Регистрация / Вход
мобильная версия
ВОЙНА и МИР

 Сюжет дня

ОАК, «Сухой» и «МиГ» объединили в одну компанию
Главная страница » Аналитика » Просмотр
Версия для печати
Почему у Китая получилось: уроки реформ в СССР и КНР тридцать лет спустя
16.10.21 05:54 Демократия и удобные режимы

Сравнение исторических траекторий Китая и России — одна из заметных тем дискуссий политологов и экономистов в год тридцатилетия распада СССР. Известный британский историк мировой экономики Адам Туз в своей статье для портала Noemamag «Как Китай избежал краха в советском стиле» дает обзор новых работ западных специалистов, посвященных китайским и советским реформам конца 1980-х годов, и приходит к выводу, что расхождение путей двух стран сорок лет назад не стало фатальным — сегодня между ними гораздо больше общего, чем в конце 1980-х годов. За последние полвека, констатирует Туз, политическое руководство как Китая, так и России извлекло один важный урок: главное — это автономия, свобода действий во внутренней и внешней политике.

Исторический евразийский поворот

Сегодня в центре внимания всего мира находится гонка между Китаем и США. Китай вряд ли когда-нибудь обгонит экономику США в расчете на душу населения, хотя он по-прежнему пытается догнать Америку по абсолютным размерам своей экономики. Однако Россия — это сверхдержава, которую Китай уже превзошел.

На Евразийском континенте это историческое изменение масштабов. В 1914 году ВВП Российской империи на душу населения был примерно втрое больше китайского, а к 1970-м годам разрыв был шестикратным. Советские граждане по ВВП на душу населения относились к среднему диапазону доходов, тогда как Китай оставался крайне бедным.

Сорок лет спустя Китай почти догнал Россию по ВВП по паритету покупательной способности на душу населения. Помноженный на гигантское население, совокупный ВВП Китая в настоящее время более чем в девять раз превышает ВВП России. Россия сохраняет мощный ядерный арсенал и входит в тройку крупнейших экспортеров ископаемого топлива, но в качестве мировой державы Китай сейчас полностью затмевает ее. В 1950-х годах помощь Советского Союза поддержала Китай в Корейской войне и способствовала индустриализации. Сегодня именно Россия смотрит на Китай как на свою стратегическую и экономическую опору.

Чем объясняется этот шокирующий поворот судьбы? Подъем Китая и десятилетие унижения России в 1990-х годах происходили в контексте однополярного мира и Вашингтонского консенсуса. Гегемония тогда принадлежала неолиберальным идеям. В России и Восточной Европе шоковая терапия — всеобъемлющая и внезапная либерализация цен, жесткая экономия с целью консолидации бюджетов и сокращения совокупного спроса, а также приватизация — стала синонимом беспардонного безразличия рыночной экономики.

Китай, с другой стороны, извлек выгоды из глобализации, но сохранил высокую степень автономии в экономической политике. Это была куда лучшая траектория. Как Китай избежал советской участи? Почему пал советский блок?

Экономика переходного периода

Распространенное объяснение успеха Китая состоит в том, что у него хватило здравого смысла игнорировать западную экономику. Как утверждал гарвардский экономист Дэни Родрик, никто не «назовет (западных) экономистов или исследование, которые сыграли бы важную роль в реформах в Китае». Экономическая теория — «по крайней мере в ее традиционном понимании» на Западе — не играла «значительной роли».

Этой интерпретацией наслаждаются китайские националисты эпохи Си Цзиньпина. Они очень рады утверждать, что китайское экономическое чудо «выросло из китайской почвы» благодаря «великой смелости и решимости китайских коммунистов, отмечает историк Джулиан Гевирц, который недавно стал руководителем по Китаю в Совете национальной безопасности администрации Джо Байдена.

Проблема в том, что это явно не соответствует действительности. В своей новаторской работе «Маловероятные партнеры: китайские реформаторы, западные экономисты и создание глобального Китая» Гевирц показал, что в действительности китайские экономисты и экономические советники на протяжении 1980-х годов поддерживали тесные контакты с Западом. Они сформировали некое сочетание доктрин, которому, полагает Гевирц, и принадлежит заслуга в успехе Китая. В центре сюжета, который излагает Гевирц, находятся не западная или китайская экономика, а действия по открытию экономики миру.

Политэкономист Изабелла Вебер в своей новой книге «Как Китай избежал шоковой терапии», взяв за основу не успехи Китая, а болезненный посткоммунистический переход 1990-х годов, меняет условия дискуссии. Она задается вопросом не столько о том, какую выгоду принесла Китаю открытость, сколько о том, как ему удалось избежать той катастрофы, которой интеграция в мировую экономику оказалась для советского блока.

По утверждению Вебер, Чжао Цзыян, настроенный на реформы премьер КНР (в 1980−1987 годах), разрывался между двумя противоборствующими фракциями. С одной стороны, это были сторонники свободного рынка — группа «пакетных» реформ, возглавляемая молодыми экономистами, ориентированными на Запад, такими как Ву Цзинлянь, которого превозносит Гевирц. С другой стороны, это группа людей, чьи карьеры в 1960−1970-х годах были затронуты культурной революцией и чье представление о более постепенном и прагматичном реформировании ценообразования сформировалось под длительным влиянием пребывания в сельских районах Китая. Эта группа нашла поддержку среди старых кадров, реабилитированных после культурной революции.

По иронии «пакетные» реформаторы, которые выступали за всестороннюю и одновременную либерализацию цен, были в то же время сторонниками в высшей степени технократических усилий по вычислению надлежащих цен, с которыми можно было начать либерализацию. Напротив, более прагматичные реформаторы предпочитали двойную систему, в рамках которой определенная часть продукции поставляется государственным учреждениям по фиксированным ценам, а другая часть предназначается для продажи по рыночным ценам. Это и позволило бы постепенно открывать цены рынку.

Как подчеркивает Вебер, хотя два эти лагеря экономистов совершенно отличались по своим программам, политической и институциональной принадлежности, их представители не страдали узостью мировоззрения. У обоих групп были международные связи, и прагматики, такие как Чэнь Ицзы и Ван Сяоцян, чтобы сформулировать аргументы против радикальных рыночных реформ в Китае, консультировались со сторонниками социальной рыночной экономики в Германии и поддерживали аграрную политику режима Аугусто Пиночета в Чили.

Особый интерес представляют доводы двух групп о том, как следует понимать инфляцию. Является ли она чисто макроэкономическим явлением, вызванным дисбалансом совокупного спроса и денежной массы — сугубо монетарным явлением, как настаивает Милтон Фридман? Или же инфляцию можно разделить на ряд отдельных движений цен, каждое из которых обусловлено сложной комбинацией условий спроса и предложения?

«Пакетные» реформаторы утверждали, что не стоит опасаться «большого взрыва» либерализации цен, если цены установлены правильно и отсутствует денежный навес из-за чрезмерного кредитования. Исходя из этого, они, как правило, рассматривали государственные инвестиции в основном через призму совокупного спроса и роста кредита, а следовательно, видели в них движущую силу инфляции.

Напротив, прагматики сосредоточились не на инфляции в целом, измеряемой совокупными индексами цен, а на ценах на основные потребительские и производственные товары, которые в каждом случае определяются конкретными условиями спроса и предложения. Они рассматривали инвестиции не только как источник спроса, но и как фактор, определяющий, какие производственные мощности могут быть доступны для удовлетворения спроса. Обладая длительным опытом работы в сельском хозяйстве, они хорошо осознавали, к каким последствиям ведет нехватка государственных средств в важнейших секторах экономики. Любопытно, что похожие дискуссии об инфляции по-прежнему ведутся в Европе и США на фоне восстановления экономики от пандемии.

Ходьба по лезвию ножа

В 1980-е годы «пакетные» реформаторы дважды были близки к тому, чтобы убедить Чжао Цзыяна провести полномасштабную реформу цен — и дважды потерпели поражение.

В 1986 году их планы остановило прежде всего противодействие со стороны экспертов. На базе масштабных исследований, проведенных в Венгрии и Югославии, Институт системных реформ, который консультировал Чжао, пришел к выводу, что Китай не в состоянии предпринять всеобъемлющую и немедленную либерализацию.

Второй эпизод имел место в 1988 году. После продолжительной кампании в поддержку реформ, включавшей среди прочего визит в Китай самого Фридмана, на августовском совещании Политбюро КПК объявило о неизбежной либерализации всех цен. В результате Китай накрыла волна панической скупки товаров и бегства вкладчиков из банков. Инфляция угрожающе ускорилась. После этого Дэн Сяопин незамедлительно ударил по тормозам. На передовую был вызван Чэнь Юнь, ветеран борьбы с инфляцией 1950-х годов, а Чжао Цзыян потерпел поражение.

Все дальнейшие шаги в направлении либерализации цен были остановлены. В 1989 году в условиях подавления протестного движения Пекин приступил к фискальной и денежно-кредитной консолидации. К середине 1990 года инфляция, после скачка до 28% в годовом выражении в апреле 1989 года, практически прекратилась. В результате Китай пережил серьезный политический шок, фискальное и денежно-кредитное сжатие, но экономический рост в целом продолжался без сбоев.

Но если в 1988 году победили прагматичные сторонники системы двойных цен, то почему они не оказались в центре внимания в последующие годы триумфального роста китайской экономики? Почему именно радикальные «пакетные» реформаторы, такие как У Цзинлянь, потерпевшие поражение в 1988 году, сегодня прославляются как крестные отцы реформ?

В 1989 году, когда в Пекине набирали силу студенческие протесты, сторонники прагматизма остались верны Чжао Цзыяну и его неудачной попытке достичь соглашения между студентами и режимом. После событий на площади Тяньаньмэнь прагматики оказались обречены на изгнание или молчание. Как и Чжао, который провел остаток жизни под домашним арестом, они были вычеркнуты из истории.

Напротив, «пакетные» реформаторы оказались радикалами в теории, но прагматиками в политической практике. Спустя год после того, как Чжао отрекся от них во время инфляционного кризиса 1988 года, «пакетные» реформаторы почти без сомнений осудили его и протестующих студентов. Их верность властям предержащим была вознаграждена. Когда пыль улеглась, «пакетные» реформаторы под руководством Цзян Цзэминя и Чжу Жунцзи резко вышли на первый план. Чжоу Сяочуань, один из самых ярких сторонников «пакетных» реформ в конце 1980-х годов, с 2002 по 2018 год занимал пост управляющего Народным банком Китая.

Почему Советский Союз не последовал за Китаем

Из трех аспектов шоковой терапии — внезапной либерализации цен, жесткой экономии бюджетных средств и приватизации — Вебер уделяет внимание последнему. Ее явный вывод состоит в том, что если китайская элита сделала правильный выбор, то советская катастрофа стала результатом неправильного поворота. Здесь Вебер ссылается на авторитет Питера Нолана — ведущего специалиста по экономике Китая и одного из самых ярых неортодоксальных критиков шоковой терапии. В своих работах 1990-х годов он с необычайной ясностью изложил основу для сравнения успехов Китая и неудач России.

Первый ход в цепочке рассуждений Нолана — самый смелый. В противовес аргументу о том, что относительный успех Китая был обусловлен структурными преимуществами, которые облегчили Китаю выход из плановой экономики, Нолан настаивает, что на самом деле возможности для догоняющего роста у двух стран были довольно схожими. Действительно, с учетом неэффективности, царившей в обоих коммунистических режимах, у них должны были присутствовать огромные возможности для роста. Невероятно, но, несмотря на огромный сельскохозяйственный потенциал 1970−1980-х годов, Советский Союз испытывал сложности с тем, чтобы прокормить свое население. О расточительности же советской промышленности ходили легенды. Если в 1990-е годы экономический рост в России замедлился, вряд ли это произошло из-за отсутствия возможностей наверстать упущенное.

Во-вторых, Нолан не соглашался с «пакетными» реформаторами, которые считали, что для обеспечения успешного перехода к рынку решающее значение имеет устранение власти коммунистической партии. Напротив, утверждал он, «более успешный переход от коммунистической экономики можно легче осуществить с сильным государством, способным поставить общие национальные интересы выше интересов влиятельных групп». Самореформирующаяся коммунистическая партия как двигатель перехода, считал Нолан, могла быть наименьшим злом при достижении этой цели. Поэтому «причины успеха Китая могут заключаться прежде всего в ряде исторических факторов, которые позволили Коммунистической партии Китая выжить (тогда как в Восточной Европе и России она была свергнута) и возглавить внедрение все более конкурентоспособной экономики».

Именно относительная автономия центра принятия решений в коммунистической партии дает основание для последнего шага Нолана: «Реформа сталинской экономики может рассматриваться историей как крайняя ситуация, в которой правильный политэкономический выбор может вызвать взрывной рост, а неправильный может заставить систему вращаться в обратном направлении с высокой скоростью в течение длительного периода времени».

Если в Коммунистической партии Китая шли веские и изощренные политические дискуссии, то что-либо подобное было невозможно в закостенелой среде КПСС, утверждает Нолан. В отличие от убежденного прагматизма Дэн Сяопина, высказывания Михаила Горбачева по поводу экономики были, по мнению Нолана, бессодержательными и несущественными. Русские оказались легкой добычей для мессианского призыва ревностных сторонников всеобъемлющих экономических и политических реформ. И Нолан, и Вебер отмечают хладнокровную революционную логику, с помощью которой «пакетные» реформаторы пропагандировали пострадать сейчас ради того, чтобы получить выгоду потом.

Но правдоподобно ли такое описание распада Советского Союза? Ответ: нет, если обратиться к весьма оригинальному изложению событий, представленному Крисом Миллером в книге «Борьба за спасение советской экономики». Имея уникальный доступ к документам Политбюро, Миллер решил принципиально пересмотреть наше понимание роли Горбачева в процессе экономических и политических реформ. Миллер демонстрирует глубокий интерес советских руководителей и экспертов к опыту Китая: Горбачев был заворожен Азиатско-Тихоокеанским регионом, видя в нем новый горизонт экономического развития, перспективу, которая была вполне привлекательной с советской точки зрения. Советские экономические эксперты не только не отвергали постепенный подход Китая к реформам, но и подробно изучили его. Они экспериментировали с реформированием предприятий и зонами экономического развития по китайскому образцу. Проблема, как показывает Миллер, заключалась в том, что они просто не могли заставить реформы в китайском стиле заработать в Советском Союзе.

Горбачев столкнулся не с интеллектуальными ограничениями, а с тесно переплетенной сетью политических и экономических интересов. Они уходят корнями в историческое наследие преобразований советского общества при Сталине с конца 1920-х по 1950-е годы. Горбачеву противостояли прочные круги советского коллективизированного сельского хозяйства — масштабного и мощного блока государственных агропромышленных предприятий, которые не хотели, чтобы их взаимосвязанные отношения оказались под угрозой. А главное, ему противостоял военно-промышленный комплекс — наиболее могущественные круги советской экономики. Горбачеву даже приходилось бороться за получение базовой информации о военном бюджете. Он опасался, что при слишком активном давлении советские военные отстранят его от власти.

Разочарованный медленным ростом и оказавшись в тупике в попытках провести структурные реформы, Горбачев решил сделать ставку на ускорение, чтобы выйти из этого тупика. Были увеличены как государственные субсидии, так и инвестиционные расходы. В результате макроэкономический дисбаланс, который скрывался за фиксированными ценами в советской экономике, стал еще хуже. Именно это и было главной советской ошибкой. До середины 1980-х годов инфляционное давление было управляемым, но уже к 1989 году всю советскую экономику переполняла избыточная покупательная способность. Если бы рост инвестиционных расходов и потребительских субсидий действительно вызвал рост производства и производительности, Горбачев мог бы выйти из тупика. Однако на практике производство остановилось.

В Китае цены в значительной степени уже были либерализованы и рынки приспосабливались к ним. В Советском Союзе основной причиной расстройства экономики был денежный навес. Слишком большая покупательная способность пыталась угнаться за недостаточным предложением товаров, цены на которые к тому же были жестко фиксированными. Результатом увеличения спроса и повышения фиксированных цен становились сбои, очереди и неэффективность.

К 1989 году одновременно с протестами на площади Тяньаньмэнь в Советском Союзе вспыхнула волна забастовок, подавлять которую у режима уже не было желания. Дисциплина рушилась, и споры о будущем советской системы поляризовались. Вдохновленные рекомендациями Восточной Европы, советские «пакетные» реформаторы стали мыслить в категориях программы «500 дней». Их поддержал Борис Ельцин, стремившийся увеличить полномочия России в рамках СССР.

В то же время сторонников сохранения существующего порядка в Москве воодушевлял разгон демонстраций на площади Тяньаньмэнь. Как показывает Миллер, консервативная оппозиция Горбачеву представляла собой нечто большее, нежели приверженность «кремлевских старцев» прежним путям развития. Целью промышленных, аграрных и военных кругов было поддержание того политэкономического режима, из которого они на протяжении десятилетий извлекали выгоду. Они знали, что для сохранения их позиций решающее значение имеет удержание власти Коммунистической партией. Августовский путч 1991 года стал их последней попыткой сохранить эту коалицию.

Именно провал переворота окончательно разрешил проблему в пользу российских «пакетных» реформаторов. Вырвав Россию из состава Советского Союза, Ельцин 2 января 1992 года полностью либерализовал все цены в отчаянной попытке разблокировать рынки и перезапустить цепочки поставок. На тот момент «большой взрыв» был попросту единственным выходом из все более опасной ситуации экономического коллапса.

Вернемся к трем ключевым составляющим «шоковой терапии». Мало кто станет защищать хищническую приватизацию в постсоветской России, а что касается попыток ввести жесткую бюджетную и денежно-кредитную политику, то они имели лишь ограниченный успех. Прежде всего Россия скатилась к гиперинфляции. Но при этом общераспространенным мнением было то, что «большой взрыв» в России неизбежен.

Ключевое отличие между Россией и Китаем заключается в том, что Китай никогда не доходил до таких крайностей. Благодаря успеху аграрных реформ Китай в 1980-е годы никогда не находился на грани голода. Несмотря на регулярные волны протестов, он не столкнулся с чем-то похожим на гражданскую войну и военный переворот. В экономике реформа ценообразования была постепенной и началась рано — к 1989 году примерно половина цен уже была либерализована. Инфляция имела место, но сама по себе способствовала коррекции. Разговоры о надвигающейся гиперинфляции были скорее отражением панических настроений, а не макроэкономических реалий. Показатель 28-процентной инфляции весной 1989 года, который обычно приводится, представляет собой не инфляцию месяц к месяцу, что действительно приближало бы к гиперинфляции, а в годовом выражении.

Итак, если мы хотим понять, почему Китай избежал шоковой терапии, в то время как у России не было иного выбора, кроме «большого взрыва», необходимо ответить на вопрос: почему Дэн Сяопин смог направлять процесс постепенной институциональной и макроэкономической перестройки, а Горбачев оказался в тупике?

Войны на истощение

В своей основополагающей статье 1989 года исследователи Аллан Дразен и Альберто Алезина, сторонники политики жесткой экономии, попытались объяснить, почему тупиковая ситуация, в которой находились Советский Союз и многие страны Латинской Америки в 1970−1980-х годах, не была разрешена своевременно и вместо этого пришлось прибегнуть к таким крайним мерам, как «большой взрыв». Когда стабилизация, отмечали они, имеет значительные последствия для распределения, как это происходит в случае повышения налогов для устранения большого бюджетного дефицита, разные социально-экономические группы будут пытаться переложить бремя стабилизации на другие группы. Процесс, ведущий к стабилизации, превращается в «войну на истощение», когда каждая группа считает рациональной попытку «пересидеть» другие. Искомая стабилизация происходит только тогда, когда одна из групп уступает и оказывается вынужденной нести непропорционально большую долю бремени бюджетной коррекции. Как полагает Миллер, ситуация в позднем Советском Союзе была классической войной на истощение — в отличие от Китая.

Советский Союз и, к примеру, Польша были странами со средним уровнем доходов, чей политэкономический режим имел больше общего со страдающей от инфляции Италией или пораженной кризисом Латинской Америкой, чем с Китаем с его низким уровнем доходов. Поскольку доходы на душу населения в СССР в шесть или семь раз превышали уровень Китая, указанные ключевые группы интересов — аграрии и ВПК — и население в целом могли многое потерять в результате любых корректировок.

Как указывает Миллер, мощная коалиция групп интересов, сопротивлявшаяся реформам, обладала дополнительным преимуществом: отношения между ними стабилизировались их отношениями внутри партии. Проблема заключалась не в том, что КПСС потеряла хватку, как иногда утверждают китайские критики, такие как сам Си Цзиньпин, а в том, что партия оказалась слишком сильным игроком в укреплении этих лоббистских кругов. Было чрезвычайно сложно выйти из тупика, противопоставив одни группы интересов другим. По мнению Миллер, именно этот тупик побудил Горбачева провести опасный эксперимент, направленный против монополии партии на политическую власть, одновременно приступив к экономической реформе.

В Китае же, напротив, был ряд отличий. Были достигнуты огромные успехи просто благодаря модернизации и сокращению гигантского сектора крестьянского сельского хозяйства. Партию сотрясла фракционная борьба в периоды «Большого скачка» и культурной революции. Военные были гораздо менее влиятельны и независимы. А в дополнение к этому конфликт групп интересов внутри партии был иначе структурирован.

Вместо войны на истощение, ужасающей кульминацией которой становится «большой взрыв», в политэкономическом режиме Китая наблюдались регулярные циклы расширения и сжатия. Борьбе за курс экономической политики в 1986 и 1988 годах предшествовали циклы расширения и сжатия экономики в 1981 и 1983 годах, а в дальнейшем подобные эпизоды происходили в 1990-х и 2000-х годах и вплоть до настоящего времени. В течение последних 40 лет постоянными особенностями политической экономии Китая были уход от края пропасти и избегание войн на истощение. Колеблющаяся стабильность политической экономии Китая объясняется тем, что доминирующие участники горизонтальной игры противостоят ключевым фигурам в вертикальной игре только косвенно.

В периоды роста партийные клики соревнуются друг с другом за влияние, прежде всего в децентрализованной погоне за ресурсами. Как известно, Дэн Сяопин благосклонно относился к южным точкам роста — Шанхаю и Гуандуну, — задавая для них огромную динамику. Но когда эта экспансия угрожала масштабной инфляцией и общей дестабилизацией, в интересах Дэна и его группы было временно передавать контроль над ситуацией технократическим кругам в Пекине, которые брали на себя ответственность за стабилизацию, хотя не хотели брать ответственность за политику в целом.

Как утверждает политолог и экономист Виктор Ши, именно этот баланс сил определил отношения между Дэном, ключевым игроком в горизонтальной игре 1980-х годов, и уже упоминавшимся Чэн Юнем, специалистом по контролю над инфляцией, которому в период «Большого скачка» выпала редкая честь противостоять самому Мао Цзэдуну. В 1988 году, когда движение за реформу ценообразования, за которое выступали Чжао Цзыян и его советники по «пакетной» реформе, дало противоположный результат, Дэн смог принести Чжао в жертву Чэну, не теряя своей общей власти. В начале 1990-х годов Чэн и его протеже, бескомпромиссный премьер Госсовета КНР Ли Пэн, добились финансовой стабилизации, после чего началась новая волна экономической экспансии.

Дискуссии между экономистами разыгрываются в силовом поле, определяемом конкуренцией фракций и групп интересов. Только когда мы получим эту более широкую картину, мы сможем обоснованно сравнить китайский и советский опыт. Если принять во внимание фракционные разногласия, то вопросы, горячо обсуждаемые экономистами и политиками, которых они консультируют, могут приобрести новое значение. Показательный пример — китайский кризис 1988 года.

В момент, когда шоковая терапия почти восторжествовала, фракция во главе с Чэн Юнем, выступавшая за контроль над ценообразованием, устроила ловушку либерализаторам цен. Прекрасно зная о рисках ускорения инфляции, они уступили Чжао, позволив развернуться кризису августа 1988 года, лишь затем, чтобы после этого наброситься на Чжао. Чэн мог нанести удар раньше, но предпочел позволить, чтобы поднялась паника и у Дэна не было выбора, кроме как призвать его для восстановления контроля над ситуацией.

Главное — это автономия

В России после 1992 года «большой взрыв» ценовой реформы, эскалация инфляции и грубое распоряжение приватизированной добычей ввергли общество в глубокий кризис, который прежде всего нанес сокрушительный удар по реальным доходам трудящихся. Сельское хозяйство и аграрные территории по всей России были брошены на произвол судьбы. После поражения августовского путча некогда могущественная Советская армия была неспособна сопротивляться происходящему. А Ельцин пользовался снисходительностью Запада, даже когда заставлял подчиняться парламентскую оппозицию и фальсифицировал выборы.

После кризиса 1998 года восстановление нефтегазового сектора, налогового и денежно-кредитного аппарата подготовило почву для возрождения российского государства Владимиром Путиным. Сегодня о путинской России можно утверждать то же самое, что Вебер говорит о Китае, который глубоко погряз в глобальном капитализме, но все же сопротивляется полноценной интеграции с институциональным порядком Запада.

Путин стал подчеркивать неприятие гегемонии НАТО задолго до того, как Китай объявил о своих геополитических амбициях при Си Цзиньпине. Поразительно, но Путин делал это на фоне очевидно ортодоксальной фискальной и денежно-кредитной политики. В период восстановления в 2000-х годах Россия перекачивала доходы от ископаемого топлива в Фонд национального благосостояния, однако, в отличие от Китая, баланс движения капитала в России не подлежит систематическому контролю — ключевым приоритетом политики режима является контроль над инфляцией. Это ограничивает возможности Путина в части крупномасштабных государственных расходов и инвестиций, но означает, что он застрахован от инфляционной катастрофы, которая свергла Горбачева и подорвала легитимность Ельцина. Жесткая макроэкономическая политика идет рука об руку как с грубым, но эффективным обращением с олигархами, так и со все более конфронтационной внешней политикой.

Россия не столько нарушает экономические правила, сколько играет в их пределах себе на пользу. Огромные валютные резервы, сократившийся, но по-прежнему мощный экспорт вооружений, газа и нефти — все это дает Путину необходимую ему базу. Прагматичный союз с Китаем, еще одним соперником западного порядка, обеспечивает Москве дополнительную степень свободы.

В Китае репрессии 1989 года лишь временно замедлили процесс реформ. Китай перерастал плановую экономику, и в конце 1990-х годов благодаря своему циничному политическому маневрированию сторонники «пакетных» реформ действительно добились своего. Рабочая сила крупномасштабно перераспределялась с государственных предприятий. Банковская система была перестроена. Рост происходил на фоне резкого увеличения экспорта. Усилились неравенство и коррупция.

Волна реструктуризации 1990-х годов, возможно, и не была китайским «большим взрывом», но раз и навсегда разбила «железную чашку для риса» — китайскую систему гарантированной пожизненной трудоустроенности в рамках плановой экономики. Новая модель роста нанесла огромный ущерб оставшемуся от эпохи Мао «ржавому поясу» на северо-востоке страны. Безработица резко выросла, протесты приобрели массовый характер. Как показывают данные, собранные командой под руководством экономиста Тома Пикетти для World Income Database, в последние три десятилетия расхождение между Китаем и Россией было менее разительным, чем их сходство. Разница же между ними заключается не в степени неравенства, а в тех темпах роста и примечательном уровне массового достатка, которые в Китае обеспечены городскому среднему классу.

Кроме того, в отличие от СССР, в Китае коммунистическая партия не просто выжила — сейчас она больше и мощнее, чем когда-либо. Известно, что Си Цзиньпин презирает Горбачева. 1989 год стал поворотным для Си: готовность партии установить дисциплину — признак ее исторического предназначения.

Проблемным периодом для китайской компартии стали годы упорного экономического роста Китая при Цзян Цзэмине и премьер-министре Чжу Жунцзи в 1990-х и начале 2000-х годов. В эпоху «трех представительств», когда в ряды партии вливались нувориши, она потеряла дисциплину. Коррупция подорвала моральный дух и сделала Китай уязвимым для американского влияния. По утверждению Нолана, это подорвало ее способность выступать эффективным источником, направляющим национальную политику.

Суть чисток Си — восстановление силы партии. Путин поразил и наказал отдельно взятого небезызвестного олигарха. Недавние инициативы Си Цзиньпина в области регулирования бизнеса идут куда дальше — речь идет об обогащении без правил и неуправляемом накоплении частного капитала как таковых. Здесь просматриваются как политический, так и макроэкономический аспекты. Обогащение без правил является политическим вызовом в том смысле, что оно стимулирует формирование альтернативных центров власти и престижа. Оно представляет собой макроэкономическую проблему, поскольку постоянно заставляет Китай двигаться с остановками.

Неизвестно, сможет ли Пекин перевести свой режим роста на более устойчивую основу. Обещания по этому поводу звучали часто, но остановки остаются нормой. В ответ на коронавирус Пекин вновь сделал выбор в пользу политики, направляемой инвестициями.

Но кажется очевидным, что политическое руководство как Китая, так и России извлекло за последние полвека один важный урок: главное — это автономия, свобода действий. В конечном итоге для управления динамикой роста и рисками включения в мировую экономику решающее значение имеет способность задействовать все инструменты власти — институциональные изменения, макроэкономические рычаги, политическое убеждение и принуждение. Именно это и Си, и Путин, похоже, намерены сохранить.

 

Бек, KZ17.10.21 21:11
Скоро начнется новая партия - вот тогда и посмотрим, насколько силен китай без своего главного внешнего рынка, с которого и вырос
Zmey18.10.21 07:36
Короче, если не рассусоливать, то два вывода всего:
1) у Китая было большей частью нищее и необразованное население, и ему в принципе было пофиг на то, что творится наверху, лишь бы выжить. В СССР население было более зажиточным, начиатнным и массово политизированным, людям было что терять и когда они начали действительно терять - захотелось перемен, и решительных.
2) партийная дисциплина и общий патриотизм партии привели к тому, что руководство Китая даже не думало продать или предать Китай.
В СССР предателей и продавцов в руководстве оказалось прилично, а на партию всем было уже пофиг.

И если с первым мало что можно было сделать (падение уровня жизни людей при структурных реформах неизбежны), то со вторым таки надо было брать пример с Китая.
veldinc`, RU18.10.21 14:29
И что характерно, никто их подобных экономистов не говорит о действительном истоке китайского "чуда": антисоветизме. Как и о том, именно США в оплату за противостояние с СССР, открыло свой рынок для китайцев, закрыв при этом глаза на нарушение прав интеллектуальной сосбтвенности и т.д., а фактически на банальное воровство и копирование западных товаров. При этом, американцы еще и заставили следовать этому своих европейских и других союзников, а копеечный китайский ширпотреб дал возможность удовлетворить потребности негров и латиносов в США, арабов и т.д. в Европе. Не говоря уже про уровень з/платы китайцев, отсутствие пенсионной и социальной систем (как впрочем и сейчас), и многие другие "мелочи". Кроме того, США не препятствовали переносу заводов своих корпораций в Китай и пепредаче технологий. Американцы мечтали стравить развившийся Китай с СССР, как они это сделали с Германией во времена А. Гитлера. Именно на это были нацелены все их действия. Без этой западной помощи китайцы и сейчас были бы мелким, нищим колхозом времен Мао...
Giotoo, RU18.10.21 14:39
Почему у Китая получилось: уроки реформ в СССР и КНР тридцать лет спустя (с)

Некорректное сравнение...
Хотя бы потому... что условия были изначально не равнозначные...
Китай не был стороной конфликта в "Холодной войне"... противостояния, в которое вкладывались значительные ресурсы...
Цель реформ в Китае была - развитие, цель "реформ" в СССР была - разрушение...
В этом и есть основное отличие, исходя из этого и был получен такой различный результат в итоге...

СССР уничтожили достаточно легко... в 2 этапа
СССР образца 70-х годов, это страна с абсолютным вакуумом политической, теоретической, экономической, идеологической мысли...
"Коммунизм" оказался недостижим, а почему, как, когда, и что теперь делать... уже объяснить никто не мог...
И это было неизбежно... когда ротация элиты КПСС... проходила НЕ через отбор по профессиональным, моральным и интеллектуальным качествам... а через "умение пить и баню"... Уже тогда стало понятно, что СССР обречен...

Зашли через создание Всесоюзного научно-исследовательского института системных исследований (ВНИИСИ), филиала Международного института прикладного системного анализа (МИПСА) при Римском клубе...
КПСС фактически делегировала принятие стратегических решений во внутренней и экономической политике... "партнерам"... хотя "Холодная война" еще не закончилась...

Вторым этапом... выявили самое уязвимое место... в экономике...
В СССР была "плановая экономика"... все производства состояли из цепи предприятий... цепочки были известны и понятны... дублирования цепочек, на случай продолжительного сбоя поставок предусмотрено не было...
Ударили по самой чувствительной отрасли... производству пищевой продукции...
(Перевод на внеплановый ремонт на месяц ключевого завода... тотальный сбой работы всей цепи предприятий... Остановка работы ключевого автотранспортного предприятия - весь собранный урожай благополучно самоуничтожается на этапе временного хранения..... и т.д. и т.п.)... Это было экономическое избиение...

Манипулировать голодным население... на порядок проще...
"Перестройка", "Конверсия", "Гласность", "Демократия" вот главный лейтмотив... термины "Инфляция", "Девальвация", "Приватизация", "Шоковая терапия" советские люди узнали только потом...

Можно ли считать целенаправленное разрушение экономики конкурирующей Державы... "реформами"?
Однозначно... нельзя... Сравнение с Китаем некорректно...
reload, DE18.10.21 17:20
китай отказался от социализма и отдал капиталистам население в анальное рабство, которое по 12+ часов честно работало за миску риса. в этом главный секрет успеха. плюс капиталисты заставляли делать то что будет продаваться, а РФ до сих пор добрая треть гос предприятий фигачит то что на свободном рынке не продать.
в ссср же за 70 лет люди работать полностью отвыкли, только делить обоществленное. при андропове милиция с собаками рыскала вокруг завода, а когда ловила не на рабочем месте, а люди с милицией устраивали дискуссию (тм)
в общем с китаем разнится все и кардинально.
Giotoo, RU19.10.21 12:44
> veldinc`
И что характерно, никто их подобных экономистов не говорит о действительном истоке китайского "чуда": антисоветизме. Как и о том, именно США в оплату за противостояние с СССР, открыло свой рынок для китайцев... Именно на это были нацелены все их действия. Без этой западной помощи китайцы и сейчас были бы мелким, нищим колхозом времен Мао...

Не совсем так... уважаемый veldinc`... обратите внимание, Вы, повторяете распространенное либеральное утверждение...
что "без Западных инвестиций ни одна страна самостоятельно развиться не может"... это не так... утверждение ложное и лукавое...

Разница между экономической политикой России и Китая... по сути единственная...

Эксперты - экономисты Китая не только патриоты, но и открыты для новых экономических концепций и решений...
Для них нет ограничений... они исследуют и пытаются адаптировать любой положительный экономический опыт, любой системы или страны...
При положительном результате масштабируют его... при отрицательном сворачивают...
Они не боятся развивать экономическую мысль... не боятся практического применения и внедрения...

В России наоборот... какой-то не понятный ступор...
В советское время... запрещено было исследовать и развивать экономику... оперируя "мертвыми устаревшими догматами"... а все что им противоречило отбрасывали... Потом, когда поняли безнадежность этого пути, ударились в крайность и отдали экономическое развитие на откуп... геополитическому сопернику... с прогнозируемым катастрофическим результатом...
В современной России... та же ситуация... только оперируют "мертвыми устаревшими либеральными догматами"... все что противоречит им... отбрасывается...
А эксперты - экономисты - патриоты... умело выведены из игры... и "маргинализированны"... (один Андрей Рэмович, как "птица-Феникс", каждый раз возрождается...)
В итоге экономическая, теоретическая мысль в России не развивается... а без неё стабильного развития не получить... и в результате образовывается знакомый вакуум...

Поймите... эволюция социальной Системы требует... эволюции экономической Системы... иначе идет нарастание внутреннего напряжения и дисбаланс...

Западные Компании не просто так пришли в Китай ("в благодарность за антисоветизм")... они пришли на готовую инфраструктуру, готовые логистические цепочки, готовые мощные промышленные кластеры...
Все это было создано в Китае... в результате государственных планов "пятилеток"...
Западные Компании пришли за выгодой... а какого цвета флаг КНР и как называется партия в руководстве страны... им безразлично...
В Африке рабочая сила еще дешевле... они готовы "работать 18 часов в день за полмиски риса"... но никто туда не придет... почему?

Китайцы начинали с самого простого... с разъемов в электронике... с дешёвых футболок в легкой промышленности... с высокоскоростных дорог... торгового флота... с сети железнодорожных магистралей... с создания кластеров самых простых производств...
Постепенно усложняя и усложняя технологии...
Административно, "командно" взращивая промышленные и технологические мощности... с опорой на внутренние финансовые ресурсы...
Западные корпорации пришли позже... сначала пришли тайваньские...
Копировали... да... Но никто не запрещает России копировать лучшие образцы зарубежной продукции и продавать под своими марками... это делают во всем мире ведущие производители... обходя патентные запреты...
Ведь с чего-то надо начинать...
И мы даже не рассматриваем тему эффективной государственной поддержки и протекционизма в КНР... это отдельная тема... когда целые передовые, высокотехнологичные отрасли взращивались "с нуля"...
Это только "верхушка айсберга"... той огромной, титанической работы, которую провели китайцы, под руководством экспертов КПК... по превращению страны в мирового лидера...

А рассматривать достижения Китая... через либеральную призму: "западные инвестиции + дешёвая рабочая сила"... это отбрасывать заведомо положительный опыт ... не изучая его, не пытаясь анализировать и адаптировать на пользу Российской экономике...

(Иначе в России и дальше будут жить иллюзиями... "что российскую экономику могут развивать только Западные инвестиции и "эффективный собственник", а люди в России мало работают и много хотят"...)
Smallrat, RU19.10.21 13:01
Ну или примерно так:
mcf, RU19.10.21 13:51
> reload
китай отказался от социализма и отдал капиталистам население в анальное рабство, которое по 12+ часов честно работало за миску риса. в этом главный секрет успеха.
Как будто до этого они не работали по 12+ часов за миску риса. Смешно.
Zmey19.10.21 14:07
Несколько раз слышал от наших челноков-продавцов-перекупщиков, что между Китаем и Россией в плане производства есть одна большая разница: китайцы готовы подстраиваться под любого клиента, сделать что угодно, лишь бы купили. Грубо говоря, если клиенту нужна "такая же, но с перламутровыми пуговицами", то через неделю-месяц у китайского производителя будут в ассортименте и с перламутровыми, и с малахитовыми, и с медными, и с пластиковыми. Выбирай-покупай. В России же если производитель годами делал только с медными пуговицами, то он так и будет тупо и упорно делать только с такими. Клиенту нужны другие пуговицы? Это его проблемы. Пусть берет так, как есть, и не выпендривается.

Ну и второе капитальное "преимущество" производства в Китае - большой и многократный болт на безопасность и условия труда. Освещение, отопление, системы безопасности - на все пофиг. Иногда даже и стены не нужны, под навесом все делается. У нас же отделы охраны труда, инспекции и прочая фигня - достанут. Исходя из этого - громадная разница в себестоимости производства.
veldinc`, RU19.10.21 14:25
to Giotoo
А я разве что-то говорил про "западные инвестиции"? Нет. Некий промышленный потенциал создали конечно сами китайцы. С нашей кстати помощью при ИВС (электростанции, металлургия, тяжелая промышленность, даже автопром).И сорудничество с тайваньскими фирмами было. Но самая главная проблема не произвести товар, а продать его. И американцы, действиями Генри Киссинджера, его "тайной" дипломатией в начале 70-х, дали возможность китайцам экспортировать призведенный товар в США и Епропу. Без этого, даже успехи в копировании и воспроизводстве "брендов" было бы бесмыссленно. Ибо не принесло бы прибыли. А без прибыли никакого "китайского чуда" не существовало...
В отличие от Китая, СССР/Россия всегда были под санкциями США (об этом не любят говорить наши доморощенные либералы). И СССР никто не открывал свои рынки для сбыта товаров. Да и производства западные фирмы в СССР не переводили, прямо запрещая продажу высокотехнологичных товаров и промышленного оборудования.
А все потому, что англосаксы прекрасно понимают всю уязвимость китайцев от поставок сырья и отправки товаров (кстати, это понимают и сами китайцы, отсюда их нацеленность на сотрудничество с Россией и поиски сухопутных путей в Европу в обход морских, контролируемых англосаксами. А американцы для противостояния создают новый военный блок в АТР)...
P.S. Кстати, Киссинджер признавался, что договаривась с китайцами, он не рассчитывал, что номенклатура КПСС продаст СССР так быстро. По его расчетам, китайцы должны были пойти на конфликт с СССР не раньше 2010-х годов, синхронно с действиями НАТО в Европе. Он даже сожалел, что американцы позволили китайцам набрать такую экономическую мощь, а СССР не стало...
InfernoChild, RU06.11.21 08:57
Критическая беда СССР заключалась в принципиальной НЕРЕФОРМИРОВАННОСТИ КПСС! Все чьо не гнется, может быть расколото. Так и случилось.Точка.

КПК советские коммунисты всегда называли оппортунистической и ревизионистской, и она таковой была, что доказано способностью КПК произвести на свет мутанта, скрестив капиталистические и социалистические принципы!
RML, RU06.11.21 09:13
С одной стороны у Китая не было токсичных Советских коммунистов... Которые декларировали одно, а сами занимались красивой жизнью, посещая магазины Березка т.е классовое самосознание и быть против буржуев - это для вас т.е для рабочих и колхозников, а для коммунистов в КПСС жизнь другая. Вот как бы и все.

Китайские коммунисты другие... сложно представить, что бы китаец пахал ради красивой жизни другого народа, ну как русские обеспечивали красивую жизнь грузинам и прибалтам...

С другой стороны... конфликт с СССР вынудил искать новые решения и они их нашли.
veldinc`, RU06.11.21 17:54
> RML
С одной стороны у Китая не было токсичных Советских коммунистов... Которые декларировали одно, а сами занимались красивой жизнью, посещая магазины Березка т.е классовое самосознание и быть против буржуев - это для вас т.е для рабочих и колхозников, а для коммунистов в КПСС жизнь другая. Вот как бы и все.

Китайские коммунисты другие... сложно представить, что бы китаец пахал ради красивой жизни другого народа, ну как русские обеспечивали красивую жизнь грузинам и прибалтам...

С другой стороны... конфликт с СССР вынудил искать новые решения и они их нашли.


Интересно, кого же тогда до сих пор расстреливают за взятки и коррупцию в КПК?...
"Китайские коммунисты другие... сложно представить, что бы китаец пахал ради красивой жизни другого народа, ну как русские обеспечивали красивую жизнь грузинам и прибалтам..." - Китай, достаточно моноэтническое государство, хотя и с присутствием уйгуров и прочих. Но в основной массе ханьцев это абсолютно не заметно. Так что, такого "интернационала", как в СССР быть не могло в принципе...
Что касается "решений", то китайцев вынудили их найти, помогая создавать китайское "чудо" для конфликта с СССР. Но не вышло у Фашингтона, все их либеральные потуги раскатали по площади Тяньаньмэ́нь в 1989...
GAF, RU06.11.21 21:04
В статье как-то всё плавно перетекает из одного в другое. Плавность началась с фразы: "Если в 1990-е годы экономический рост в России замедлился, вряд ли это произошло из-за отсутствия возможностей наверстать упущенное."
О каком замедленнии говорится, если, начиная с 1992 года, всего за пару лет всё обрушилось катастрофически до дна.

Относительно сравнения КПК с КПСС. После известного съезда КПСС 1956 года началлись разногласия между ними, а Мао-Дзедун предрёк кончину СССР и восстаноление капитализма в России. Хрущёв не заставил долго ждать и установил неприкасаемость партфункционеров, начиная с секретарей райкомов. Ну и пошел блудливый народец в партийные ряды, как сейчас в депутаты, доведя партаппарат до состояния окостенения с гнильцой изнутри. В рядах же КПК продолжались жёсткие разборки, невзирая на ранг...

Автор пишет, что Горбачев хотел сделать что-то лучше, но не получилось, и теперь ошивается в Германии, а помельче рангом, типа Козырева, состоят на госдеповском коште в США. Бакатин - протеже Горбачева тоже был не лыком шит - сдал всё, что смог, включая разведке США, и ушел на заслуженную пенсию. Шеварнадзе сдал США приличную часть акватории Берингова моря, а его шеф Горбачёв говорит, что не был в курсе дела???. Вот до чего докатилась КПСС в отличие от КПК. Одному только ЕБН - противнику КПСС удалось много чего сделать во "благо" России, и поэтому его президентским именем названо много кое-чего...

Не сомневаясь в компетенции автора по освещению событий происшедшего, привёл несколько фамилий, ибо в событиях истории участвуют конкретные личности, и по плодам их работы можно судить не только о них самих, но и том, что их породило...
Ыых, LV07.11.21 00:00
Ну убыточный проект рано или поздно банкротится. И не менеджментом, а коньюктурой.
RML, RU07.11.21 12:23
> veldinc`
> RML
С одной стороны у Китая не было токсичных Советских коммунистов... Которые декларировали одно, а сами занимались красивой жизнью, посещая магазины Березка т.е классовое самосознание и быть против буржуев - это для вас т.е для рабочих и колхозников, а для коммунистов в КПСС жизнь другая. Вот как бы и все.

Китайские коммунисты другие... сложно представить, что бы китаец пахал ради красивой жизни другого народа, ну как русские обеспечивали красивую жизнь грузинам и прибалтам...

С другой стороны... конфликт с СССР вынудил искать новые решения и они их нашли.


Интересно, кого же тогда до сих пор расстреливают за взятки и коррупцию в КПК?...
"Китайские коммунисты другие... сложно представить, что бы китаец пахал ради красивой жизни другого народа, ну как русские обеспечивали красивую жизнь грузинам и прибалтам..." - Китай, достаточно моноэтническое государство, хотя и с присутствием уйгуров и прочих. Но в основной массе ханьцев это абсолютно не заметно. Так что, такого "интернационала", как в СССР быть не могло в принципе...
Что касается "решений", то китайцев вынудили их найти, помогая создавать китайское "чудо" для конфликта с СССР. Но не вышло у Фашингтона, все их либеральные потуги раскатали по площади Тяньаньмэ́нь в 1989...

В Китае живут разные национальности, но коммунисты Китая стараются из всех сделать Хань.
Если Советская Власть проводила украинизацию населения, то Китайская власть делает наоборот.
И в случае с уйгурами очень перегибает палку. Но, там не будет местячковых националистов.

Как Китай относится к другим народам... хорошо показывают Китайские инвестиции в Африке, кои заключаются в том, что Китайские компании ведут строительство, китайские строят и потом сами китайцы на них работают.

Ну а расстрелы... они вторичны, вопрос кто идет по карьерной лестнице.
Сталин так расстреливал, что власть досталась колхознику развенчателю Сталина.
Кадровые вопросы Китай очень хорошо изучил... и как раз конфликт с СССР был с момента прихода этого колхозника.

А в Китайском экономическом чуде - главную роль играет партия, а не Американские деньги т.к именно партия решила проводить курс таким образом, каким бы развивался внутренний рыночек и китаец кушал вкусно и жил хорошо. А не шил Американцам кросовки за чашку риса, а ведь именно на это США и рассчитывали.
RML, RU07.11.21 13:16
> Giotoo
> veldinc`
И что характерно, никто их подобных экономистов не говорит о действительном истоке китайского "чуда": антисоветизме. Как и о том, именно США в оплату за противостояние с СССР, открыло свой рынок для китайцев... Именно на это были нацелены все их действия. Без этой западной помощи китайцы и сейчас были бы мелким, нищим колхозом времен Мао...

Не совсем так... уважаемый veldinc`... обратите внимание, Вы, повторяете распространенное либеральное утверждение...
что "без Западных инвестиций ни одна страна самостоятельно развиться не может"... это не так... утверждение ложное и лукавое...

Разница между экономической политикой России и Китая... по сути единственная...

Эксперты - экономисты Китая не только патриоты, но и открыты для новых экономических концепций и решений...
Для них нет ограничений... они исследуют и пытаются адаптировать любой положительный экономический опыт, любой системы или страны...
При положительном результате масштабируют его... при отрицательном сворачивают...
Они не боятся развивать экономическую мысль... не боятся практического применения и внедрения...

В России наоборот... какой-то не понятный ступор...
В советское время... запрещено было исследовать и развивать экономику... оперируя "мертвыми устаревшими догматами"... а все что им противоречило отбрасывали... Потом, когда поняли безнадежность этого пути, ударились в крайность и отдали экономическое развитие на откуп... геополитическому сопернику... с прогнозируемым катастрофическим результатом...
В современной России... та же ситуация... только оперируют "мертвыми устаревшими либеральными догматами"... все что противоречит им... отбрасывается...
А эксперты - экономисты - патриоты... умело выведены из игры... и "маргинализированны"... (один Андрей Рэмович, как "птица-Феникс", каждый раз возрождается...)
В итоге экономическая, теоретическая мысль в России не развивается... а без неё стабильного развития не получить... и в результате образовывается знакомый вакуум...

Поймите... эволюция социальной Системы требует... эволюции экономической Системы... иначе идет нарастание внутреннего напряжения и дисбаланс...

Западные Компании не просто так пришли в Китай ("в благодарность за антисоветизм")... они пришли на готовую инфраструктуру, готовые логистические цепочки, готовые мощные промышленные кластеры...
Все это было создано в Китае... в результате государственных планов "пятилеток"...
Западные Компании пришли за выгодой... а какого цвета флаг КНР и как называется партия в руководстве страны... им безразлично...
В Африке рабочая сила еще дешевле... они готовы "работать 18 часов в день за полмиски риса"... но никто туда не придет... почему?

Китайцы начинали с самого простого... с разъемов в электронике... с дешёвых футболок в легкой промышленности... с высокоскоростных дорог... торгового флота... с сети железнодорожных магистралей... с создания кластеров самых простых производств...
Постепенно усложняя и усложняя технологии...
Административно, "командно" взращивая промышленные и технологические мощности... с опорой на внутренние финансовые ресурсы...
Западные корпорации пришли позже... сначала пришли тайваньские...
Копировали... да... Но никто не запрещает России копировать лучшие образцы зарубежной продукции и продавать под своими марками... это делают во всем мире ведущие производители... обходя патентные запреты...
Ведь с чего-то надо начинать...
И мы даже не рассматриваем тему эффективной государственной поддержки и протекционизма в КНР... это отдельная тема... когда целые передовые, высокотехнологичные отрасли взращивались "с нуля"...
Это только "верхушка айсберга"... той огромной, титанической работы, которую провели китайцы, под руководством экспертов КПК... по превращению страны в мирового лидера...

А рассматривать достижения Китая... через либеральную призму: "западные инвестиции + дешёвая рабочая сила"... это отбрасывать заведомо положительный опыт ... не изучая его, не пытаясь анализировать и адаптировать на пользу Российской экономике...

(Иначе в России и дальше будут жить иллюзиями... "что российскую экономику могут развивать только Западные инвестиции и "эффективный собственник", а люди в России мало работают и много хотят"...)

Китай лучше сравнивать с Индией сегодня и последние десятилетия... Индия тоже страна с инфраструктурой, с западом отношения нормальные и кулаком мировому империализму не угрожают) Есть экономический рост, но население чего то богаче не становится со временем или же это происходит очень медленно. А почему?

А потому, что там кастовая система, эта система определяет жизнь человека и такие "традиции" они как то не стремятся изживать. Соответственно там соответствующее отношение к населению... чего заботиться высшим кастам о низших? Логика общества и система власти не способствует процветанию населения...

Более того, если реально решить кастовый вопрос и увеличивать благосостояние населения - придется власти как то работать иначе т.к бедными и голодными управлять проще, которые еще и в своей кастовой среде привыкли жить исторически.

В Китае тоже такая проблема есть, тому пример богатый Гонконг который "чего то хотел" и сотни тысяч жителей города устроили погромы... или миллиардеры которые "хотят чего то" тоже. Китай решает такие вопросы контролем и представительством. Богатых "за уши" тянут вступать в компартию, что бы представительство было на контроле.
Zmey08.11.21 10:53
--> reload
-->GAF

Сводя обсуждение исключительно к Сталину и распашке целины вы откровенно заужаете обсуждаемую тему и уводите ее в сторону.
Ваши манипуляции с цифрами статистики здесь вообще не в тему.
_STRANNIK, ru08.11.21 11:42
Почему, почему...Потому.
Не стоит забывать о кардинальном отличии культурно-ментального кода . Который в СССР (в большей или меньшей степени) но очевидно был связан с христианскими традициями. Достаточно вспомнить моральный кодекс строителя коммунизма. А Китайская цивилизация целиком базируется на идеях конфуцианства... Которые в корне отличаются в подходах как к месту и роли государства так и к месту индивидума в нем...Что сильно способствовало становлению многоукладной экономики в Китае.
Не важно какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей...(С). ИМХО.
English
Архив
Форум

 Наши публикациивсе статьи rss

» Памяти Фывы
» На смерть открытого общества
» Последние дни свободы человечества
» С Днем Победы!
» «Темные пятна» биографии Председателя ЦБ РФ
» Последний искренний сталинист
» C 8 Марта, драгоценные женщины!
» С днем защитника Отечества!
» Фонды правят миром

 Новостивсе статьи rss

» Литва попросила у Евросоюза поддержки из-за блокировки Китаем грузов
» WADA сообщила о ведении 492 дел в отношении спортсменов РФ
» Россия впервые представила на экспорт новый разведывательно-сигнализационный комплекс
» Российскую орбитальную станцию построят с белорусским оборудованием
» В Россельхознадзоре проверили, можно ли верить этикеткам на рыбных консервах
» Китай запустит образовательную платформу с прямыми трансляциями из космоса
» Японский инвестор покупает крупнейшую лесную компанию на Дальнем Востоке
» В Афганистане обнародован закон о правах женщин

 Репортаживсе статьи rss

» Обзор Аравийского п-ва: к чему готовится КСА в Йемене; чего хотят ОАЭ от Турции; зачем британские военные прибывают в Оман; и мн. др. за октябрь-ноябрь 2021
» Киберармии в войнах будущего
» Посол КНР в России объяснил важность шестого пленума ЦК Компартии Китая
» Новые беспилотники вернут зрение ВКС России
» Си Цзиньпин официально стал вторым Мао
» Россия сохраняет высокую зависимость от импорта
» The National Interest (США): внешняя политика Москвы становится идеологически сильнее
» Как датчанин спас Петербург от шведов

 Комментариивсе статьи rss

» Китай обозначил стратегию реагирования на климатические вызовы
» "Зеленая повестка" ограничит человека в питании
» Что теряет экономика России от вложений нефтегазовых компаний за рубеж
» Сурков предрек миру геополитические штормы
» Россия способна на коммерческой основе укреплять безопасность африканских стран
» Почему Америке снова угрожают массовые беспорядки
» Германия спрогнозировала сроки запуска «Северного потока – 2»
» Детали перехвата «Космос-1408». Секретная боевая ступень вызвала в США истерику

 Аналитикавсе статьи rss

» Турецко-польский «Интермариум»: Варшава налаживает отношения с Анкарой
» США опоздали: Россия взяла под контроль часть мирового урана
» Соревнование военно-морских сил: США медленно, но уверенно проигрывают Китаю
» Оборонительный потенциал ВМС США в возможном конфликте с Китаем вокруг Тайваня
» Иван Петрович Павлов: О русском уме
» Парадокс Триффина
» Зачем Китай напал на Турцию в Совбезе ООН
» «Северный поток – 2» — новое качество газовых войн
 
мобильная версия Сайт основан Натальей Лаваль в 2006 году © 2006-2021 Inca Group "War and Peace"