Регистрация / Вход
мобильная версия
ВОЙНА и МИР

 Сюжет дня

Госдума утвердила федеральный бюджет на 2023-2025 годы
Пашинян не подписал декларацию Совета коллективной безопасности ОДКБ
Путин предложил коллегам по ОДКБ обсудить проблемные вопросы без камер
Европарламент признал Россию "государством — спонсором терроризма"
Главная страница » Аналитика » Просмотр
Версия для печати
Символическая ресоветизация и низовой патриотизм
20.10.22 11:11 В России
В апреле информационные агентства стали сообщать о странных на первый взгляд событиях, которые происходили на занятых российскими войсками территориях Украины. В нескольких городах было декларировано, а в некоторых осуществлено восстановление памятников Ленину и советской символики.

Весь мир обошли фотографии из небольшого городка Геническа Херсонской области. Статуи также вернулись на постаменты в Мелитополе[1] и Новой Каховке[2]. Сообщалось о планах восстановить соответствующий памятник в Скадовске[3]. Согласно решению глав ДНР и ЛНР от 12 марта 2022 г., ранее «декоммунизированные» названия возвращены на территории Донецкой области, находящейся под контролем войск ДНР и России.

Что означает эта символическая ресоветизация? Есть несколько мнений. Политолог Эндрю Финк, автор правоконсервативного онлайн-журнала The Dispatch, заметил, комментируя события в Геническе: «Некоторым это может показаться немного странным, поскольку Владимир Путин заявил, что ленинская революция предала интересы русского народа. В 2016 г. он прямо назвал Ленина угнетателем, уничтожавшим священников и убившим царя, а также осудил его за то, что он заложил “бомбу замедленного действия” под Российское государство, допустив внутренние “этнические” регионы в составе Советской империи. В предвоенной речи 21 февраля Путин особо назвал Ленина главным виновником существования Украины»[4]. Правда, в другом тексте Финк приходит к иному выводу относительно российского руководства: «Марксизм, может быть, и отбросили, но ленинизм сохранили. Холодная война давно закончилась, но не в головах российского руководства, за российской пропагандой прячется советская идеология»[5].

Автор не замечает вопиющего противоречия в своих суждениях (не говоря о том, что его отрицание агрессивной политики НАТО, также присутствующее в тексте, противоречит фактам, но трудно ждать иного от американского правоконсервативного издания). И далеко не только Финк не замечает данного противоречия. Люк Хардинг из The Guardian также заявляет: «В Геническе и других оккупированных районах сейчас происходит насильственная “рекоммунизация”. Или, другими словами, возвращаются в СССР»[6].

Как ни парадоксально, с оценкой западных консерваторов и либералов совпадает мнение российских крайне правых. Так, националист Михаил Назаров написал заметку под красноречивым заголовком «Как окончательно дискредитировать “спецоперацию” по освобождению Украины», назвав возвращение советских названий и памятников (наряду с «зацикленностью» на «националистах» – ещё бы) «патриотической разновидностью преемственной “совецкой” тупости», приправив рассуждения толикой антисемитизма[7]. В правом лагере такая точка зрения вообще довольно популярна.

Действительно ли речь идёт о попытке символически возродить СССР в год столетия с момента его создания? Безусловно, очень трудно из Москвы (да и из Лондона, Нью-Йорка и даже Киева) рассуждать, что сейчас происходит в головах людей, живущих на территориях, перешедших под российский контроль. Трактовка событий в условиях продолжающегося военного конфликта по определению отличается неполнотой. И пока невозможны серьёзные социологические исследования этой темы. Однако, опираясь на опросы в самой России и исследования идеологий и исторической памяти, можно сделать несколько осторожных предположений.

Изобретение преемственности

Во время «ленинопада» после киевского майдана Богдан Короленко из Украинского института национальной памяти разъяснил Politico.com задачи декоммунизации. По его словам, главная – «не снести памятник или переименовать улицу, а изменить идентичность украинцев» и не допустить повторного укоренения подобной идеологии. Украинцы, добавил он, «должны понять, что коммунизм был подавляющим режимом. К сожалению, многие до сих пор не усвоили этот урок»[8]. Нарастающее по мере ожесточения боевых действий стремление украинских властей избавиться от русского культурного влияния (сносы памятников, массовые переименования всего подряд, запреты на музыку и книги) может рассматриваться как продолжение выстраивания образа Украины в качестве жертвы колонизации (сначала со стороны Российской империи, затем СССР) и – в перспективе – шаг в сторону скорейшей ассимиляции русскоязычного населения по прибалтийскому образцу.

Но борьба с советским наследием, даже если она подаётся как «антиколониальная» и «антиимперская», на практике оказывается борьбой с идеологией социальной справедливости.

Интересно, что и в ряде стран постсоветского пространства, и, например, в Латинской Америке позитивное отношение к России часто опирается на представление, что Россия – это почти СССР. Мне приходилось быть свидетелем, как разочаровываются латиноамериканские знакомые, когда сталкиваются с капиталистической реальностью современной России.

Очевидное противоречие, отмеченное процитированным выше Финком, присутствует. С одной стороны, помянутый выше антиленинский и по большому счёту антисоветский посыл Владимира Путина, с другой – восстановление советских памятников, символики и т.д. Попытки интерпретировать его как метод выстраивания российским руководством (или его частью) колониальной политики России неубедительны по нескольким причинам. В первую очередь, потому что идеологическая позиция российских властей противоречива. С одной стороны, она опирается на победу в Великой Отечественной войне, с другой – на культивирование наследия Российской империи. Это приводит к парадоксальным сочетаниям, когда, например, прославление Победы в Великой Отечественной войне не исключает присутствия в пантеоне важных для российского руководства авторов Ивана Ильина, который не просто сотрудничал с гитлеровцами, но уже и после 1945 г. был не против ядерных бомбардировок СССР. О таких противоречиях идеологической модели современной России уже приходилось говорить[9]. И хотя сейчас эта модель окрепла, она не застрахована от неминуемых сбоев в дальнейшем.

Распространено мнение, согласно которому современная российская политика памяти основана на «доктрине тотальной преемственности»[10]. Ольга Малинова утверждает: «“Доктрина тотальной преемственности”, несомненно, знаменовала новый подход к политическому использованию прошлого: вместо решения дилемм, с которыми неизбежно связано конструирование целостного нарратива, был взят курс на выборочную “эксплуатацию” исторических событий, явлений и фигур, соответствующих конкретному контексту».

Преемственность – да, но говорить о тотальности не приходится, скорее её можно назвать дискретной. Для государственной исторической политики/политики памяти (а если точнее – для процесса конструирования идеологии) в центре преемственности находится государство. Всё, что способствует сильному государству, – хорошо. Всё, что ослабляет государство, – плохо. Есть некоторые оговорки (особенно относительно ельцинского периода и роли самого Ельцина), но в целом упор на государство является точкой сборки для эклектичного сочетания двуглавого орла с советским гимном, лежащего в основе современной российской идеологии. Малинова указывает: «В новом официальном дискурсе именно государство (вне зависимости от менявшихся границ и политических режимов) стало представляться в качестве ценностного стержня, скрепляющего макрополитическую идентичность»[11]. Несмотря на внедрение концепта «Великой российской революции», призванного снять специфику именно Октября, вытеснение собственно революционной составляющей истории России остаётся особенностью исторической политики российских властей с начала 1990-х гг. до наших дней, какие бы колебания ни происходили в отношении к сталинскому периоду и советскому периоду в целом[12].

Восприятие революции и Гражданской войны сравнительно недавно оформилось в идею примирения, символическим воплощением которой стал памятник в Крыму. Но даже сам он получился неудачным именно с символической точки зрения: золотая (почему золотая?) фигура, олицетворяющая Родину-мать, стоит на стеле над своими детьми, столкнувшимися в Гражданской. Не обнимает красноармейца и белогвардейца, не примиряет их, а стоит над ними! Символизируя, на самом деле, не Родину, а именно государство.

Модель примирения через государственничество, государственную преемственность, заявленная в памятниках и в официальной идеологии консерватизма, отрицает фигуру Ленина – «разрушителя» государства, врага империи, «пораженца» в Первой мировой войне, к тому же создавшего Украину.

Ленин совсем не вписывается в идеологическую модель государственнической преемственности.

Константин Пахалюк справедливо отмечал: «Именно возмещение ценностного дефицита, т.е. выработка собственно моральной аргументации, на наш взгляд, является основной причиной обращения политиков и дипломатов к прошлому»[13]. Но и для обычных людей история становится источником ценностей и смыслов, передаваемых не только идеологическим аппаратом государства, но и с помощью «низовой» трансляции в семье, и эта передача ценностей вполне может контрастировать с официальным идеологическим запросом. Пахалюк замечает: «Обращение к прошлому во внешней политике предстаёт в виде национально ориентированного нарратива с акцентированием позитивных страниц. История нужна как некая репрезентация, как некое однозначное свидетельство, из которого изгнаны любые противоречия. <…> Сложные страницы истории оказываются неудобными, а апелляция к ним начинает рассматриваться как покушение на моральный статус»[14].

Следует отметить, что в негосударственной исторической памяти, в обыденном сознании эти противоречия присутствуют, и эклектичность официальной идеологии не способствует их устранению.

С точки зрения современной исторической политики Российского государства восстановление памятников Ленину (а не двуглавых орлов) в занятых российскими войсками городах – идеологически неудобно и с внутри-, и с внешнеполитической точки зрения. Очередное подтверждение этому – недавнее заявление одного из военачальников ДНР Александра Ходаковского, о котором речь ниже.

Воображаемая справедливость

Так почему же это происходит? Первый и самоочевидный ответ – просто, потому что после Майдана в 2014 г. эти памятники на Украине сносили. Их восстановление – доказательство реванша. Но поощряется ли оно российскими властями? В этом большие сомнения. Скорее, здесь (и пока) тема отдана на откуп местной инициативе – пророссийски настроенным группам населения и властям ДНР и ЛНР. Важно уловить символический смысл происходящего: восстановление лениных, советских названий и эмблем убедительно свидетельствует о том, что у людей, особенно старшего возраста, Россия ассоциируется именно с советским наследием. И одно из возможных позитивных ожиданий от неё – восстановление советской стабильности и большей социальной справедливости, а не только защита интересов русскоязычного населения. Такое же отношение к советскому прошлому присутствует у значительной части населения России.

Насколько реально такое соотнесение – отдельный вопрос. Конечно, уровень социального неравенства в СССР был в несколько раз ниже, чем в постсоветской России, даже с учётом недостатков официальной статистики и особенностей функционирования советской экономики дефицита[15]. Страна разрушилась прежде всего по причине внутренних экономических противоречий и особенно – управленческого коллапса, так что идеализация тогдашнего государства может быть только продуктом идеологического вакуума.

Идеализация и мифологизация советского прошлого, особенно позднесоветского периода – следствие травмы постсоветского периода.

На какую часть «советской памяти» опирается идеология в современной России? Советская память живёт скорее не благодаря, а вопреки, она отталкивается от травмы 1990-х гг., фрустрации, вызванной не просто развалом советского государства, но прежде всего – чудовищным падением жизненного уровня населения и отсутствием уверенности в завтрашнем дне. Фрустрация питает ностальгию (хотя термин не вполне точен в данном случае) по советскому прошлому и его идеализацию. А травму испытали на себе жители не только России, но и почти всего постсоветского пространства. Одним из способов её преодоления стала консолидация на основе политизации этничности[16] и формирования националистических идеологий в бывших советских республиках. Немалую роль в идеологическом преодолении советского наследия играли религии и церкви. Именно для этого выстраивались концепции народов-жертв, которые в течение советского периода якобы подвергались эксплуатации, голодали и лишались национальной идентичности. Хотя во всех союзных республиках дело обстояло наоборот – при всех противоречиях и колебаниях политики союзного центра национальная идентичность формировалась именно в советский период. И несмотря на значительное укрепление националистических идеологий в разных странах, советское наследие (в том числе символическое) остаётся основной центростремительной силой постсоветского пространства. Отчасти и в экономическом плане (сохранение остатков советской инфраструктуры и связей долго не давало разорвать контакты), но прежде всего – в культурно-идеологическом. Это происходит вопреки воле правящих классов, которые выстраивали идеологии, как было сказано выше, на отрицании и демонизации советского периода (за частичным исключением Белоруссии).

Конечно, упомянутое наследие само по себе уже во многом является идеологической конструкцией, которая вызвана к жизни травмой 1990-х годов. А последняя переживается значительной частью населения как следствие прихода в страну (особенно в провинцию) «дикого капитализма». Травма становится объединяющей в рамках «патриотизма отчаяния», описанного Сергеем Ушакиным[17].

Подавляющее большинство населения бывшего СССР (и бывшей Российской империи) преодолело неграмотность и получило возможность пользоваться лифтами социальной мобильности именно в советский период, поэтому память о той стране имеет объединяющую силу, а апелляции к досоветским временам для всех бывших республик – при всём различии и особенностях – таковой не имеют. Конечно, важен и поколенческий фактор: для людей старше 45 лет, принадлежащих к средним и низшим по уровню достатка социальным слоям, советское наследие остаётся актуальным. Но не только для них – по крайней мере в России симпатии к советскому растут и среди молодёжи[18].

Другого объединяющего стимула в России за весь постсоветский период не найдено – идеология Русского мира неминуемо либо отрицает советский опыт и тогда лишается большей части содержания, либо включает его в себя, особенно для значительной части русских диаспор в постсоветских странах. Социологи обращают внимание, что самоидентификация «русский» для значительной части населения обозначает не этнический статус, а именно принадлежность к политической нации, корни которой уходят в советский период[19].

Отрицательные оценки роли Ленина в национальном строительстве СССР не изменят ситуацию. Нужно вспомнить исторические факты: развитие и апогей украинизации 1920-х – начала 1930-х гг. пришлись на период после смерти Ленина, борьбы Сталина за власть и именно Сталиным поддерживались до перехода к политике руссоцентризма в 1932–1934 годах[20]. Реальная история советской национальной политики – тема крайне сложная и требующая продолжения серьёзных исследований (прежде всего следует вспомнить работы Терри Мартина[21], Франсин Хирш[22], Тамары Красовицкой и Дины Аманжоловой[23]), но в современном идеологическом контексте она имеет вторичное значение.

В важной для понимания многих идейных процессов в постсоветской России работе «Патриотизм снизу» Карин Клеман отмечает: «Развитие патриотизма, в кремлёвском ли варианте или каком-либо ином, отвечает стремлению к солидарности, исходящему снизу»[24]. Она ссылается на Эрика Хобсбаума: «Национальные феномены имеют… двойственный характер: во многом они конституируются “сверху” и всё же их нельзя постигнуть вполне, если не подойти к ним “снизу”, с точки зрения убеждений, предрассудков, надежд, потребностей, чаяний и интересов простого человека, которые вовсе не обязательно являются национальными, а тем более националистическими по своей природе»[25].

На основе интервью, проведённых в разных городах России (включая и столицы, и провинцию), Клеман выявила наиболее распространённый тип патриотизма – «патриотизм, настроенный критически либо в отношении государственной пропаганды патриотизма, либо даже в отношении политического курса в целом. Наиболее распространена социальная критика, то есть критика неравенства между бедными и богатыми, а также критика приватизации, в результате которой национальное достояние оказалось в руках узкого круга собственников»[26]. Исследование Клеман показало отсутствие связи между патриотизмом и ресентиментом – у людей с понижающейся социальной траекторией уровень патриотизма значительно ниже, чем у тех, чей статус скорее стабилен или повышается. Исследование не подтвердило также наличия связи между патриотизмом и ксенофобией[27].

Особенно важно, что исследование Клеман – качественное, построенное не на опросах общественного мнения, а на анализе интервью. Согласно ему, большинство россиян, в мировоззрении которых патриотизм играет существенную роль, не принимают его в официальной форме. Они ставят на первый план социальную несправедливость, склонны к критическому мышлению и противопоставляют «трудящихся людей» «богатым» ненастоящим патриотам. Такой комплекс взглядов Клеман называет «негосударственным патриотизмом». Этот «патриотизм снизу», позволяющий россиянам преодолевать травму распада СССР и разрушения привычных институтов в 1990-е и 2000-е гг., имеет отчётливо левый характер. Он не оформлен идеологически, стихиен, но факты показывают, что отождествление состояния массового сознания с той картинкой, которую предоставляют государственные СМИ и опросы общественного мнения (сугубо количественные, не использующие качественных методов анализа), ведёт к заблуждению.

Восстановление советских символов, с одной стороны, действительно, заигрывание с той частью населения занятых российскими войсками территорий, которая по-прежнему отождествляет себя с СССР. С другой, это – по крайней мере отчасти – может быть проявлением того самого низового стремления к социальной справедливости, ассоциируемой с советским прошлым.

Спасительная «отжившая идея»

Ещё одна причина «живучести» советской составляющей исторической памяти в современной России и на части постсоветского пространства – слабость идеологических структур, которые были призваны разрушить и сменить советскую идеологию. В России провалом стала попытка символического замещения советского праздника 7 ноября Днём народного единства 4 ноября. Это просто привело к возникновению ещё одного выходного с неясным для большинства населения историческим описанием. Примеры можно множить. Но главная проблема не в исторической мифологии и не в идеологии.

Неминуемо возникает вопрос: насколько справедливо применять выводы исследования Карин Клеман к ситуации в других постсоветских странах – и прежде всего на Украине? Сложность проведения социологических исследований очевидна, а в настоящий момент они просто невозможны. Механическая экстраполяция некорректна. Известный украинский историк Георгий Касьянов отмечал: «Юго-восток (прежде всего Донбасс) и Крым оставались почти нетронутым заповедником советского, имперского и советско-ностальгического нарративов. С 2014 г. наблюдается катастрофически быстрое вытеснение советско-ностальгического и частично имперского нарратива из Центральной, Восточной и Южной Украины, здесь усиливается влияние эксклюзивной модели национального/националистического»[28]. Насколько вытеснение было успешным – сейчас сказать трудно, но факт существования заметной, пусть и пассивной оппозиции этому вытеснению, на мой взгляд, неоспорим.

Социологи Владимир Ищенко и Олег Журавлёв опубликовали в 2021 г. важную статью, которая описывает политический процесс, общий для большинства постсоветских стран, обозначив его как «кризис представительства»[29]. Об этом феномене по отношению к России политологи говорили не раз, но в данном тексте проблема рассматривается как общая для всего постсоветского пространства. Речь об уменьшении «способности правящих элит успешно претендовать на представительство интересов более широких социальных групп и тем более всей нации». Кризис проявляется в снижении доверия и участия в институтах представительной демократии (таких как выборы), сокращении членства в политических партиях и организациях гражданского общества, нарастающем отрыве народных масс от традиционных политических элит, воспринимаемых как «всё те же коррумпированные». Авторы считают (на мой взгляд, обоснованно), что «постсоветские элитарные политические партии не могли опираться ни на какие другие партийные традиции, кроме брежневской Коммунистической партии Советского Союза. Таким образом, они воспроизвели и усугубили некоторые из его худших черт: патернализм, бессмысленную идеологию, оппортунизм и слабую активистскую мобилизацию».

Так, на Украине националистическая мобилизация как до, так и после «Евромайдана» не уменьшила, а усугубила традиционный раскол между западом и востоком страны.

Главной альтернативой в условиях кризиса представительства стала консервативная модель стабильности с авторитарным лидером (Россия и Белоруссия), но и тут кризис оказался только законсервирован (осмысленная в данном случае тавтология), а не преодолён. В условиях этого кризиса продолжается воспроизведение старых символических моделей – просто за отсутствием новых.

…24 июля 2022 г. политик и военачальник ДНР Александр Ходаковский написал в Телеграме о восстановлении советской символики: «У меня коллектив преимущественно молодой, и я не припомню никого, кто рисковал бы своей жизнью в бою, являясь при этом последователем Ленина. Тогда для кого мы возрождаем умирающий культ? Идея коммунизма проиграла эгоистичной природе человека, которая оказалась сильнее – идея социальной справедливости жива, но механизм её реализации в материальном мире отсутствует. Тогда повторю вопрос: для кого заигрывание с отжившей идеей?»[30]

Насчёт «отжившей идеи» можно было бы всерьёз поспорить, но главная проблема в ином: иных идеологических и символических форм, которые могли бы объединить и вдохновить массы (и не только старшее поколение!) за пределами мобилизации в рамках текущего военного конфликта, так и не создано. Эгоистической природой человека, тезисами Айн Рэнд и Фридриха Хайека, да и фашиствующим «народным монархизмом» Ивана Ильина людей можно вдохновить в ещё меньшей степени.

* * *

Изучение исторической политики, идеологических трансформаций сейчас может казаться не слишком важной темой. Однако непонимание этих процессов или представление идеологии и исторической памяти как целиком и полностью конструируемых политтехнологами приводит к принципиальным ошибкам. Недооценка низового патриотизма как в России, так и за её пределами вызывает политические провалы и научные казусы.

В 2022 г. вышла книга научного руководителя «Левада-центра» (включён в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента) Льва Гудкова «Возвратный тоталитаризм», в которой автор фактически приходит к выводу об обречённости российского общества на авторитаризм и атомизацию: «Ядро коллективных представлений составляют значения силы и самоценности “великой державы”, являющейся синонимом или псевдонимом бесконтрольной власти. Насилие в этом случае становится высокозначимым и ценимым кодом социального поведения, признаком высокого статуса и уважения»[31]. Ещё одна цитата: «Дело в том, что предполагаемые или воображаемые мнения и взгляды рабочих оказываются “нормой большинства” (хотя рабочие и не составляют самую большую социально-демографическую категорию опрошенных), на которую мысленно ориентируются другие группы населения как на референтную категорию общественно-приемлемых представлений. Поэтому ни интеллигенция, ни тем более давно исчезнувшая аристократия как высшие и привилегированные страты, воплощающие в себе высшие ценности данной культуры, идеальные возможности жизни (в любом случае – ни какая-то другая категория общества, авторитет и значимость которой основаны на демонстрации высших достижений), сегодня не выступают в качестве даже воображаемых или условных референтных групп или источников авторитета, подражания или частичных заимствований образа жизни, морали или поведения. Напротив, пролетариат (то есть идея инструментального действия, исполнителя, массового государственного человека) оказывается в данной системе координат образцом для сравнения и снижающей оценки других ценностных образцов, прежде всего – форм автономной субъективности. Рабочие, как отмечают все социологи и историки, занимавшиеся рабочим классом, в силу своей роли и социальной специфики как раз отличаются антиинтеллектуализмом и недоверием к высоким значениям культуры»[32].

Совсем не все социологи и историки, занимавшиеся рабочим классом, говорили об «антиинтеллектуализме» рабочих (достаточно вспомнить классическое исследование Эдварда Томпсона[33], работу Джорджа Рюде[34] или взгляды Пьера Бурдьё[35]). Перед нами классический элитизм, если не социальный расизм, который приписывает низшим классам изначальную порочность и склонность к практикам насилия и тоталитаризма. Цитированное выше исследование Клеман развенчивает подобные взгляды. Проще говоря, такая убеждённость в «антиинтеллектуализме» рабочих означает, что постсоветское общество населено «совками» и поэтому обречено на тоталитаризм. Ситуация на деле намного сложнее.

Действительно, немалая часть населения постсоветских стран хотела бы возобновления в той или иной форме советских стабильности и равенства (но без советского дефицита), однако в этой надежде на преодоление сохраняющейся травмы куда больше протеста против социальной несправедливости, чем ностальгии или ресентимента. В условиях указанного выше «кризиса представительства» на всём постсоветском пространстве сохраняется значительный потенциал социального протеста, у которого пока нет новых организационных и идеологических форм, только апелляции к советскому прошлому.

Насколько верны высказанные выше предположения о мотивах восстановления советской символики и о характере низового патриотизма, не совпадающего с официальной идеологией – будет ясно в среднесрочной перспективе. Вне зависимости от числа восстановленных памятников Ленину.

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЁВ - ведущий научный сотрудник факультета политологии МГУ имени М.В. Ломоносова, главный специалист РГАСПИ, старший научный сотрудник Института российской истории РАН.


СНОСКИ

[1]       На главную площадь в Мелитополе вернули легендарную статую Ленина // Царьград. 22.04.2022. URL: https://tsargrad.tv/news/na-glavnuju-ploshhad-v-melitopole-vernuli-legendarnuju-statuju-lenina_535442 (дата обращения: 16.06.2022).

[2]      Леев Е. Чернигов лишили Пушкина, Новой Каховке вернули Ленина, отказ 93-й бригады, Бердянск переходит на рубли. Хроника событий на Украине на 17:00 30 апреля // Украина.ру. 30.04.2022. URL:  https://ukraina.ru/exclusive/20220430/1033895179.html (дата обращения: 16.06.2022).

[3]      В Херсонской области восстановят памятник Ленину // РИА Новости. 24.05.2022. URL:  https://ria.ru/20220524/pamyatnik-1790374450.html (дата обращения: 16.06.2022).

[4]      Fink A. Lenin Returns to Ukraine // The Dispatch. 20.04.2022. URL: https://thedispatch.com/p/lenin-returns-to-ukraine?s=r (дата обращения: 16.06.2022).

[5]      The Tired Soviet Ideology Behind Russian Propaganda // The Dispatch. 26.05.2022. URL: https://thedispatch.com/p/the-tired-soviet-ideology-behind (дата обращения: 16.06.2022).

[6]      Harding L. Back in the USSR: Lenin statues and Soviet flags reappear in Russian-controlled cities // The Guardian. 23.04.2022. URL: https://www.theguardian.com/world/2022/apr/23/back-in-the-ussr-lenin-statues-and-soviet-flags-reappear-in-russian-controlled-cities (дата обращения: 16.06.2022).

[7]      Назаров М.В. Как окончательно дискредитировать «спецоперацию» по освобождению Украины // Издательство «Русская идея». 12.03.2022. URL: https://rusidea.org/250968741 (дата обращения: 16.06.2022).

[8]      What the West can learn from Ukraine’s treatment of Soviet monuments // Politico. 28.07.2020. URL: https://www.politico.eu/ukraine-soviet-monuments-what-the-west-can-learn/ (дата обращения: 16.06.2022).

[9]      Solovyov S.M. Attempts at Decommunizationin Russia Upset de-Stalinization // Russia in Global Affairs. 2018.  Vol. 16. No. 4. P. 186-205. DOI 10.31278/1810-6374-2018-16-4-186-205.

[10]    Малинова О.Ю. Актуальное прошлое: Символическая политика властвующей элиты и дилеммы российской идентичности. М.: Политическая энциклопедия, 2015. С. 70–71; Эпле Н. Неудобное прошлое. М.: Новое литературное обозрение, 2020. С. 69.

[11]    Малинова О.Ю. Указ. соч. С. 71.

[12]    О двух позициях, сформировавшихся к началу 2010-х гг. См.: Миллер А., Липман М. (ред.) Историческая политика в XXI веке. М.: Новое литературное обозрение, 2012. С. 355–358.

[13]    Пахалюк К.А. Использование истории в контексте внешней политики современной России (2012–2019 гг.). // Политика памяти в современной России и странах Европы. Акторы, институты, нарративы: коллективная монография. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2020. С. 102.

[14]    Там же. С. 105.

[15]    Согласно данным социологов, в 1980-е гг. децильный коэффициент по зарплате в позднем СССР колебался от 3 до 3,5, увеличившись в 1991–1995 гг. в три раза и продолжив расти впоследствии. См.: Социальное неравенство и публичная политика / Редкол.: В.А. Медведев, М.К. Горшков, Ю.А. Красин. М.: Культурная революция, 2007. С. 36-39.

[16]    Губогло М.Н. Языки этнической мобилизации. М.: Школа «Языки русской культуры», 1998. 811 с.; Семенов Ю.И. Этническая культура и политическая борьба // Философия – Культура – Философия культуры: Сборник трудов кафедры философии и гуманитарных дисциплин. М.: МСГИ, 2004. URL: https://scepsis.net/library/id_712.html (дата обращения: 16.06.2022).

[17]    Oushakine S. The Patriotism of Despair: Nation, War and Loss in Russia. Ithaca: Cornell Univercity Press, 2009. P. 76-77.

[18]    Ядова М.А. «Не по прошлому ностальгия, ностальгия по настоящему»: постсоветская молодёжь о распаде СССР // Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право. 2021. Т. 14. No. 5. С. 231–246.

[19]    Клеман К. Патриотизм снизу. «Как такое возможно, чтобы люди жили так бедно в богатой стране?» М.: Новое литературное обозрение, 2021. C. 20.

[20]    См. об этом: Бранденбергер Д. Сталинский руссоцентризм: советская массовая культура и формирование русского национального самосознания (1931–1956 гг.). М.: Политическая энциклопедия, 2017. 407 с.

[21]    Мартин Т. Империя «положительной деятельности». Нации и национализм в СССР. 1923–1939. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2011. 855 с.

[22]    Хирш Ф. Империя наций. Этнографическое знание и формирование Советского Союза. М.: Новое литературное обозрение, 2022. 472 с.

[23]    Аманжолова Д.А., Дроздов К.С., Красовицкая Т.Ю., Тихонов В.В. Советский национальный проект в 1920‒1940-е годы: идеология и практика. М.: Новый хронограф, 2021. 576 с.

[24]    Клеман К. Указ. соч. С. 14.

[25]    Хобсбаум Э. Нации и национализм после 1780 года. СПб.: Алетейя, 1998. С. 20.

[26]    Клеман К. Указ. соч. С. 22.

[27]    Там же. С. 24.

[28]    Касьянов Г.В. Украина и соседи: историческая политика. 1987‒2018. М.: НЛО, 2019. С. 175.

[29]    Ishchenko V., Zhuravlev O. How Maidan Revolutions Reproduce and Intensify the Post-Soviet Crisis of Political Representation // PONARS Eurasia. 18.10.2021. URL: https://www.ponarseurasia.org/how-maidan-revolutions-reproduce-and-intensify-the-post-soviet-crisis-of-political-representation/ (дата обращения: 16.06.2022).

[30]    Александр Ходаковский (@aleksandr_skif) // Telegram. 24.07.2022. URL: https://t.me/aleksandr_skif/2315 (дата обращения: 27.06.2022).

[31]    Гудков Л. Возвратный тоталитаризм. В 2 т. М.: НЛО, 2022. Т. 1. С. 378.

[32]    Гудков Л. Возвратный тоталитаризм. В 2 т. М.: НЛО, 2022. Т. 1. С. 246.

[33]    Thompson E.P. The Making of the English Working Class. New York, Vintage Books, 1966. 864 p.

[34]    Рюде Дж. Народные низы в истории. М.: Прогресс, 1984. 320 с.

[35]    Riley D. Bourdieu’s Class Theory // Catalyst. 2017. Vol. 1. No. 2. URL: https://catalyst-journal.com/2017/11/bourdieu-class-theory-riley (дата обращения: 16.06.2022).

 

delta22.10.22 07:13
Гнусная и скользкая, в своей двусмысленности, статейка. Вполне, заслуживающая того, чтобы быть озвученной на Радио Свобода, каким - ни будь Анатолием Стреляным. Особенно умилили ссылки на статьи Л. Гудкова. Вот, действительно, авторитет!))
Судя по отстранённость автора от рассматриваемого вопроса, "разьявшего мызЫку, как труп", невольно, задаешься вопросом - а автор статьи, Сергей Соловьев, часом, в девичестве, не Фогель ли?
Alanv, RU22.10.22 13:36
Учёным-теоретическим социологам тоже нужно на что-то кушать, хотя здесь встаёт вопрос, а нужны ли они ВООБЩЕ... В условиях падения догмы "учение всегда прАво, потому что истинно", они пытаются нарубить себе бутерброды "кто в лес, кто по дрова". Но предсказаний от них не дождёшься, обществоведческие науки - лишь позднеописательные (хотя древний марксизм провально и попытался).
Как по мне, так вопрос "Почему где-то восстановили памятник Ленину" выеденного яйца не стоит. Потому что лишь бы не Бандере. Потому что восстанавливают "добандеровскую ситуацию", и НИЧЕГО БОЛЕЕ. В Питере давно восстановили добольшевистские названия переименованных улиц.
Никто, кроме заторможенных не пытается никакой "ресоветизации". Дело лишь в том, что вместе с правильной ликвидацией большевизма выплеснули и бывшего там ребёнка - а он "был", и ныне постепенно восстанавливают то, что было там ценным. Называть это "ресоветизацией" неверно в корне. Впрочем, как и тот "ребёнок", что был и в идеологиях Имперской России.
Называть это "эклектичным" - тупо. Просто собирают лучшие черты.
Слава Богу, памятники Путину никто ставить не собирается, хотя лет через 50, возможно, это будет и признано следующими поколениями весьма правильной идеей. В любом случае, мемориальные доски было бы абсолютно верным, в истории России он уже оставил впечатляющий след.
Аббе, RU22.10.22 23:29
Ещё одна причина «живучести» советской составляющей исторической памяти в современной России и на части постсоветского пространства –
+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
слабость идеологических структур, которые были призваны разрушить и сменить советскую идеологию.
+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
В России провалом стала попытка символического замещения советского праздника 7 ноября Днём народного единства 4 ноября. Это просто привело к возникновению ещё одного выходного с неясным для большинства населения историческим описанием. Примеры можно множить.
*************************************************************
Заметьте. Не я это написал.
liv444, RU23.10.22 09:22
Памятники Ленину даже в период Славы КПСС никогда не ассоциировались с памятником лидеру партии большевиков.
Совершенно четко говорилось, что это памятник Строителю первого в мире советского социалистического государства.
Но даже такую оценку лично я считаю довольно идеологизированной.

Это памятник Человеку, под руководством которого на обломках разваленной в дым РИ была восстановлена Российская государственность.
Т. е. вместо развала, хаоса, анархии, разбоев, убийств, насилия, воцарившихся, в результате реализации Заговора впсковском вагоне ВГК РИ, на осколках-территориях бывшей Империи пришла государственность, во все смыслах.
Молодая, не опытная, не всегда профессиональная, не всегда мудрая, зачастую предвзятая и идеологизированная, но таки Государственность.

Причем звиздец случившийся в результате Фераля 1917 года был настоль Оглушительным, что даже развал СССР в 1991 не может считаться даже бледной тенью того краха.

Именно поэтому современная Россия родом не из Беловежской пущи, а из Великого Октября.
И памятник Ленину есть памятник Самой России.
Той самой России в которой мы сегодня живем.

Это именно так, как бы ни пытались какие-нибудь борцуны это отрицать.

Мало того, современная Российская Армия ведет свое летоисчесление с 23 февраля 1918 года.
Округа и Флота с момента своего возникновения 200 или 300 лет назад, что вполне законно. И гордятся своей Славной Историей, Полководцами и Флотоводцами.

А вот Вооруженные Силы России в целом именно с 23 февраля 1918 года.

Как минимум потому, что именно верхушка РИА своими действиями в предательстве и измене...
Уничтожила и Империю, и Русскую Императорскую Армию.

Именно поэтомувосстановление памятников Ленину это восстановление памятников самой России.
Равно, как и празднование 23 февраля, это празднование вознкновения современной Армии России.
Спящий лев, RU23.10.22 11:37
> delta
Гнусная и скользкая, в своей двусмысленности, статейка. Вполне, заслуживающая того, чтобы быть озвученной на Радио Свобода, каким - ни будь Анатолием Стреляным. Особенно умилили ссылки на статьи Л. Гудкова. Вот, действительно, авторитет!))
Судя по отстранённость автора от рассматриваемого вопроса, "разьявшего мызЫку, как труп", невольно, задаешься вопросом - а автор статьи, Сергей Соловьев, часом, в девичестве, не Фогель ли?
Вообще-то человек пишет работы по результатам исследований по поводу попыток отказа от социализма и ленинизма в Европе и на постсоветском пространстве. А также о том, как под предлогом декоммунизации на Западе (а сейчас и на постсоветском пространстве, включая Россию идет подмена понятий) 04.05.2018 «Попытка декоммунизации в России привела к краху десталинизации» Ссылка , 20.11.2018 "Юбилей с неоднозначными выводами" Ссылка ; о подмене определений в ЕС - 01.09.2021"Оскорбление фашизмом, или Ещё раз об актуальности теории" Ссылка (как ответ на эту статью Ссылка ).
К его выводам и предложениям можно относиться по разному, но материал на основе которого он пишет работы у него фактический, как бы кому не хотелось отрицать данные факты. Интерпретировать указанные факты можно очень по разному, но они есть и отрицать их бессмысленно. Важно обеспечить именно правильную интерпретацию.
liv444, RU23.10.22 12:58
> delta
Гнусная и скользкаястатьвя...
Судя по отстранённость автора от рассматриваемого вопроса, "разьявшего мызЫку, как труп", невольно, задаешься вопросом - а автор статьи, Сергей Соловьев, часом, в девичестве, не Фогель ли?

Совершенно согласен.

Повод для написания - восстановление памятников.
Как реакция на ахрен других и собственный ахрен от сего.
А далее...
Копипаста какихто импортных хмырей с их рассуждениями о разных аспектах восприятия неприятия советскими граждамами своей жизни в СССР, в идеологическойоболочке того периода, при этом склеенная собственными соплями, без единой собственной мысли.
Ну, и вплетенние в ЭТО слов Путина, без единой попытки омысления, кому, для чего и ради чего они были сказаны.
Т. е. априорно относясь к ним, как к чистой монете.

Ну и в конце - список литературы.
Типа научный труд и работа с первоисточниками.
Типа, так положено.
Ну и собственные регалии на поприще пропагандонства и типа истории.

Мойбатя затакое ему бы точно табуретку на уши одел.
Да и я недалек от этой мысли.
Даже не вдаваясь всмысл, просто за откровенную Халтуру.
А за смысл, там чувака нужно просто ложить на рельсы.
Чтобы другим не повадно было.
ale19547797, RU23.10.22 13:28
> Alanv
Называть это "эклектичным" - тупо. Просто собирают лучшие черты.
Согласен.
В условиях отсутствия общегосударственной единой идеологии народ просто собирает в кучу всё, что у него ассоциируется с величием Страны. И памятники Ленину на территории б/у Украины - это просто символ противостояния неонацизму. С таким же успехом это мог быть любой другой атрибут СССР. Причем вокруг этой общей идеи противостояния объединились самые разные, подчастую совершенно несоединимые группы типа русских неонацистов Мильчакова (ДШРГ Русич хорошо воюет где-то под Купянском, недавно репортаж был), анархистов, баркашовцев, лимоновцев и прочих и прочих. Это совершенно нормально для гражданских войн.
И на этом фоне Ходаковский как раз ведет себя очень паскудно, впрочем он изначально был мутным типом, не зря его оттёрли от всех рычагов управления ДНР
Аяврик, RU24.10.22 01:33

Сразу же хочу (и должен) отметить, что данная публикация представляет собой редкий - на Широких Просторах «блогосферы» - пример Квалифицированного аналитического репортажа, чему нельзя не отдать должное.

Автор, ведя свою рассудительную «причинно-следственную» нить, все (практически) свои тезисы и доводы обосновывает отсылками на мнения и работы ПУБЛИЧНЫХ «специалистов» (а не сугубо анонимных ретрансляторов «общественного мнения» или откровенных каких-то провокаторов). Поэтому основной массив Публикации не получится просто отшить зеркальным «сам дурак!» (как большинство политически пристрастных самодеятельных текстов в Рунете) - не тот уровень статьи, чтоб не выставить себя «дураком» такими наскоками.

Тут только дискуссия на таком же «высоко поднятой планке культурного уровня» выглядит уместной! ;-))

Предметов (и моментов) для дискуссии с Авторскими Тезисами найти - как всегда и везде при желании - можно легко. Я бы - лично - отоппонировал (без особого огонька) следующие мало ныне принципиальные моменты:

-- Так почему же это происходит? Первый и самоочевидный ответ – просто, потому что после Майдана в 2014 г. эти памятники на Украине сносили. Их восстановление – доказательство реванша. Но поощряется ли оно российскими властями? В этом большие сомнения. Скорее, здесь (и пока) тема отдана на откуп местной инициативе – пророссийски настроенным группам населения и властям ДНР и ЛНР.

Да не «пророссийскость» там побудительной психологической основой основ поведения и поступков у «местных властей» (эвфемизм «местных элит») была и осталась, а «антиукронацизм», «антиУНА-УНСОвщина», отрицание укронацизма, свидомого политического украинства, «западэнщины» и прочей гангрены, в конце концов самовыразившейся в «ЕвроМайдан».

Отрицание и неприятие результатов победы коего и вызвало «раскол» и «сепаратизм» (а вовсе не «пророссийскость» восточно-украинских «властей». Не победил бы «Евромайдан» с его бандеровским мурлом (и безоговорочным «ляхом в цэевропу», ставящем жирный крест на экономическом будущем «житницы и кузницы» бывшей УССР им. В.И.Ленина) - никакого бы «парада суверенитетов» - под вывеской «русской весны» не было бы.

Это элементарно понятно.

И их реванш - по «восстановлению памятников и названий» именно зациклен на ликвидацию эти новшеств режима «революции гидности» (с 2014 года), а не новшеств антиСССРского (чуть было не написал «антисоветского» - что было бы для РУ в корне не верно!) режима (с 1992 года), против которого они ничего не имели никогда.

-- И одно из возможных позитивных ожиданий от неё – восстановление советской стабильности и большей социальной справедливости, а не только защита интересов русскоязычного населения.

Мифическая (ДЛЯ СЛИШКОМ МОЛОДОГО ПО ГОДАМ АВТОРА!) советская стабильность - она была очень неравномерной в «Стране Советов», что он должен был бы учитывать (и помянуть) для большего понимания феномена настроения (и ментальности) населения конкретно анализируемого Донбасса (в котором раз за разом эта «стабильность» и «социальная справедливость» обеспечивались за счёт повышенной эксплуатации и пониженного уровня жизни таких - не менее, «советских», казалось бы! - более «русско-язычных» регионов, как Нечерноземье, Урал и т.п., что никак и никогда «морально» не напрягало и не смущало население Восточной УССР.

-- идеализация тогдашнего государства может быть только продуктом идеологического вакуума. … она отталкивается от травмы 1990-х гг., фрустрации, вызванной не просто развалом советского государства, но прежде всего – чудовищным падением жизненного уровня населения и отсутствием уверенности в завтрашнем дне

Отсюда же (из-за его молодого возраста и, вероятно, соответствующей социальной среды, откуда он вышел) Автор не отдаёт себе отчёта, что «чудовищность падения жизненного уровня населения» в 1990-е годы была очень дифференцированной для разных регионов и слоёв постсоветского общества - у всех на устах более «кликабельные» истории, про пропавшие в Сберкассах тысячи рублей, но основная серая никому не интересная масса «советского трудового народа» перебивалась «от зарплатки до зарплатки» [дни неярки и несладки]

Но - в любом случае - первым же проявлением наступления «90-х» явилось искоренения «талонно-карточной» системы на продукты питания и товары первой необходимости - что само по себе «дедемонизирует» масштабы «травмы» населения (на сытый желудок усевшегося перед цветными японскими телевизорами смотреть «Поле Чудес» и «Санту Барбару»)

(про то, что «отсутствие уверенности в завтрашнем дне» случилось ещё ранее, при обанкротившемся морально - и Идеологически! - СССР оставлю за скобками)

Ну, да ладно

-- Фрустрация питает ностальгию (хотя термин не вполне точен в данном случае) по советскому прошлому и его идеализацию. А травму испытали на себе жители не только России, но и почти всего постсоветского пространства.

Тезис «почти всего» остался не раскрыт (и поэтому голословен)

По факту прямо наоборот ситуация: ностальгия по советскому прошлому и его идеализация скандально отсутствует на почти всём постсоветском пространстве (подходя не с аршином площадей, а по опроснику каждого члена бывшей семьи Советских Республик).

-- подвергались эксплуатации, голодали и лишались национальной идентичности … Хотя во всех союзных республиках дело обстояло наоборот – при всех противоречиях и колебаниях политики союзного центра национальная идентичность формировалась именно в советский период.

Автор переступает (буквально запнувшись о него) «булыжник» на пути своих рассуждений, который стоило бы поднять и рассмотреть повнимательнее, этот «артефакт»: «ностальгируют» и «идеализируют» на своём бытовом уровне «советское прошлое» вовсе не население «союзных республик», которые в результате «гениальной» национальной ленинско-сталинско-хрущёвско-брежневской политики взращивались и лелеялись, а именно те ЖЕРТВЫ повышенной эксплуатации, голода и лишения национальной («Великоросской») идентичности, из которых и слепили «новую историческую формацию»: «хомосоветикус русскоязычный»

Объяснить этот «казус» толька психиатрия и может соответствующей «травмой» (и отказом признать, что все понесённые на этом пути - формирования нацмен идентификаций из русофобских племён и расформирование Великорусской Нации - жертвы… тем более вся вина, за послином СОУЧАСТИИ в этом «идеологически оправдываемом пастырями» процессе, оказались КОТУ ПОД ХВОСТ - и за счёт своих пролитых крови, пота и слёз хомосоветикусы в итоге вырастили орды АвтиСоветских новодельных народов по своему периметру)

Отказ это принять (и переступить) и приводит - как сублимация - к «идеализации советского прошлого» главных жертв (и главных соучастников - вольных и невольных) коммуно-интернационалистического режима, «русских» с горизонтом исторической памяти ровно сто лет в обед будет

-- Социологи обращают внимание, что самоидентификация «русский» для значительной части населения обозначает не этнический статус, а именно принадлежность к политической нации, корни которой уходят в советский период

Да, именно, у этого «феномена» отрублены «исторические корни» и они не идентифицируют себя с тысячелетним прошлым и Традицией Великорусского Народа (культурно геноцидированного иудо-большевиками и их нацмен-наймитами за одно поколение после Октябрьского переворота), ВСЕ их культурные и общественно-политические корни не глубже «послевоенного советского периода» (без царя в голове и бога в душе)

………………………..

Вот такого рода «огрехи и шероховатости» у Автора - с его подборкой «оправдывающих» цитат и «научных исследований» - вызывают желание «конструктивно подискутировать», не более, чем в рамках «редакторской правки»…

НО! ЕСТЬ ДВА ПРИНЦИПИАЛЬНЫХ МОМЕНТА, мимо которых нельзя пройти и которые так, парой реплик, скептических, не «урезонить»…

Аяврик, RU24.10.22 01:34
итак...

Первый момент для «особого мнения»:

Автор старательно придерживался линии, когда все его Тезисы подкреплялись ссылками и цитатами соответствующих «справок» (что он не от балды это взял с потолка), этот подход - КАК ПРИНЦИП - вызывает уважение.

Но в один момент Автор не выдержал этой «рутины» и взял да и - для «усиления эффекта» убедительности и «глубины обобщения» чисто свою субъективную Мысль ввернул, как некий «доказанный Постулат», вот сей Абзац имею в виду: «…главная проблема в ином: иных идеологических и символических форм, которые могли бы объединить и вдохновить массы (и не только старшее поколение!) за пределами мобилизации в рамках текущего военного конфликта, так и не создано. Эгоистической природой человека, тезисами Айн Рэнд и Фридриха Хайека, да и фашиствующим «народным монархизмом» Ивана Ильина людей можно вдохновить в ещё меньшей степени….»

И дальше побежал, ничем данную Сентенцию не подкрепив, почему-то…

И в итоге - в таком виде - это у него откровенная Инсинуация (манипулирующая расслабленного предшествующей и последующей формой подачи Тезисов читателя).

На самом-то деле Практика идеологически стерильного пространства СССР времён «диктатуры КПСС» (и «лабораторный опыт» по введению в нём свободы совести и плюрализма мнений после отмены в рамках Гласности 6-й статьи Конституции СССР) со всей убедительностью доказали, что все упомянутые Автором «идеологические и символические формы» Советской Власти и Советского Строя (советского режима - проще и доходчивее говоря) были «работоспособны» - по стимулированию подведомственного населения «жить и работать» по Планам Партии с песнями и без ропота - ТОЛЬКО И ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО при тотальной ликвидации всех прочих «идеологически вредных» веяний.

Первые же послабления в этой области «общественной мысли» - и безнаказанный допуск в официальное государственное информационное пространство Альтернативных (скажем без обиняков: Антисоветских и Антикоммунистических) «идеологических и символических форм» привёл к обрушению и канализации всего «советского» на всём «советском» пространстве.

За несколько месяцев.

(заочно отсылаю молодого человека к истории - и вызванной реакции - публикации летом 1990 года одновременно в «Комсомольской Правде» и «Литературной Газете» посильных соображений Александра Солженицына «Как нам [распустить СССР и] обустроить Россию» - чтоб понять, о чём я говорю)

С того самого момента - имею в виду полную и окончательную отмену в России в 1989 году коммунистической монополии на что можно знать, говорить и думать, а что нельзя - и до сих пор Реальность Свидетельствует, что разнообразными тезисами разномастных Айн Рэнд и Фридрихов Хайеков, да и фашиствующих Иванов Ильиных людей можно убедить (а, значит, вдохновить) в гораздо большем суммарно количествах, чем тезисами и догмами неконкурентноспособного в рамках плюрализма и свободы совести (и личности) «единственно верного учения»

Отказ это признать есть лишь клинический признак «сектанского сознания», для которого «чем больше фактов отвергают Идею-фикс, тем хуже для фактов»

(кстати, по части именно сектантов… с советских времён как сложилось, так и только усугубилось, что самые махровые тоталитарные секты распространены именно на территории бывшей УССР им. Ленина - и последствия для «психологического фона» россиян от вливания «новых субъектов» - с расселением наших новых специфических «сограждан» по нашим городам - вряд ли они в деревни поедут - будут проявляться и с этой стороны их «воспитания»)

:-/

Аяврик, RU24.10.22 01:36

(ну и закончу своё «эссе» - для тех, кому это интересно)

Самый «сорный» - и «идеологически вредный» - тезис (сознательно или бессознательно им подаваемый читателям в качестве «основного блюда») связан с определением им в качестве «соли Земли Русской» и «глубинных патриотов России-Матушки» латентный «антигосударственный» майдануто-белоленточный элемент («навальновцы» - одним словом)

Делаю этот неприятный вывод по следующим его сентенциям:

-- …упомянутое наследие само по себе уже во многом является идеологической конструкцией, которая вызвана к жизни травмой 1990-х годов. А последняя переживается значительной частью населения как следствие прихода в страну (особенно в провинцию) «дикого капитализма». Травма становится объединяющей в рамках «патриотизма отчаяния»

-- … наиболее распространённый тип патриотизма – «патриотизм, настроенный критически либо в отношении государственной пропаганды патриотизма, либо даже в отношении политического курса в целом. Наиболее распространена социальная критика, то есть критика неравенства между бедными и богатыми, а также критика приватизации, в результате которой национальное достояние оказалось в руках узкого круга собственников»

-- Они ставят на первый план социальную несправедливость, склонны к критическому мышлению и противопоставляют «трудящихся людей» «богатым» ненастоящим патриотам. …. это – по крайней мере отчасти – может быть проявлением того самого низового стремления к социальной справедливости, ассоциируемой с советским прошлым.

Корчить из этого элемента (являющихся электоральной базой оппозиционных партий - как системно-парламентских, так и «маргинально-майданных») «патриотов России», это глумление над самим понятием «патриотичности» (смысл которого до афоризма смогла, кстати, сконцентрировать англосаксы: My country, right or wrong / With all her faults, she is my country still

В качестве «правильных патриотов» формируется - в невыносимом для всех «работников умственного труда» «жреческого происхождения» идеологическом вакууме - в молодёжной среде «волонтёрское движение», например - о котором (как замечал Путин) «пишут мало», в то время как они и есть «лучшая часть» молодёжи, например

А вот из этих - «патриотов отчаяния» и «диванных борцунов с антинародным режимом» - на самом-то деле «верные сыны Отечества» (знающие не только свои «права», но и «обязанности») как из говна пуля

И закончу я про них вот таким «портретом» из одного фантасмагорического рассказа (будем считать «басней в прозе»):

.....................

…Водитель некоторое время рулил молча, а затем сказал с горечью: — А я ведь когда-то малярийное училище окончил, полжизни в малярийном цеху отработал. И чего теперь? Кому эта малярия нужна? Развалили экосистему, подонки!

— М-м-м... — неопределенно сказал Афганка — вдаваться в политические споры не хотелось.

— Вот и я говорю! — обрадовался водитель. — Раньше ведь как? Заселился в человека — и жми его, план гони! Не хочешь план гнать — просто живи, балду пинай. Никто слова не скажет, а сыт всегда будешь. И никаких тебе антибиотиков и прочей гадости! А сейчас — фиг там, все в собственности, попробуй тронь!

Микроб высунулся из комариного глаза и с досадой плюнул вниз.

— Так ведь недолго и человека развалить... — аккуратно произнес Афганка.

— Развалить? Ты больше этих наших умников слушай! — возмущенно закричал микроб и ткнул в комариный потолок. — Ворье на ворье! Развалить! Никто не разваливался почему-то, и жили нормально! А даже если и гноили людей и сами гибли — то за идею.

Афганка тактично промолчал.

— Я, — доверительно сказал водитель, наклонившись к Афганке, — в своем малярийном получал сто двадцать зарплату — старыми. Да она мне на дух не нужна была! Потому что я из разделочного цеха белка человечьего притаскивал и на рынке продавал на полторы тыщи! Понял?

— Хм... — сказал Афганка неопределенно.

— А сейчас знаешь чего? — с горечью продолжал водитель. — Сейчас цеха продали буржуям! Они всех повыгоняли, новое оборудование привезли и охрану поставили. Я как-то попробовал белка вынести вот столько... — водитель сложил ложноножку щепоткой. — Все! Уволили! Чуть до суда не дошло!

То есть при старом режиме воровали, а сейчас не дают? — не выдержал Афганка.

— Ох какие мы умные нашлись! — злобно покосился водитель. — Сам-то понял, что сказал? Раньше-то воровали простые честные трудящиеся! А сейчас воруют несколько поганцев-олигархов. Нас обворовывают, нас! Чуешь разницу?

Афганка кивнул, и водитель успокоился….

:-)

(вот и всё, что нужно знать о [среднестатистическом] маргинальном - в электоральном качестве - низовом «левом» элементе Российского - да и укруинского, уверен - кухонного и информационно-цифрового поля)

Спящий лев, RU24.10.22 07:54
> Аяврик

Сразу же хочу (и должен) отметить, что данная публикация представляет собой редкий - на Широких Просторах «блогосферы» - пример Квалифицированного аналитического репортажа, чему нельзя не отдать должное.

Автор, ведя свою рассудительную «причинно-следственную» нить, все (практически) свои тезисы и доводы обосновывает отсылками на мнения и работы ПУБЛИЧНЫХ «специалистов» (а не сугубо анонимных ретрансляторов «общественного мнения» или откровенных каких-то провокаторов). Поэтому основной массив Публикации не получится просто отшить зеркальным «сам дурак!» (как большинство политически пристрастных самодеятельных текстов в Рунете) - не тот уровень статьи, чтоб не выставить себя «дураком» такими наскоками.

Тут только дискуссия на таком же «высоко поднятой планке культурного уровня» выглядит уместной! ;-))

Предметов (и моментов) для дискуссии с Авторскими Тезисами найти - как всегда и везде при желании - можно легко. Я бы - лично - отоппонировал (без особого огонька) следующие мало ныне принципиальные моменты:

...

-- идеализация тогдашнего государства может быть только продуктом идеологического вакуума. … она отталкивается от травмы 1990-х гг., фрустрации, вызванной не просто развалом советского государства, но прежде всего – чудовищным падением жизненного уровня населения и отсутствием уверенности в завтрашнем дне

Отсюда же (из-за его молодого возраста и, вероятно, соответствующей социальной среды, откуда он вышел) Автор не отдаёт себе отчёта, что «чудовищность падения жизненного уровня населения» в 1990-е годы была очень дифференцированной для разных регионов и слоёв постсоветского общества - у всех на устах более «кликабельные» истории, про пропавшие в Сберкассах тысячи рублей, но основная серая никому не интересная масса «советского трудового народа» перебивалась «от зарплатки до зарплатки» [дни неярки и несладки]

Но - в любом случае - первым же проявлением наступления «90-х» явилось искоренения «талонно-карточной» системы на продукты питания и товары первой необходимости - что само по себе «дедемонизирует» масштабы «травмы» населения (на сытый желудок усевшегося перед цветными японскими телевизорами смотреть «Поле Чудес» и «Санту Барбару»)

(про то, что «отсутствие уверенности в завтрашнем дне» случилось ещё ранее, при обанкротившемся морально - и Идеологически! - СССР оставлю за скобками)

Ну, да ладно


-- подвергались эксплуатации, голодали и лишались национальной идентичности … Хотя во всех союзных республиках дело обстояло наоборот – при всех противоречиях и колебаниях политики союзного центра национальная идентичность формировалась именно в советский период.

Автор переступает (буквально запнувшись о него) «булыжник» на пути своих рассуждений, который стоило бы поднять и рассмотреть повнимательнее, этот «артефакт»: «ностальгируют» и «идеализируют» на своём бытовом уровне «советское прошлое» вовсе не население «союзных республик», которые в результате «гениальной» национальной ленинско-сталинско-хрущёвско-брежневской политики взращивались и лелеялись, а именно те ЖЕРТВЫ повышенной эксплуатации, голода и лишения национальной («Великоросской») идентичности, из которых и слепили «новую историческую формацию»: «хомосоветикус русскоязычный»

Объяснить этот «казус» толька психиатрия и может соответствующей «травмой» (и отказом признать, что все понесённые на этом пути - формирования нацмен идентификаций из русофобских племён и расформирование Великорусской Нации - жертвы… тем более вся вина, за послином СОУЧАСТИИ в этом «идеологически оправдываемом пастырями» процессе, оказались КОТУ ПОД ХВОСТ - и за счёт своих пролитых крови, пота и слёз хомосоветикусы в итоге вырастили орды АвтиСоветских новодельных народов по своему периметру)

Отказ это принять (и переступить) и приводит - как сублимация - к «идеализации советского прошлого» главных жертв (и главных соучастников - вольных и невольных) коммуно-интернационалистического режима, «русских» с горизонтом исторической памяти ровно сто лет в обед будет

-- Социологи обращают внимание, что самоидентификация «русский» для значительной части населения обозначает не этнический статус, а именно принадлежность к политической нации, корни которой уходят в советский период

Да, именно, у этого «феномена» отрублены «исторические корни» и они не идентифицируют себя с тысячелетним прошлым и Традицией Великорусского Народа (культурно геноцидированного иудо-большевиками и их нацмен-наймитами за одно поколение после Октябрьского переворота), ВСЕ их культурные и общественно-политические корни не глубже «послевоенного советского периода» (без царя в голове и бога в душе ...

Талонная система предполагала возможность купить ограниченное количество товара по льготной цене, при этом возможность купить товар по свободной цене на рынке была (не будем вспоминать закидоны времен "среднего Хрущева"), а после 1988 года легко было и в магазине (цены при этом отличались в разы). То есть самого товарного дефицита не было, был дефицит товара по НИЗКИМ ЦЕНАМ.

"Мы многонациональный советский народ". Приэтом советская культура считала своей частью не только русскую (включая архангельскую/поморскую, новогородскую, владимирскую, нижегородскую, тамбовскую, курскую, пермскую и др.), но и культуры иных народов (татар, армян, казахов, башкир, чувашей, эрзян и мокши, прибалтов и т.д.) Многие сказки органично вошедшие в сборники сказок и воспринимающиеся сейчас как "русские" (народные) взяты из эпосов других народов входивших с СССР и это видно во всей культуре. Нк, а в 1990-е в российскую культуру (и в културу других постсоветских стран) впихнули большое количество современных "сказок Голливуда" с целью искоренения традиционных культурных установок. При этом именно "голливудскую" установку вы воспринимаете как "советскую".
> Аяврик
итак...

Первый момент для «особого мнения»:

Автор старательно придерживался линии, когда все его Тезисы подкреплялись ссылками и цитатами соответствующих «справок» (что он не от балды это взял с потолка), этот подход - КАК ПРИНЦИП - вызывает уважение.

Но в один момент Автор не выдержал этой «рутины» и взял да и - для «усиления эффекта» убедительности и «глубины обобщения» чисто свою субъективную Мысль ввернул, как некий «доказанный Постулат», вот сей Абзац имею в виду: «…главная проблема в ином: иных идеологических и символических форм, которые могли бы объединить и вдохновить массы (и не только старшее поколение!) за пределами мобилизации в рамках текущего военного конфликта, так и не создано. Эгоистической природой человека, тезисами Айн Рэнд и Фридриха Хайека, да и фашиствующим «народным монархизмом» Ивана Ильина людей можно вдохновить в ещё меньшей степени….»

И дальше побежал, ничем данную Сентенцию не подкрепив, почему-то…

И в итоге - в таком виде - это у него откровенная Инсинуация (манипулирующая расслабленного предшествующей и последующей формой подачи Тезисов читателя).

На самом-то деле Практика идеологически стерильного пространства СССР времён «диктатуры КПСС» (и «лабораторный опыт» по введению в нём свободы совести и плюрализма мнений после отмены в рамках Гласности 6-й статьи Конституции СССР) со всей убедительностью доказали, что все упомянутые Автором «идеологические и символические формы» Советской Власти и Советского Строя (советского режима - проще и доходчивее говоря) были «работоспособны» - по стимулированию подведомственного населения «жить и работать» по Планам Партии с песнями и без ропота - ТОЛЬКО И ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО при тотальной ликвидации всех прочих «идеологически вредных» веяний.

Первые же послабления в этой области «общественной мысли» - и безнаказанный допуск в официальное государственное информационное пространство Альтернативных (скажем без обиняков: Антисоветских и Антикоммунистических) «идеологических и символических форм» привёл к обрушению и канализации всего «советского» на всём «советском» пространстве.

За несколько месяцев.

(заочно отсылаю молодого человека к истории - и вызванной реакции - публикации летом 1990 года одновременно в «Комсомольской Правде» и «Литературной Газете» посильных соображений Александра Солженицына «Как нам [распустить СССР и] обустроить Россию» - чтоб понять, о чём я говорю)

С того самого момента - имею в виду полную и окончательную отмену в России в 1989 году коммунистической монополии на что можно знать, говорить и думать, а что нельзя - и до сих пор Реальность Свидетельствует, что разнообразными тезисами разномастных Айн Рэнд и Фридрихов Хайеков, да и фашиствующих Иванов Ильиных людей можно убедить (а, значит, вдохновить) в гораздо большем суммарно количествах, чем тезисами и догмами неконкурентноспособного в рамках плюрализма и свободы совести (и личности) «единственно верного учения»

Отказ это признать есть лишь клинический признак «сектанского сознания», для которого «чем больше фактов отвергают Идею-фикс, тем хуже для фактов»

(кстати, по части именно сектантов… с советских времён как сложилось, так и только усугубилось, что самые махровые тоталитарные секты распространены именно на территории бывшей УССР им. Ленина - и последствия для «психологического фона» россиян от вливания «новых субъектов» - с расселением наших новых специфических «сограждан» по нашим городам - вряд ли они в деревни поедут - будут проявляться и с этой стороны их «воспитания»)

Фактически в этой части автор ссылается на одну из своих предыдущих работ: Оскорбление фашизмом, или Ещё раз об актуальности теории" Ссылка (опубликован как ответ на эту статью Ссылка )

Проблема была не в отмене единственной идеологии, а в начале массового внедрения иной идеологии (в том же журнале "Коммунист") при фактическом прекращении пропаганды старой и запрете контрпропаганды новой (публикация разбора ошибок и передергиваний новой идеологии была запрещена).

Самое парадоксальное, что это хорошо видно и в ваших заявлениях.

(По сектантам - это факт, "культ золотого тельца" и вышедшие из него производные в виде сект как источника доходов для лидеров. Потому и предлагали проводить культурное просвещение как средни них, так и среди российской молодежи, а не один культ "золотого тельца", который и сейчас в Екатеринбурге силен, причем как раз с большим количеством выходцев с Украины)

> Аяврик

(ну и закончу своё «эссе» - для тех, кому это интересно)

Самый «сорный» - и «идеологически вредный» - тезис (сознательно или бессознательно им подаваемый читателям в качестве «основного блюда») связан с определением им в качестве «соли Земли Русской» и «глубинных патриотов России-Матушки» латентный «антигосударственный» майдануто-белоленточный элемент («навальновцы» - одним словом) ...

(вот и всё, что нужно знать о [среднестатистическом] маргинальном - в электоральном качестве - низовом «левом» элементе Российского - да и укруинского, уверен - кухонного и информационно-цифрового поля)
Мнение "Соли земли" всегда формируется общением и доминирующими СМИ (с попыткой их диференцииции некоторыми по СМИ), а совсем не разумом и первоначальными идеологическими установками.
То что правые в России (включая ультра) на фоне проблем с пропагандой со времен Никиты Белых ушли на "левое поле" и фактически информационно захватили его давно известно. Та же КПРФ во время предвыборной компании 2015 и 2016 годов шла с (4 из 10) раскрученными ранее в СМИ лозунгами, которые прямо противоречили классической коммуничтической идеологии и ленинизму, в результате чего (по лозунгам) ЕР и СР были левее КПРФ (с определением левости, правости и "болота"/центра в соответствии с классическими терминами ВФР).
Так что сейчас определить левых и правых достаточно сложно, а вот люмпен - легко, ну, а руководств о том как возглавить и использовать люмпен полно (причем совсем не идеологических)


P.S. Кстати Ваш пример про Солженицина о роспуске СССР под видом обустройства России сейчас активно идет при финансовой поддержке Ельцин-центра со схожим заголовком (не проект АСИ и Росконгресса "Страну меняют люди", а Давыдов): причем большей частью идеи там - вернуть то что было отменено в 2000-х, а иногда и 1990-е с прямой подачи "демократов".
vktik, DE24.10.22 08:21
>>>Аяврик

"Да не «пророссийскость» там побудительной психологической основой основ поведения и поступков у «местных властей» (эвфемизм «местных элит») была и осталась, а «антиукронацизм», «антиУНА-УНСОвщина», отрицание укронацизма, свидомого политического украинства, «западэнщины» и прочей гангрены, в конце концов самовыразившейся в «ЕвроМайдан»"

В связи с отсутствием времени остановлюсь только на этом, потому что это принципиально. Вы этим высказыванием существенно ограничиваете рамки роли укромайдана, если выдаёте его только за свидомый и политический укронацизм. Нет, этот укронацизм был, есть и ещё долгое время будет лишь инструментом внешних сил, направленных против России. Укромайдан был, в первую очередь, антироссийским. Поэтому абсолютно правильно отметил liv444, что восстановление памятников Ленину, это именно восстановление символа России.
vetalst, RU09.11.22 13:27
"На какую часть «советской памяти» опирается идеология в современной России? Советская память живёт скорее не благодаря, а вопреки, она отталкивается от травмы 1990-х гг., фрустрации, вызванной не просто развалом советского государства, но прежде всего – чудовищным падением жизненного уровня населения и отсутствием уверенности в завтрашнем дне."

Какой лютый бред. Как будто у людей памяти совсем нет.

Аяврик, как обычно, не смог пройти мимо и не плюнуть в советское прошлое моей Родины.
English
Архив
Форум

 Наши публикациивсе статьи rss

» Памяти Фывы
» Сможет ли Россия победить в Третьей Отечественной Войне?
» Стратегия США: Уничтожение капитализма
» Чем национализм отличается от нацизма
» Кризис и распад колониальной системы.
» США на Украине: "Тактика использования полезных идиотов"
» С ДНЕМ ПОБЕДЫ!
» Может ли Запад ударить по Китаю так же, как он ударил по России?
» Воюй или умри

 Новостивсе статьи rss

» Из украинского плена удалось освободить еще девять российских военных — Минобороны
» Российские силы за сутки поразили 56 украинских артподразделений
» Сможет ли Украина закупать электроэнергию в Евросоюзе
» СМИ: Британия намерена увеличить производство атомной энергии в три раза
» СМИ: США столкнулись с проблемой выхода из строя переданной ВСУ артиллерии
» Bloomberg сообщило о подготовке Кремлем указа о запрете продажи нефти участникам ценового ограничения
» Корабль Orion совершил маневр по выходу на дальнюю орбиту вокруг Луны
» В США ввели запрет на ввоз и продажу оборудования Huawei, ZTE и ряда других компаний КНР

 Репортаживсе статьи rss

» Беспилотники vs бюрократия: новейшие российские разработки могут не взлететь
» Дума Краснодара беззвучно лишила полномочий депутата-предателя Азарова: а другие?
» Российские ядерщики запустили замкнутую реакцию
» Патогены Пентагона: украинский военно-биологический полигон США внедряет систему PACS
» Грузии надоело американское высокомерие
» В РФ придумали новый носитель информации на основе алмаза
» Сибирь способна прокормить планету
» Встреча с историками и представителями традиционных религий России

 Комментариивсе статьи rss

» «Мал, да удал»: к истории и современности российско-катарских отношений
» "Горький" банкет продемонстрировал гнев Европы по поводу "удара в спину" от США
» Россия и Алжир: стратегическое партнерство вопреки
» Россия добилась успеха не грабежом, а трудом
» Пророссийская пропаганда на встрече в Познани. "Польское правительство готовится к войне на востоке"
» Таджикистан подошел к транзиту власти
» Глава «АвтоВАЗа»: вопрос кооперации приобретает принципиальную важность
» «То, что Европу разденут догола, это, по-моему, совершенно очевидно»

 Аналитикавсе статьи rss

» Как управлять рабами. Практическая рекомендация
» СВО и контрбатарейная борьба
» Долговая лихорадка: больной давно потеет, но кризис все не наступает
» Мир без сверхдержав
» Останутся без металла: CША взялись за российский алюминий
» Символическая ресоветизация и низовой патриотизм
» Почему арабы помогают России
» Удобрения нашего роста
 
мобильная версия Сайт основан Натальей Лаваль в 2006 году © 2006-2022 Inca Group "War and Peace"