Регистрация / Вход
мобильная версия
ВОЙНА и МИР

 Сюжет дня

Альянс на четверть века: ось Пекин — Тегеран подрывает американские санкции
Лавров: Президент Путин будет решать, когда посол РФ вернется в Вашингтон
Главная страница » Комментарии » Просмотр
Версия для печати
Восстановление российско-китайских отношений: уроки для Индии
27.02.21 20:27 ШОС и ситуация в Азии

В ходе пресс-конференции в Пекине в понедельник 22 февраля, в ответ на вопрос об отношении Китая к сотрудничеству в рамках БРИКС и нынешнему председательству Индии в группе на фоне продолжающейся напряженности в Ладакхе, официальный представитель Министерства иностранных дел Китая Ван Вэньбин назвал БРИКС набирающим силу и влияние механизмом практического сотрудничества, который может быть "конструктивной силой, способствующей стабильности в международных делах".

Ван Вэньбин подчеркнул, что Китай поддерживает проведение заседаний БРИКС в нынешнем году в Индии и выразил готовность работать с Нью-Дели над "укреплением связей" и развитием сотрудничества в разных областях. Готовность Пекина сотрудничать с Индией в рамках БРИКС очевидна, независимо от превратностей в двусторонних отношениях.

Как по времени, так и по содержанию эти комментарии китайского дипломата резко контрастируют с сетованием многих индийских аналитиков, включая некоторых бывших дипломатов, которых приводит в ужас сама мысль о том, что Индия и Китай могут восстановить двусторонние отношения – сейчас или когда-либо в будущем.

В свое время у России и Китая также был "пограничный вопрос", гораздо более трудноразрешимый, чем простой территориальный спор. Индия должна попытаться понять, как российско-китайские отношения достигли сегодня такого беспрецедентно высокого уровня.

Китайско-российская граница была демаркирована в XIX веке, но первоначально она была фактически навязана династии Цинь путем неравноправных договоров, которые предусматривали аннексию обширных китайских территорий Российской империей. Китай не требовал возвращения этих территорий, но в середине шестидесятых годов XX века пытался добиться, чтобы Советский Союз признал историческую несправедливость границы, установленной Айгунским договором 1858 года и Пекинской конвенцией 1860 года. Однако тогда советское правительство предпочло проигнорировать эту проблему.

Вскоре китайско-российский "пограничный спор" начал набирать обороты, поскольку доктринальные противоречия между двумя социалистическими странами, возникшие из-за различий в интерпретации и практическом применении принципов марксизма-ленинизма, привели к бескомпромиссному расколу по всему спектру двусторонних отношений.

К тому времени идеологический раскол приобрел также геополитический оттенок. Дело в том, что СССР перешел к "десталинизации", а затем и к "разрядке напряженности" с западным миром. Короче говоря, это геополитическое расхождение в конечном итоге трансформировало  биполярную холодную войну в треугольник США-СССР-Китай. Как и в китайско-индийских отношениях с самого начала Америка заняла выгодную позицию "молчаливого партнера" в советско-китайских отношениях.

Однако, хотя китайско-американское сближение было прагматическим ходом, направленным против Советского Союза, парадоксальным образом оно положило конец концепции "мирового коммунизма" и проложило путь для прагматической политики и возникновения геополитического треугольника завершающего периода холодной войны.

К восьмидесятым годам Китай начал проводить прагматическую политику (особый китайский путь к социализму), отказавшись от возвышенных абстракций идеологии и полемики, что позволило скруглить острые углы китайско-советского раскола. Китайско-советские отношения окончательно пришли в норму, когда Михаил Горбачев посетил Пекин в 1989 году, но фактически процесс нормализации шел с начала восьмидесятых годов.

Если прежде, с точки зрения кремлевских лидеров, нормализация отношений с Китаем основывалась на стратегических и идеологических концепциях, "новое мышление" Горбачева во внешней политике поставило во главу угла широкое международное сотрудничество. К середине восьмидесятых годов антикитайское лобби в высших эшелонах советского руководства, сделавшее карьеру на антипатии к Китаю и болезненном восприятии "китайской угрозы", потеряло контроль в КПСС и советском правительстве, что позволило Горбачеву перейти к нормальным, и даже дружественным отношениям с Китаем.

В основе горбачевского "нового мышления" во внешней политике лежало создание благоприятных внешних условий для осуществления жизненно важных внутренних реформ. Улучшение отношений с Китаем было необходимо для успеха внутренней политики Горбачева, в том числе резкого сокращения военных расходов, ускорения развития отсталых районов Сибири и Дальнего Востока за счет приграничной торговли, а также экономического сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Горбачев сумел маргинализировать укоренившиеся группы влияния в партии, КГБ и Министерстве иностранных дел, которые были заинтересованы в продолжении напряженности с Пекином, и настойчиво продвигал примирение и сближение с Пекином как краеугольный камень своей внешнеполитической архитектуры.

Действительно, вывод советских войск из Афганистана, Монголии, Камбоджи и приграничных районов Китая был неотъемлемой частью его стратегии сокращения военных расходов и сосредоточения усилий на внутренних структурных реформах. Однако, кроме того, Горбачев активно интересовался опытом китайских экономических реформ в качестве возможного примера для СССР.

Итак, процесс восстановления двусторонних отношений, который начался в первой половине восьмидесятых годов, практически завершился к началу девяностых, в преддверии распада Советского Союза. Важно понимать сложившуюся ситуацию правильно. Дело в том, что серьезные переговоры о демаркации  границы между постсоветской Россией и Китаем могли начаться только на таком благоприятном фоне, невзирая на хаотичный распад советского государства.

Безусловно, к тому времени Китай тоже находился на пороге серьезных перемен, и эти реформы набирали обороты, во многом меняя стратегические приоритеты страны. И действительно, во время визита Бориса Ельцина в Пекин в 1997 году для подписания исторической совместной пограничной декларации российский лидер заявил, что две страны пришли к "доверительным отношениям". В свою очередь хозяин мероприятия президент Цзян Дземинь охарактеризовал их как "стратегическое партнерство". Совпадение интересов Москвы и Пекина в сложившейся международной обстановке, которая характеризовалась однополярным глобальным превосходством США в девяностые годы, было вполне естественным и не нуждается в комментариях и уточнениях.

Эта эпическая сага о российско-китайских отношениях весьма актуальна для нынешнего индийского политического руководства, если оно вообще планирует когда-нибудь урегулировать пограничный спор с Пекином. Увы, индийские бюрократы, которым поручено заниматься отношениями с Китаем, довольствуются "управлением" этим пограничным конфликтом, вероятно потому, что от них ничего большего и не ожидают. Можно с уверенностью сказать, что они не знакомы с российским опытом и не способны извлечь из него уроков.

Относительное соотношение сил или асимметрия между Советским Союзом и Китаем никогда не имели особого значения. По иронии судьбы, наиболее враждебно Китай был настроен по отношению к России, когда он был намного слабее СССР, то есть в пятидесятые и шестидесятые годы.

Даже в начале восьмидесятых годов Китай, в сущности, наносил ответный удар по Советскому Союзу. Среди наиболее заметных мер Пекина можно назвать создание объединенных американо-китайских разведывательных постов в Маньчжурии для наблюдения за СССР и еще двух таких же совместных постов в Синьцзяне для отслеживания действий советских войск в Афганистане; тренировочные лагеря в Кашгаре и Хотане для афганских моджахедов; вооружение, финансовая поддержка и отправка военных советников движению моджахедов (в сотрудничестве с ЦРУ) для обескровливания Советской Армии и так далее.

Обстановка в корне изменилась, когда кремлевское руководство осознало, что СССР просто больше не может себе позволить интервенционистскую внешнюю политику, и что чрезмерное расширение вооруженных сил во многом обусловливает финансовые трудности страны. Горбачев кардинально сократил военные расходы, что привело к массовому выводу войск из Афганистана, а также к сокращению помощи многим советским сателлитам и подконтрольным государствам. Советский лидер заявил о своем намерении устранить "препятствия", мешающие развитию китайско-советских отношений.

С этого момента все зависело от матрицы взаимных интересов и взаимозависимости. Собственно, Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) возникла непосредственно из процесса нормализации российско-китайских отношений. Почему Москва продвигала этот китайский проект?

Очевидно, что в Кремле его рассматривали в качестве форума для координации регионального сотрудничества с Китаем путем согласованных решений, видели потенциал использования механизмов ШОС для развития собственной экономики за счет привлечения экономической мощи Китая. Кроме того, Москва усматривала в ШОС механизм координации усилий с Пекином в борьбе против терроризма и религиозного экстремизма. Россия оценила, что экономическое присутствие Китая в Центральной Азии способствует региональной стабильности, а ШОС помогает Москве соблюсти баланс интересов на фоне неизбежного роста китайского присутствия и влияния в своем историческом "ближнем зарубежье".

Между тем, в Индии царят предубеждения, и влиятельные силы цепляются за представление о том, что воинственность является основным элементом китайской политики в отношении Индии. Прискорбное совпадение заключается в том, что многие из тех, кто периодически пускается в подобные тирады против Китая, также оказываются горячими сторонниками американо-индийских стратегических объятий. Таким образом, их истерия вполне вписывается в скрытые планы.

Как страна развивает свои отношения с соседями, когда она настроена настолько параноидально? Пекин на днях напомнил Дели, что предстоящий саммит БРИКС может ознаменовать новое начало, и что он готов сотрудничать с Индией.

Источник

Перевод Игорь Абрамов

 
27.02.21 20:27
Соперничество между Индией и Китаем распространяется на российский Дальний Восток

Давнее соперничество между Индией и Китаем теперь охватило и российский Дальний Восток, где администрация Нарендры Моди планирует вложить значительные объемы инвестиций в энергетику и другие отрасли экономики.

Китай является крупнейшим инвестором в регионе, но россияне, которые остерегаются "класть все яйца в одну китайскую корзину", горячо приветствуют экономическое присутствие Индии на Дальнем Востоке.

В ходе недавнего визита в Москву министр иностранных дел Индии Харш Шрингла в очередной раз подтвердил глубокую заинтересованность в сотрудничестве с Дальневосточным регионом России, которому Владимир Путин хочет придать дополнительный импульс за счет программы ускоренного развития.

"Мы рассматриваем Дальний Восток как зону с очень высоким потенциалом, где мы можем развивать новые отрасли экономики и помогать компаниям, которые имеют желание инвестировать в такие направления как коксующийся уголь, древесина, сжиженный природный газ, – сказал министр во время выступления перед аудиторией Российской дипломатической академии. – Эта территория имеет огромный потенциал".

Дальневосточный федеральный округ – самый большой округ в России, на который приходится чуть более 40 процентов общей площади страны. Кроме того, на его территории находится значительная часть национальных природных богатств, включая нефть, природный газ, золото, алмазы, уголь, древесину и рыбу. В то же время Дальний Восток – самый малонаселенный регион России. Общая численность населения едва превышает шесть миллионов человек и неуклонно сокращается после распада Советского Союза.

История присутствия Индии на Дальнем Востоке всерьез началась два года назад. В ходе визита в портовый город Владивосток в 2019 году премьер-министр Нарендра Моди объявил, что Нью-Дели предоставит кредит в размере 1 миллиарда долларов для содействия развитию региона. Кроме того, он подписал меморандум о создании прямого морского коридора между Владивостоком и индийским портом Ченнаи. В отличие от европейского морского пути, по которому грузы доставляются за 40 дней, новый коридор позволит осуществлять доставку всего за 24 дня.

Нынешнему усиливающемуся интересу к этому российскому региону предшествовали значительные усилия Китая, который успел закрепиться на этом перспективном рынке. За последние несколько лет Китай стал крупнейшим иностранным инвестором и основным торговым партнером Дальнего Востока. В 2019 году на эту страну приходилось более 70 процентов всех прямых иностранных инвестиций и 28,2 процента общего объема внешней торговли региона.

Чтобы сбалансировать растущее влияние Китая, Индия стремится привлечь к дальневосточному "столу" богатую Японию. В прошлом месяце делегаты из Индии, Японии и России завершили первые переговоры на уровне Track II, то есть на полуофициальном уровне, в ходе которых были обозначены основные дальневосточные проекты. Партнеры определили энергетику, добычу угля, транспорт и логистику, морское сообщение, переработку алмазов, фармацевтику и здравоохранение в качестве областей потенциального трехстороннего сотрудничества на Дальнем Востоке России. "Все понимают, что полагаться на Китай как на монопольного покупателя очень опасно, – цитирует издание Nikkei Asia доцента кафедры международных отношений Дальневосточного федерального университета Артема Лукина. – Именно здесь сходятся интересы России и Индии. У Индии есть реальная возможность позиционировать себя в качестве альтернативы Китаю по целому ряду важных экспортных направлений".

Источник

Перевод Игорь Абрамов


English
Архив
Форум

 Наши публикациивсе статьи rss

» Памяти Фывы
» Последний искренний сталинист
» C 8 Марта, драгоценные женщины!
» С днем защитника Отечества!
» Фонды правят миром
» Ответ на главный вопрос жизни, вселенной и всего такого. Или 42.
» Дзюдоист Путин и его дворец в Геленджике.
» Алексей Навальный: История превратилась в фарс
» С Новым Годом!

 Новостивсе статьи rss

» Аварию на ядерном объекте Ирана объяснили ударом Моссада
» Куда дрейфуют индийско-российские отношения?
» Еврокомиссия предложила США заморозить взаимные пошлины
» Турция заморозила закупку вертолетов у Италии после заявлений Драги
» Референдум в Киргизии признали состоявшимся
» СВР рассказала, как полет Гагарина воодушевил Абеля в американской тюрьме
» Источник подтвердил существование на Украине биолабораторий США
» США усиливают пропаганду на сербском направлении в Косово

 Репортаживсе статьи rss

» Навстречу юбилею: как зарождалась космическая программа СССР
» Инфляция снова стала проблемой России
» Как Мустафа Джемилев и казанские этнократы вырастили «крымскую элиту»
» Глава Роснедр: Извлекаемых запасов нефти России хватит на 58 лет
» Обзор Аравийского п-ва: чего хотят США от Саудии; как «хуситы» выставили ОАЭ из Йемена; зачем Абу-Даби отправил спецгруппу в Ирак; и многое другое за февраль-март 2021
» Как русские дипломаты превратили военные неудачи в триумф
» Донбасс может остаться без миссии ОБСЕ
» К 2025 году Сахалинская область намерена достичь углеродной нейтральности

 Комментариивсе статьи rss

» "Это невозможно": кто захватил власть под боком у России
» Китай и Россия запускают «экономику глобального сопротивления»
» Россия и Европа: «правый поворот» или «левый тупик»?
» Эстонцы приравняли себя к неграм
» Как получилось, что организаторам геноцида в Руанде удалось скрыться
» Гореотумизм. Почему у них почётно презирать Родину
» Почему в Прибалтике переворачивается представление о жизни в СССР
» Что помешало русскому изобретателю создать первый самолет в мире

 Аналитикавсе статьи rss

» Альянс на четверть века: ось Пекин — Тегеран подрывает американские санкции
» Foreign Policy (США): без морских перевозок мировая экономика пойдет ко дну
» «Новые санкции едва ли оставят даже выбоину на крепости под названием Россия»: западные СМИ
» Откуда и куда пошла российская коррупция
» Только мобилизационные проекты могут обеспечить технологическое лидерство и выживание
» Какая роль уготована Египту в новых геополитических реалиях на Ближнем Востоке?
» Будущее Китая в перспективе ближайшего десятилетия
» Цифровой суверенитет и цифровая повестка ЕАЭС
 
мобильная версия Сайт основан Натальей Лаваль в 2006 году © 2006-2020 Inca Group "War and Peace"