперь вложила капитал в стимулирование, чтобы выйти из кризиса.

- То есть государство должно все-таки вмешиваться в экономику?

- Ну конечно, особенно в таких кризисных ситуациях, это очевидный факт. "Вмешательство" американского государства в спасение некоторых компаний, вложение инвестиций для стимулирования экономики, чтобы улучшить инфраструктуру, уже дало первые признаки выздоровления нашей экономики. Мы одобряем вмешательство государства в экономическую деятельность, но мы понимаем, что это имеет такой временный характер, что это не внесет глобальных изменений в образ нашей экономики, т.е. всегда она будет строиться на частной инициативе и на частном предпринимательстве.

- Вы говорили в одном из интервью, что нахождение Америки в Афганистане способно улучшить там жизнь людей. Вы действительно полагаете, что жизнь людей в Афганистане теперь улучшится?

- Наше присутствие, наши действия в Афганистане, объясняются не тем, что мы хотим улучшить там жизнь людей. Мы оказались там, на афганской земле, по причине того, что в Афганистане были террористы, которые напали на нашу страну. Наша главная цель - ликвидировать источники экстремизма, терроризма. И наркотики из Афганистана, которые отравляют вашу молодежь и ваше общество, это тоже серьезная проблема. И если наши усилия победить силы экстремизма и терроризма будут успешными, то это отвечает и вашим интересам тоже. Вот почему мы так довольны, что во время встречи президент Обама и ваш президент подписали соглашение о том, чтобы дать разрешение на использование российского воздушного пространства для отправки американских военных грузов и войск в Афганистан.

- А где могут быть еще такие точки соприкосновения? Это Иранская проблема, Северо-Корейская ядерная проблема?

- Там, я думаю, у нас общая стратегия и общие цели. Вместе с Россией мы смогли согласиться на резолюцию по Северной Корее, и это показывает довольно ярко, что наши интересы там совпадают. Иногда мы расходимся в отношении тактики. Но стратегические цели у нас одни.

- В чем разница в работе американского дипломата в Москве в 80-е, 90-е годы и сейчас? Она ощущается?

– С тем, как это было в 80-х – большая разница. Притом, я работал в 83-м, когда наши отношения были очень плохими… Я не работал в посольстве в 90-х годах, но я работал в Вашингтоне и отвечал за политику и контакты с государствами бывшего СССР. Это было очень интересное время, потому что прямо перед нашими глазами все менялось, и надо было что-то новое строить, с нуля иногда. И не только в России, но и во всех странах СНГ, Восточной Европе. И все это произошло главным образом без кровопролитий. Да, были такие моменты в 93-м году здесь в России, и были сложные моменты и в других странах. Но в основном люди и руководство народов независимых стран хорошо справились со сложной исторической задачей.

- А что Вы читаете из литературы – американской, мировой, русской?

- Американскую… в основном я много читаю биографии, историю. Современную художественную американскую литературу не читаю. Просто у меня недостаточно времени. Из русской литературы я много перечитываю, если так можно сказать, классиков. Я только что закончил "Мертвые души", "Анну Каренину". Когда я читал в 70-х и 80-х годах эти произведения, то о России у меня было представление более абстрактное. Теперь я вижу очень много интересного. Когда я читаю сейчас Гоголя, то на каждой странице нахожу такой момент, что мне кажется, я только что это видел на улице.

- В России издается огромное количество американских авторов, а в Америке российских авторов издается неизмеримо меньше. Почему так?

– Не знаю… Может быть, мы должны работать над этим.

- Как Вашему отцу удалось послужить в годы войны в Советской Армии?

– Для последнего вопроса это очень длинная история, но вкратце… Он был американским десантником. В 44-м году он прыгнул с самолета в Нормандии, но сразу попал в плен, и, как он говорил, "побывал в гостях" в разных лагерях. Сначала Франция, Германия и, в конце концов, Польша. Он бежал из лагеря и вышел к российской части. Он решил, что это ведь наши союзники, и если я доберусь до них, то буду вообще в безопасности и могу с ними даже дойти до Берлина и встретиться со своими и поехать домой. Так что он присоединился к этой бронетанковой части и даже участвовал в нескольких атаках, но был ранен, оказался в госпитале, откуда благодаря приехавшему с инспекцией Жукову попал к своим. Уникальная история.

- Он один такой, наверно?

– Один из очень немногих.

- Читатели "Фонтанки" интересуются: что Вы говорите о России в кругу своей семьи?

- В этом году я пригласил свою сестру и брата и показал им Москву и Петербург. Я уверен, что для них это было открытие. Они уже у себя дома в Мичигане показывали своим друзьям фотографии и рассказывали об этом путешествии. Меня пригласили выступить дома с речью, чтобы узнать о сегодняшней России, может быть, избавиться от стереотипов, которые американцы еще носят с собой. Но я думаю, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

- А что для них было самым большим откровением?

– Их больше всего удивила экономическая жизнь. Что магазины, в основном, не отличаются от американских. Многое, что продается в Москве, точно такое же продается и в Чикаго.

- Совсем последний вопрос. Америка всегда права?

Конечно, нет. Нет. Я думаю, что президент Обама довольно хорошо об этом говорил перед выпускниками экономической школы. Он сказал, что Америка еще далека от совершенства. Но все-таки, несмотря на то, что мы можем совершить ошибку, мы также можем ее исправить. Осознать. Поэтому, я думаю, американцам есть чем гордиться.

nonliquid07.10.11 09:29

ti-robot

А посол. Джон Байерли - хороший человек

Да ладно. Он обычный дипломат, работающий на свою страну. Не русофоб, вот и всё. Вы выделили положительные цитаты, хотя обратного в интервью тоже хватает:

Но Косово, это, конечно, совершенно другой пример, другая ситуация. И я бы не сравнивал ситуацию в Косово с ситуацией на территории Абхазии и Осетии.

"Вмешательство" американского государства в спасение некоторых компаний, вложение инвестиций для стимулирования экономики, чтобы улучшить инфраструктуру, уже дало первые признаки выздоровления нашей экономики.

Наше присутствие, наши действия в Афганистане, объясняются не тем, что мы хотим улучшить там жизнь людей. (Здесь я выдернул цитату из контекста, потому что там дальше идёт стандартная бодяга про мировой терроризм и борьбу с наркотиками, которой на самом деле нет).

Ну и смещённые акценты (на многие вопросы его взгляд отличается от нашего) - но для дипломата это нормально.

ti-robot07.10.11 11:04

И я бы не сравнивал ситуацию в Косово с ситуацией на территории Абхазии и Осетии.

А тут я с ним совершенно согласен. Сравнивать Абхазию, где в этом году из моих коллег отдохнуло двое (новые пансионаты рядом с разрушенными в 90е корпусами, строящаяся инфраструктура, открытое и дружеское население), и Косово, где местные албанцы и сербы дерутся, натовцы стреляют, а дороги завалены баррикадами - КАТЕГОРИЧЕСКИ НЕЛЬЗЯ. Или у Вас другое мнение? )))

zaqher07.10.11 15:03
ti-robot

Я бы сказал, что самый опасный и самый живучий стереотип - Америка заинтересована в том, чтобы Россия была слабой страной. Но слабая Россия для нас - это не желание, это кошмар. Обама выступал в российской экономической школе, он сказал четко: Америка хочет, чтобы Россия была сильная и процветающая страна. Это, я думаю, может быть началом развенчания недопонимания.

посол. Джон Байерли - хороший человек

лично мне эта фраза много чего развеяла, о нём конечно - почти всё. Т.е. я так понимаю ПРО, непотопляемая поправка, события на Украине, визовый режим, военные учения на балтике и много чего еще - это так фобии у Русских, чтобы не сказать параноя. А все эти красивые письма - для запудривания мозгов. И надеюсь, что у тандема на это есть имунитет.

Очень сомневаюсь, что при таком подходе к делу он удостоится той чести, которой удостоился его отец. Думаю, что деньги и верность своим "работодателям" ему важнее и душу греют больше.

dengor07.10.11 15:04
>ti-robot, "Я бы сказал, что самый опасный и самый живучий стереотип - Америка заинтересована в том, чтобы Россия была слабой страной. Но слабая Россия для нас - это не желание, это кошмар"

Вы действительно этому верите?
Я не знаю хороший ли человек этот посол или плохой. Но он на стороне нашего врага. А враг вряд ли будет ставить на такой пост хорошего для нас человека.
Честно говоря, удивлён таким Вашим отношением к этому послу.
Считаю, что не в коем случае нельзя верить словам американцев, тем более в таком чине.
ti-robot07.10.11 15:18

И надеюсь, что у тандема на это есть имунитет.

Так каждое 31 число идет профилактическая прививка (а иногда и лечебный массаж) для тех, у кого недостаток иммунитета )))

iz0907.10.11 15:31

Есть такая русская пословица "хороший человек - не профессия".

Обманываться воспоминания Байерли не надо. Нам и Рейган доказывал, что у России и США одинаковая судьба. И Горби. Что после этого случилось, знают все. Я против демонизации США, но и одновременно против идеализации.

Личное мнение и требования системы - порой разных полярностей. Это свойство самоорганизации, когда частица подчиняется законам движения масс, стимулируемыми внешней энергией. Даже пока неясно, существует ли понятие справедливости и добра на уровне государств. Ведь Горби сделал немало добра... Англии и США, предав свою страну. Недаром его облизывали все противники сильной России в "Альберт-Холле". Наоборот, когда политик делает добро своему народу, то он может затрагивать интересы чужого.

slw006807.10.11 17:51
Как это ни странно, но посол должен, как минимум, с уважением относится к стране пребывания. А ещё лучше ещё и любить её. Тогда он будет максимально эффективно приносить пользу своей стране. Вот такой дуализм
Afganets08.10.11 21:28
Как у нас говорят - СЫН ЗА ОТЦА НЕ В ОТВЕТЕ. Я бы переставил акценты - отец за сына не в ответе. Его отец наверняка был очень порядочным человеком, если ветеран войны - десантник- вручил ему через внука свою медаль и орден (хотя это могло быть еще и отказ этого порядочного человека от политики ЕБНа). А его сын воспитан и обучен в системе и будет ей служить с верой и правдой до конца. Посол не может быть хорошим или плохим - это работник на свою страну. Из этого и надо исходить. Что касается статьи - очередной пиарспособ выставить в лучшем виде загнившую на корню и в долгах страну.
белый кит11.10.11 16:17
вероятность того, что эту статью напечатают ведущие СМИ в америке - стремится к нулю)
English
Архив
Форум

 Наши публикациивсе статьи rss

» Памяти Фывы
» Исраэль Шамир о феномене и опасности «мирового еврейства». Компиляция.
» Дискурс драпировки Мавзолея
» Ковид-19. Что же все таки происходит. Мнение почти участника событий.
» Законность ограничительных мер в связи с КОВИД-19. Вопросы без ответов
» Технические работы на сервере
» Р.Хайнлайн. "PRAVDA" means "TRUTH"
» Российская помощь и слабость Италии
» Незримые сражения на полях Вики, или зачем России нужна своя электронная энциклопедия?

 Новостивсе статьи rss

» “Росморпорт” начинает создание Камчатского СПГ-терминала
» 16 европейских банков создадут новую платежную систему
» Премьер-министр Франции подал в отставку
» Россия начала экспорт препарата «Авифавир» для лечения COVID-19
» Система ПВО С-500 сможет работать против гиперзвукового оружия в космосе
» В США зарегистрировали колоссальный рост продаж оружия
» Венесуэла пересмотрела решение о высылке посла Евросоюза
» США и ЛНА обсудили демобилизацию ополчения в Ливии

 Репортаживсе статьи rss

» Обзор стран Леванта-Шама: «иракский сценарий» для Сирии; турецкая активность в Ливии; 4 варианта израильской аннексии; и многое другое за май-июнь 2020
» Владивосток родился благодаря авантюризму русских первопроходцев
»  Пандемия вернет леспром на внутренний рынок
» На Украине создаются добровольные дружины по борьбе с националистами и неонацистами
» США раздвигают рамки милитаризации космоса
» Потеряли берега: почему Западная Украина ушла под воду
» Арктический прицел: контур ПВО на севере замкнется в этом году
» Китайско-российский инновационный парк "Шелковый путь" стимулирует двустороннее сотрудничество в рамках инициативы "Один пояс, один путь"

 Комментариивсе статьи rss

» Ученые: миссия России состоит в организации совместной жизни ее народов
» США и Турция начинают дружить против Китая и России?
» Контракты «Газпрома» оказались человечнее, чем у поставщиков СПГ
» Коронавирус в Эстонии — от режима ЧП к послаблениям
» Нефть: кто оказался прав?
» США подрывают переговоры с РФ о сокращении ядерного оружия путем принудительного привлечения Китая
» "Пересвет" раскрывает секреты
» Америка – империя, пожирающая сама себя

 Аналитикавсе статьи rss

» Узбекистан получит новое задание от США
» Пушки вместо масок: страны НАТО продолжают наращивать вооружения
» Аппетит во время еды: Китаю нужно мясо, Россия замахнулась на ретейл
» National Interest опубликовал статью Путина об истории Второй мировой войны
» А был ли Рюрик и Киевская Русь?
» Как раскачивают Белоруссию: «Игра с Лукой» вышла на новый уровень
» Американскому доминированию на рынке СПГ приходит конец
» Вина белых за расизм как дебют восстания городов против капитализма
 
мобильная версия Сайт основан Натальей Лаваль в 2006 году © 2006-2020 Inca Group "War and Peace"