Регистрация / Вход
мобильная версия
ВОЙНА и МИР

 Сюжет дня

В НАТО назвали действия Китая системным вызовом для своей безопасности
В Черном море собрались военные корабли США, Британии и Нидерландов
О чем говорил Владимир Путин в интервью американской телекомпании NBC
Главная страница » Аналитика » Просмотр
Версия для печати
Роль ВМС и ВВС в Третьей стратегии возмещения министерства обороны США
08.08.15 21:34 США: опыт строительства империи
Дэвид Очманек

Текст выступления перед Подкомитетом  по вопросам морской мощи и проецирования силы Комитета по вооруженным силам Палаты представителей Конгресса США

Министерство Обороны приступило к реализации новой инициативы – Третей Стратегии Возмещения - для того, чтобы "поддерживать и продвигать американское военное доминирование в 21 веке". Необходимость инициативы обусловлена отчасти тем, что "МО больше не обладает монопольным доступом к некоторым из самых передовых технологий, как это было когда-то". По этой причине, Министерство Обороны будет активизировать свои усилия по "исследованию и разработке новых оперативных концепций и новых подходов в вооруженной борьбе, военных играх и профессиональном военном образовании".

Существует срочная потребность в этой инициативе, а также ресурсах, необходимых для  ее претворения в жизнь. Председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Мартин Демпси отметил в отчете МО  2014 года с  четырехгодичным анализом оборонной политики, что он ожидает,

". . . нарастания риска межгосударственных конфликтов в Восточной Азии, снижения защищенности наших платформ и системы базирования, ослабления наших передовых  технологий, сохранения нестабильности на Ближнем Востоке и угрозы со стороны экстремистских организаций. Почти любой потенциальный конфликт в будущем будет проходить гораздо более быстрыми темпами и в более сложных в техническом плане условиях. В случае участия США в конфликтах за рубежом наша страна больше не будет спокойным убежищем для наших вооруженных сил и для наших граждан".

Короче говоря,  сложившиеся тенденции не являются благоприятными. Особую озабоченность за будущие операции США по проецированию силы вызывает ускоренное распространения систем и концепций, направленных на воспрепятствование доступа сил США к ключевым регионам в Евразии и резкое повышение риска и замедление  оперативного темпа продвижения сил, которые будут выдвигаться в передовые районы. Ключевыми элементами этих стратегий (A2/AD) по противодействию доступу/недопущению в зону являются: высокоточные баллистические и крылатые ракеты; плотная комбинированная ПВО; большое количество современных истребителей 4-го поколения и эффективных ракет класса "воздух-воздух"; системы наблюдения и разведки в режимах близких к реальному времени; устойчивые системы управления с резервированием; средства радиоэлектронной борьбы; системы противоспутникового оружия; и кибер-оружие. Сегодня Китай, безусловно, является лидером по возможностям проведения сложных A2/AD операций, но и Россия смогла развернуть значительное количество этих систем. По существу, Китай будет “растущей угрозой”, обуславливающей необходимость модернизации вооруженных сил США и возможностей для проецирования силы (способность осуществлять быстрые переброски войск и их развертывание в районах возможных вооруженных конфликтов). 

Такие государства, как Северная Корея и Иран, которые не могут позволить себе иметь большое  количество этих сложных систем, принимают их на вооружение выборочно и в меньшем количестве. Кроме того Северная Корея разрабатывает и испытывает ядерное оружие и системы его доставки. При его размещении в хорошо защищенных подземных объектах или на мобильных пусковых установках даже небольшой ядерный арсенал будет трудно нейтрализовать, что создает серьезные риски для эскалации конфликта. Северная Корея и Иран также приняли военные доктрины, которые предусматривают использование нерегулярных войск и проведение нетрадиционных операций в качестве  средств противодействия традиционному превосходству США.

Другим фактором, угрожающим возможностям США в будущих операциях по  проецирования силы, является ограничение расходов США на оборону из-за дефицита бюджета и других требований федерального бюджета. Бюджетные ассигнования на оборону в 2012 и 2013 финансовых годах составили, соответственно, на 6% и 13% меньше запланированных Министерством Обороны.  Это урезание коснулось  “базового бюджета” Пентагона, что означает значительное снижение расходов на проведение боевых операций в Ираке и Афганистане. Более того, эти сокращения затронули вооруженные силы, что в какой-то степени означает сокращение боевой подготовки и обеспечения в сравнении с 2001 годом. К примеру, ни ВВС, ни морская пехота стали не в состоянии вкладывать значительные средства на приобретение новых боевых самолетов, в результате чего техника значительно устарела, чего никогда не было прежде. В случае с ВВС средний возраст самолета в настоящее время превышает 26 лет.

Оценка  A2/AD Угроз

Как может развиваться масштабный конфликт с сильным противником во временных рамках до 2020 года? И какими возможностями должны  будут обладать американские вооруженные силы, чтобы победить в таком конфликте?

Высокоточные ракеты большой дальности. Наиболее очевидным источником беспокойства для США при таком сценарии является большое количество высокоточных баллистических и крылатых ракет, которые противник может применить. Точность является ключевым фактором. Ракеты "Скад", которыми  иракские войска обстреливали войска США и коалиции в ходе войны в Персидском заливе в 1991 году, имели круговое вероятное отклонение порядка 1000 метров. Это означало, что эти ракеты могли использоваться для срыва операций противника силами передового базирования со стационарных позиций, таких как авиабазы, но они вряд ли могли нанести серьезный ущерб.9  Сегодня противник способен использовать, как и вооруженные силы США,  современные легкие инерциальные измерительные устройства, данные позиционирования с орбитальной группировки спутников системы GPS, а также датчики точного самонаведения для наведения оружие на цель на конечном участке траектории. Эти технологии позволяют противнику достичь гораздо более высокой точности (порядка 20-30 метров или даже меньше для некоторых моделей), что означает, что ракеты с дальностью до 1000 километров или большей могут атаковать не только конкретные позиции (базы, пункты), но и отдельные объекты и установки на этих позициях с высокой вероятностью поражения. Поэтому такие силы передового базирования, как боевая авиация и обеспечивающая авиация, теперь стали уязвимы для поражения еще на земле, не успев вступить в бой. Силы и средства боевого и тылового обеспечения, необходимые для проведения боевых операций, как например, запасы топлива и боеприпасов, ремонтные мастерские, взлетно-посадочные полосы, казармы и узлы связи, также могут быть уязвимы. Как сообщается, Китай разработал баллистические и крылатые ракеты, которые могут находить и атаковать большие надводные корабли в море,  что создает угрозу  для авианосцев, крупных боевых надводных кораблей и других морских компонентов  сил и средств США для проецирования силы.

США и союзники вкладывают много средств для развития активных оборонительных систем, таких как Пэтриот, THAAD, и ракеты морского базирования SM-3, которые могут сбивать баллистические и крылатые ракеты. Однако, такие оборонительные системы стоят дорого, а их развертывание на театре военных действий требует времени. К тому же, до сих пор не удалось гарантированно обеспечить высокую вероятность поражения наиболее опасных вооружений. Как следствие, наши системы могут быть перегружены в случае большого залпа атакующих ракет и выведены из боя.

Комплексные системы ПВО (IADS). Зенитные ракетные комплексы (SAM) с системами радиолокационного наведения и связанные с ними системы наблюдения и управления стали характерным элементом современных военных операций, начиная с 1960-х годов. С момента войны в Персидском заливе силы США продемонстрировали способность обходить, подавлять и уничтожать эти системы путем комбинированного использования  динамического целеуказания, специализированного оружия с радиолокационным самонаведением, средств радиоэлектронного подавления, невидимой для радаров авиации и других мер. Эти методы сыграли важную роль в достижении господства  военно-воздушных сил США и коалиции в воздушном пространстве противника.

Начиная с конца 1990-х годов, сначала Россия,  a потом и Китай начали разработку  нового поколения зенитных ракетных комплексов SAM, оснащенных мощными РЛС слежения и наведения со средствами РЭБ и эффективными ракетами, способными сбивать истребители на дальности 125 миль и больше. Радары и пусковые установки смонтированы на передвижных транспортных средствах, что затрудняет процесс их обнаружения и наведения. При развертывании этих систем в достаточно плотных боевых порядках и их поддержке хорошо защищенных систем управления подавить такие современные системы ПВО становится трудновыполнимой и опасной задачей,  требующей достаточного количества  времени.

Истребительная авиация. Россия и Китай усилили свои системы ПВО существенным количеством  очень боеспособных боевых самолетов, таких как Су-27 российского производства. Примерно сопоставимый по дальности, полезной нагрузки и аэродинамическим характеристикам с грозным американским истребителем  F-15C, этот самолет может действовать над районами, недостаточно прикрытыми ЗРК, представляя угрозу  боевой авиации (истребителям и бомбардировщикам), а также  силам и средствам поддержки, таким как самолеты-дозаправщики и самолеты воздушного наблюдения.
Оснащенные современными ракетами класса "воздух-воздух" и при поддержке надежных систем управления, российские и китайские истребители сегодня представляют более серьезную угрозу выполнению задачи по завоеванию превосходства в воздухе по сравнению с противниками, с которыми Соединенные Штаты сталкивались со времен Второй Мировой Войны.

На сегодняшний день ни Россия, ни Китай не ввели в строй истребители 5-го поколения, такие как американские F-22 или F-35. В прямом бою при условии подготовленности экипажа ожидается, что истребители 5-го поколения  будут иметь большое преимущество над  самолетами противника 4-го поколения. Но самолеты 5-го поколения составляет лишь небольшую долю истребительной авиации США, в то время как Россия и Китай создают собственные истребители нового поколнения. Следует учитывать, что  российские и китайские военачальники будут стремиться затруднить развертывание американской боевой авиации на ТВД и ограничить возможности их применения в бою посредством массированных атак  на передовые оперативные базы. Поэтому возможно, что в конфликтах с участием любого из этих государств военно-воздушным силам США и союзников придется сражаться без численного превосходства, по крайней мере, на ранних стадиях конфликта.

При таком развитии ситуации достижение  Соединенными Штатами и их союзниками превосходства в воздухе, к которому они привыкли,  обойдется намного дороже. В будущих конфликтах превосходство в воздухе будет завоевываться в течение нескольких дней или недель и может быть достигнуто только за счет значительных потерь.

Борьба за информационное превосходство. Противники, изучавшие опыт американских военных кампаний, начиная с операции "Буря в пустыне", понимают важную роль, которую играет превосходство в информационном обеспечении в современных военных операциях.  В этом конфликте и  последующих с обычным противником вооруженные силы США смогли получать полную картину “общей оперативной обстановки” (СОР) на поле боя, предоставляя командирам и передовым подразделениям текущую информацию о местоположении и состоянии  войск противника, а также своих сил. Картина строится путем сбора информации от множества источников, в том числе от датчиков на воздушных и космических аппаратах, агентурной разведки и докладов дружественных подразделений. Картина получается, конечно, не вполне точной или всеобъемлющей, но командование США сегодня уже гораздо лучше, чем когда либо,  осведомлено об обстановке  в сложных условиях современного поля боя. Важно, чтобы они были также способны затруднить противнику сбор данных об оперативной обстановке.

Потенциальные противники стремятся добиться аналогичных возможностей, размещая сенсорные системы на спутниках, беспилотных летательных аппаратах и других воздушных платформах; создавая командные центры, где обрабатывается  информация от этих датчиков; и  используя различные коммуникационные системы в полевых условиях для соединения этих узлов и объектов в единую систему. Они также разрабатывают средства для снижения качества, своевременности и надежности информации о COP, доступной для вооруженных сил США. Китай, например, имеет большое количество средств радиоэлектронного подавления для создания помех средствам связи США на театре. Китайские вооруженные силы также имеют возможности создавать помехи датчикам спутниковых систем наблюдения и даже уничтожать сами спутники. Многочисленные противники с помощью кибер-операций пытаются проникнуть в американские военные информационные сети с целью получения информации или нарушения их работоспособности. В результате вооруженные силы США не могут быть уверены в том, что в конфликтах с наиболее серьезными противниками они смогут получать точную и своевременную информацию об обстановке на поле боя или в том, что связь в районах боевых действий все время будет работать эффективно.

Подводная война. Для военно-морских сил КНР строятся современные подводные лодки, включая атомные, оснащенные современным вооружением, в том числе противокорабельными ракетами большой дальности  и крылатыми ракетами для стрельбы  по наземным целям. Хотя в МО считают, что развитие  глубоководного противолодочного оружия в  ВМС КНР "по-видимому, сильно отстает от разработок воздушных и наземных вооружений", отмечается, что Китай "усиленно работает над преодолением недостатков в этой и других областях".

Короче говоря, потеря почти что полной монополии, которой  США обладали по широкому кругу ключевых направлений, потенциально может сильно отразиться на способности проецирования силы и защиты интересов США, их союзников и партнеров. Анализ будущих конфликтов с наиболее серьезными противниками во временных рамках до  2020 года и далее показывает, что войскам США и союзников придется бороться за достижение преимуществ, которые они до этого принимали как должное. Без вкладывания очень значительных средств в развитие новых возможностей и концепций для проецирования силы руководство США и союзников может потерять уверенность в способности  и воле Соединенных Штатов победить агрессию.
Если это произойдет, то наша роль в качестве партнера для обеспечения безопасности будет под вопросом, а наше влияние и возможности по поддержанию стабильного и экономически эффективного мирового порядка будут подорваны.

Поэтому Третья Инициатива Возмещения МО или что-то очень похоже на нее действительно необходимы, если вооруженные силы США будут  стремиться приобретать новые возможности и разрабатывать новые оперативные концепции, необходимые для адекватного реагирования на комплекс вызовов.

Реагирование на Вызовы: Развитие Новых Военных Концепций и Возможностей

Если силы США, союзников и партнеров хотят сохранить достаточные способности для сдерживания и поражения достаточно сильного противника, потребуются новые инвестиции в платформы, вооружение, инфраструктуру и системы обеспечения. Но решение данной проблемы потребует не просто приобретения и развертывания нового и лучшего вооружения. Размах угроз типа A2/AD со стороны наиболее сильных противников также требует новых концепций для проведения операций по проецированию силы. Таким образом, деньги, время и таланты должны быть направлены не только на разработку и закупку нового оборудования и инфраструктуры, но и на развитие концепций, проведение игр и анализа, полевых экспериментов и совместных исследовательских  учений.

Следующие ключевые направления заслуживают особого внимания:

·         Расширенные возможности по срыву наступления противника в начале конфликта. Противник намерен использовать свою мощь в операциях A2/AD, чтобы создать "окно возможностей", в течение которого они смогут достичь своих оперативных целей. В ответ Соединенные Штаты и их союзники должны найти больше способов, чтобы нанести ущерб или уничтожить наступающие войска противника и подавить их ключевые опорные элементы - его операционные центры тяжести (хабы) - в начале конфликта, то есть, еще до завоевания превосходства в воздухе и на море вблизи территории противника и его сил. Это является ключом. Из-за того, что американская армия так долго была уверена в своем превосходстве в этой области  в конфликтах  против более слабых противников, она, по большей части, не развивала  свои возможности разведки и наблюдения (ISR) и ударные возможности в условиях реального противоборства. Это относится не к способностям “первого удара”, а к нанесению поражения тем силам, которые использует противник для нападения на войска союзников или партнеров или американские войска и базы.

·         Устойчивое базирование -  придание силам передового базирования и базам (в том числе надводным кораблям) большей устойчивости (см. ниже).

·         Быстрое подавление/уничтожение ПВО противника, включая подавление РЛС, нарушение систем управления, уничтожение ракет на пусковые установки и
нейтрализацию крупных группировок истребительной авиации.

·         Снижение возможностей противника в оценке обстановки и управлении при одновременном повышении устойчивости наших возможностей.

·         Кибер-защита и нападение – снижение уязвимости информационных сетей, используемых американскими вооруженными силами, к кибер-атакам с одновременным развитием более совершенных инструментов для подавления информационных сетей противника.

Определение конкретных программ, систем или технологий, наиболее подходящих для обеспечения этих возможностей, выходит за рамки данного выступления. Однако, некоторые общие выводы ясны:

·         Соединенные Штаты должны продолжать модернизировать свой парк боевой авиации дальнего и ближнего действия. Одним из ответов на растущие ударные возможности противника стал поиск путей проведения большего количества совместных операций из баз, находящихся  за пределами возможностей самых многочисленных угроз (например, баллистических ракет малой и средней дальности и крылатых ракет воздушного базирования). Дальние бомбардировщики, крылатые ракеты большой дальности воздушного и морского базирования, самолеты-дозаправщики и долговременные системы дальней разведки и наблюдения (ISR платформы) будут играть важную роль в любой будущей концепции операций (CONOPs) США по проецированию силы. Но высокопроизводительные  системы меньшей дальности (истребители 5-го поколения) также будут необходимы для того, чтобы защититься от налетов вражеских бомбардировщиков, и для борьбы за свободу действий в спорном районе (например, в Тайваньском проливе). Вероятность того, что ВВС США придется некоторое время воевать без численного превосходства подчеркивает необходимость в истребительной авиации и вооружениях класса "воздух-воздух", которые качественно превосходят наилучшие образцы государств-противников.

·         Необходимы большие запасы современного вооружения и боеприпасов. Конфликт с противником, обладающим мощью в A2/AD операциях, потребует большего расхода ракет и высокоточных управляемых боеприпасов. С самого начала будет большая потребность в оружии, таком как противокорабельные ракеты и крылатые ракеты против наземных целей, которые позволяют атаковать ключевые цели из районов вне досягаемости современных систем ПВО противника. Так как американским силам придется бороться с  гораздо большим количеством современных истребителей и ракет, чем это было в предыдущих войнах,  то они вынуждены будут расходовать большое количество ракет "воздух-воздух" и "воздух-земля". Такое оружие дорогое, но оно необходимо для повышения эффективности использования сил, ограниченных в количестве самолето-вылетов.

·          Необходимы новые подходы в обеспечении  базирования и оперативного  использования сил передового базирования. Во времена холодной войны живучесть авиабаз на передовых рубежах обеспечивалась в первую очередь за счет укрепления ключевых объектов, таких как ангары для самолетов, сооружения для технического обслуживания, хранилища оружия и помещения для личного состава. С появлением высокоточных баллистических и крылатых ракет необходимы более разнообразные подходы. Усилия должны быть направлены на: (1) укрепление отдельных объектов, находящихся  под угрозой ракетных и воздушных атак, (2) обеспечение того, чтобы сухопутные войска могли  действовать по большей части  в  неблагоприятных условиях, (3) развитие возможностей для быстрого ремонта поврежденных объектов, особенно взлетно-посадочных полос, (4) снижение возможностей противника по обнаружению наземных объектов и надводных кораблей за счет использования маскировки, ложных целей и обманных мероприятий, и (5), обеспечение лучшей защиты ключевых объектов путем использования активной обороны от баллистических и крылатых ракет. Последняя из этих мер особенно сложная, учитывая высокую стоимость, скромную эффективность и уязвимость систем противоракетной обороны на ТВД. В настоящее время  ведутся разработки более дешевых способов перехвата баллистических ракет, и эти работы должны получить приоритетное значение. В ближайшей перспективе такие мероприятия, как выделение новых аэродромов, которые силы США смогут  использовать в военное время, улучшение инфраструктуры таких аэродромов, разработка мероприятий и процедур для проведения операций с немодернизированных аэродромов и проведение учений, могли бы в значительной степени способствовать  снижению уязвимости американских войск в военное время, укрепляя при этом их сдерживающий потенциал. Это требует установления отношений с новыми партнерами и углубление существующих связей. Кроме того, более рассредоточенное базирование экспедиционных войск создаст дополнительные трудности для решения задач совместной логистики, обеспечения безопасности баз и инженерно-технического обеспечения.

·         Американские средства космического базирования должны быть более надежными. Во многом исход борьбы за превосходство в информационном обеспечении будет зависеть от того, насколько та или другая сторона сможет поддерживать такие критически важные функции, как загоризонтная связь, слежение и позиционирование, многие из которых осуществляются с помощью спутников. Многие противники имеют или разрабатывают средства, которые могут подавить или иным образом вмешиваться в работу этих спутников. Россия и Китай обладают противоспутниковыми ракетами, способными уничтожать спутники, по крайней мере, на низкой околоземной орбите. Противодействие этим угрозам делает необходимым усиление возможностей систем оценки космической обстановки, которые отслеживают всякую деятельность в космическом пространстве, определяют объекты  и ведут за ними слежение. Эти усилия должны быть дополнены множеством мер, направленных на повышение живучести спутниковых группировок. Руководство также должно учитывать возможные выгоды и издержки от разработки бортовых и наземных средств, дополняющих возможности космических средств, и развертывания наступательных средств космического базирования как средства сдерживания противника от атак на американские объекты и снижения его возможностей сетевого управления, связи, разведки, наблюдения, разведки местности (C4ISR).

Конечно, противодействие угрозам, исходящим от государств-потенциальных противников - это не только проблема для Соединенных Штатов. В самом деле, было бы неразумным и невозможным для США пытаться решить эти проблемы в одностороннем порядке. Союзники и партнеры, особенно те, кому непосредственно или косвенно угрожает деятельность противника или находящиеся в одном с ними регионе, заинтересованы в обеспечении того, чтобы их силы могли дать отпор агрессору и эффективно участвовать в объединенных региональных операциях во главе с Соединенными Штатами.

С учетом этих задач распространение систем и технологий, вызывающих у США опасения, могут осуществляться в наших интересах. Если союзники и партнеры будут  вкладывать средства с  умом, то они смогут  обойтись менее масштабными действиями в районах с условиями ограничения и недопущения доступа (A2/AD).  

К примеру, Тайвань имеет экономические, технические и операционные возможности для разработки, развертывания и эксплуатации систем, таких как БЛА малой дальности и противокорабельные крылатые ракеты, мины для установки на мелководье, реактивная артиллерия, мобильные установки ПВО ближней зоны и средства постановки помех системам связи, которые при использовании должным образом могут внести большой вклад  в повышение эффективности обороны. Подобные возможности могут помочь лучше контролировать и защищать свои прибрежные районы таким государствам, как Филиппины и Вьетнам, которые столкнулись с угрозой со стороны Китая в борьбе за контроль над спорными территориями в Южно-Китайское море.
Страны, входящие в  Совет по сотрудничеству стран залива (GCC), обеспокоенные угрозами, подобно агрессии со стороны Ирана, также могут инвестировать в усиление обороны  авиабаз, развитие минно-тральных сил, противоракетной обороны, БЛА и других средств, необходимых для противодействия традиционным и нетрадиционным угрозам. Благодаря планированию,  регулярному проведению совместных учений и эффективному взаимодействию в использовании сетей связи, Соединенные Штаты, их союзники и партнеры могут значительно усилить свой потенциал за счет комплексного использования всех возможностей. Но тут нельзя ошибиться: наращивание таких возможностей не сможет заменить силы США и обязательства использовать их в качестве средства возмещения дисбалансов военной мощи.

Составляющие успеха

Для того, чтобы Третья Стратегия Возмещения или какие-либо мероприятия  по планированию, предпринимаемые в этой сложной обстановке, были успешными, будут необходимы следующие элементы:

·         Обсуждения и решения о распределении ресурсов должны основываться на серьезном и достоверном совместном анализе будущих оперативных проблем и их возможных решений. В частности, Министерству Обороны будет необходимо воссоздать и оживить возможности проводить частые тщательно разбираемые штабные тренировки и оценки действий на основе моделирования с тем, чтобы выявить основные недостатки в программных возможностей, проверять новые оперативные концепции проецирования силы и оценивать готовность систем к их реализации.

·         Потребуются дополнительные ресурсы для модернизации сил и поддержки новых оперативных концепций. Многие проверенные на практике способы реагирования на ключевые A2/AD угрозы не финансировались или недостаточно финансируются сегодня из-за бюджетных ограничений. Если лимиты для МО, налагаемые Законом о Бюджетном Контроле,  не будут отменены в 2016 финансовом году  и  в последующем, то будет очень горько наблюдать, как на основе даже безупречного выполнения третьей стратегии будут решаться растущие проблемы.

·          Конгресс в сотрудничестве с администрацией должен решить вопрос обеспечения большей гибкости и оперативности в управлении оборонными программами и ресурсами. Как заметил секретарь Хейгел, МО нужна "гибкость в принятии  критически важных мер экономии, начиная с отказа от  избыточного базирования до  пересмотра программ замены устаревших оборудования и систем".

Выводы

Некоторые эксперты, оценивая тенденции изменения военно-стратегического баланса между США и Китаем или другими потенциальными противниками, сделали вывод, что противоборство становится слишком жестким и что усилия, направленные на поддержание Америкой статуса партнера, обеспечивающего безопасность многих важных государств,  являются экономически неподкрепленными и практически неосуществимыми. Некоторые советуют прибегнуть  к “стратегическому сокращению” и принятии стратегии “оффшорного балансирования,” в рамках которой Соединенные Штаты должны будут  отказаться от своих основных обязательств в области безопасности и полагаться на "региональные балансы сил для сдерживания восходящих держав".  Другие утверждают, что Соединенные Штаты смогут сдерживать авантюристические и агрессивные действия со стороны Китая и других противников “беззатратно” с помощью угроз  ввести экономические санкции в ответ на агрессию и/или путем создания региональных систем самозащиты союзников и партнеров.

Проблема с этими подходами, попросту говоря, заключается в том, что они, вероятней всего, не будут работать. Они могут выступать как ценные взаимодополняющие элементы к  стратегии, направленной на недопущение достижения вооруженными силами КНР поставленных целей, но используя такие косвенные подходы невозможно сдерживать или победить Китай или другие мощные государства. Военные игры и анализ гипотетических конфликтов, связанных с Китаем и соседними государствами, в период до  2020 года показывают, что в вероятных сценариях, если стоит цель сорвать крупную китайскую войсковую операцию, то просто нет замены и по типу, и по уровню той военной поддержке, которую  Соединенные Штаты могут однозначно предоставить. И эта поддержка должна оказываться быстро и быть устойчивой на протяжении всей кампании.

Наиболее реальным сдерживающим фактором  в отношении агрессии является тот, который приведет противника к перспективе поражения: он чувствует, что вряд ли сможет выполнить поставленные оперативные задачи, благодаря комплексному и решительному использованию всех возможностей обороняющихся сил. Применение сил в поддержку таких сложных стратегий прямой обороны или воспрепятствования может оказаться трудным для страны, которой предстоит осуществить проецирование силы (переброску сил на большие расстояния). Но будущие вооруженные силы США, модернизированные, развернутые на позициях и используемые во взаимодействии с силами союзников и партнеров в регионе, должны быть способны помешать агрессии потенциального противника. Это не означает, что выполнение этой задачи обязательно будет легким и не очень затратным, но расходы на поддержание надежной обороны вполне оправданы теми преимуществами, которые она обеспечивает. Это, как я понимаю, является основным движущим фактором Третьей Инициативы Возмещения МО. Это подобающая и, я считаю, достижимая цель.

 

Amadeus09.08.15 00:30
А не проще ли американцам вместо того, чтобы разрабатывать новые стратегические концепции, посто убавить свои геополитические амбиции и держаться подальше от регионов, в которых их присутствие не является обязательным.
Leo Leon12.08.15 16:07
Какие они нахалы, русские и китайцы, пытаются защищаться, пытаютсься противоборствовать "доблестным" янки на собственных территориях. Ату их! Призвать к порядку!
English
Архив
Форум

 Наши публикациивсе статьи rss

» Памяти Фывы
» С Днем Победы!
» «Темные пятна» биографии Председателя ЦБ РФ
» Последний искренний сталинист
» C 8 Марта, драгоценные женщины!
» С днем защитника Отечества!
» Фонды правят миром
» Ответ на главный вопрос жизни, вселенной и всего такого. Или 42.
» Дзюдоист Путин и его дворец в Геленджике.

 Новостивсе статьи rss

» Axios узнал о встрече Байдена с экспертами по РФ перед саммитом с Путиным
» Китай получил рекордные объёмы прямых иностранных инвестиций в экономику
» На Украине решили обложить крымчан налогами
» Гаубицы-кабриолеты направят в сухопутные войска
» Байден назвал условия вступления Украины в НАТО
» Big Think (США): что было до Большого взрыва?
» Экономический рост вопреки санкциям
» Греческие политики протянули руку дружбы Крыму

 Репортаживсе статьи rss

» Эксклюзивное интервью GT с российским послом: какую позицию Россия займет в случае вооруженного конфликта между Китаем и США? (Global Times, Китай)
» Врачи прилетели: как на Руси появились больницы
» Страховой полюс: зачем Минобороны расширяет арктический аэродром
» "Чистое" строительство набирает обороты
» Язык до бюджета довел: Россия удваивает траты на «мягкую силу»
» Российских хакеров обвинили в кибератаке на крупнейшего в мире производителя мяса JBS
» На Петербургском международном экономическом форуме
» Глава Россотрудничества — О давлении на русскоязычное население в Прибалтике и создании позитивного образа РФ за рубежом

 Комментариивсе статьи rss

» Die Welt (Германия): как чудо-блицкриг против западных союзников привел к катастрофе
» BCG: за пятилетку Россия стремительно разбогатела
» Ремонт конфронтации
» Только факты: претензии России к США и их западным союзникам по ДОН
» Социальный маневр поможет перенаправить на нуждающихся сотни миллиардов
» 28 июня 2021 года Банк международных расчётов сдаётся России и Китаю?
» Академик Дынкин: Пять шагов, чтобы разрядить опасную ситуацию в мире
» Как создать серию крупных авианосцев для ВМФ России

 Аналитикавсе статьи rss

» Наконец США стали проедать собственные деньги
» The American Spectator (США): пора договариваться с Владимиром Путиным
» Новой коалиции в Израиле предстоит пройти стресс-тест
» «Денежный дождь» грозит обрушить мировую экономику
» Запад лишает ВМФ России стратегической базы в Африке
» «Москва будет обгонять Вашингтон на три — пять лет»: как в США продвигается программа разработки гиперзвукового оружия
» Как чрезмерный комфорт делает людей несчастными.
» Уйдя из Афганистана, американцы займут место России в Средней Азии
 
мобильная версия Сайт основан Натальей Лаваль в 2006 году © 2006-2020 Inca Group "War and Peace"