Регистрация / Вход
мобильная версия
ВОЙНА и МИР

 Сюжет дня

В России создали препарат для лечения коронавирусной инфекции
Появилось итоговое заявление саммита G20 по коронавирусу
Путин обратился к россиянам в связи с коронавирусом
Главная страница » Наши публикации » Просмотр
Версия для печати
"Где, в конечном счете, находится приз": речь Чейни в Лондоне 1999 г.
28.11.06 12:20 США: опыт строительства империи

Дик Чейни, компания ««Халибертон»», про нефть в конце 20 века

(Политический комментатор из Торонто Линда Маккуэйг недавно заметила в «Торонто Стар» про специальную комиссию вице-президента Чейни: «Комиссию Чейни много критиковали за рекомендации увеличить субсидии для энергетической промышленности, но не обращали большого внимания на ее возможную роль площадки для консультаций между Большой Нефтью и администрацией относительно Ирака. Одной из указывающих на это улик была директива Совета по национальной безопасности от февраля 2001 года, согласно которой сотрудники этого совета должны сотрудничать с этой комиссией. В документе СНБ, по сообщению журнала «Нью Йоркер», отмечалось, что эта комиссия должна рассмотреть «слияние» двух направлений: «рассмотрение оперативной политики в отношении стран-изгоев» и «действия, направленные на захват новых и существующих месторождений нефти и газа». Это определенно указывает на то, что комиссия Чейни рассматривала геополитические вопросы об акциях, направленных на захват нефтяных и газовых запасов в «странах-изгоях», включая, очевидно, и Ирак». Это не выглядит такой уж натяжкой. Так как почти все стратегические решения Чейни-Буша завуалированы лживой третьесортной пропагандой, приводимая ниже речь может служить уликой, указывающей на мотивы, интересы и предполагаемые меры.)

Речь Дика Чейни в Институте нефти, осень 1999 года:

Спасибо за ваш прием и за представление. Для меня представляет большое удовольствие находиться сегодня в Лондоне и иметь возможность провести с вами некоторое время. Обсуждая мой политический опыт, люди часто говорят, что работа в нефтяной промышленности – это не верх организации, на что я говорю: «Да, но мне случалось быть и конгрессменом, и переход из мира политики в мир нефтяной и газовой промышленности для меня – очевидный шаг вверх». Меня часто спрашивают, почему я оставил политику и ушел в ««Халибертон»», и я объясняю, что я дошел до точки, где я стал низок, невыдержан и нетерпим к тем, кто со мной не согласен, и мне сказали: «Эй, да из вас выйдет отличный исполнительный директор!», поэтому я уехал в Техас и ушел в частный сектор.

Но для меня большое удовольствие быть здесь, и я хочу попытаться избежать <того, что случилось> в прошлом году, когда шейх Йамани говорил, что он довольно пессимистично смотрит на перспективы цен на нефть и возможности ОПЕК достичь определенного уровня цен и поддерживать его в течение некоторого времени. Я не думаю, что было бы честно годом позже обсуждать это задним числом, и я надеюсь, что через год люди не станут делать того же и с прогнозами, которые я собираюсь сделать, но я хочу поговорить о перспективах с точки зрения компании ««Халибертон»», как мы смотрим на то, что может произойти; и позвольте мне в самом начале сказать, что я непомерно оптимистичен относительно нашей индустрии.

С точки зрения нефтяной индустрии, и я поговорю позже про газ, на протяжении более сотни лет мы, как промышленность, вынуждены иметь дело с той досадной проблемой, что как только вы находите нефть и принимаетесь качать ее из-под земли, вам приходится поворачиваться и искать еще больше, или закрывать бизнес. Понятно, что производство нефти - это самоистощающаяся деятельность. Каждый год вы должны находить и разрабатывать запасы, сравнимые с вашим текущим производством, только чтобы остаться на том же уровне. Это такая же правда в отношении нефтяных компаний, как и, в более широком экономическом смысле, в отношении всего мира. Вновь образованные компании, такие как «Экссон-Мобил», будут вынуждены обеспечивать себе больше полутора миллиардов баррелей новых запасов ежегодно, только чтобы сохранить текущий уровень продукции. Это все равно, что получать 100 процентов прибыли каждые четыре месяца с месторождения в пятьсот миллионов баррелей или ежегодно находить два Хибернийских месторождения (нефтяной месторождение в Атлантике, около 300 км от Ньюфаундленда – перев.)

В целом по миру, ожидается, что нефтяные компании будут разведывать и разрабатывать достаточно, чтобы компенсировать наш на семьдесят один с лишним миллион баррелей в день расход нефти. По некоторым оценкам, в последующие годы мировой спрос на нефть будет ежегодно увеличиваться в среднем на 2%, тогда как естественное сокращение добычи из существующих запасов будет составлять, по крайней мере, 3%. Это значит, что к 2010 году нам будет не хватать дополнительно 50 млн баррелей в день. Так откуда же возьмется нефть?

Правительства и национальные нефтяные компании, очевидно, контролируют около 90% запасов. Нефть, по существу, остается делом правительств. В то время как во многих регионах мира имеются большие нефтяные возможности, Ближний Восток с его двумя третями мировых запасов и самой низкой ценой — по-прежнему то место, где, в конечном счете, находится приз. Даже если компании сильно озабочены доступом к этим ресурсам, прогресс остается у них небольшим. Верно то, что технология, приватизация и раскрытие целого ряда стран создали множество новых возможностей по всему миру для различных нефтяных компаний, но, оглядываясь в начало 1990-х годов, ожидалось, что значительная часть новых мировых ресурсов придет из бывшего Советского Союза и из Китая. Конечно, это случилось не вполне так, как ожидалось. Вместо этого случились тревожные успехи, породившие эйфорию процветания в 1990-х.

Главная проблема нефтяных компаний – нужно делать больше, чем просто поддерживать текущее производство и резервы. Трюк в том, что нужно поддерживать доходы. Для большинства компаний большая часть прибыли поступает из постоянных территорий, в которые сделаны значительные вложения, имеющих масштабные экономики, и больших районов, в которых получены исключительные лицензии на разработку, но большинство из таких районов достигли предела развития, и там может оказаться трудно поддерживать уровень доходов с барреля с высоким минимумом прибыли. Часть нефти, разрабатываемой в новых районах, очевидно, имеет высокую стоимость и малоприбыльна.

Компании, которым трудно создавать новые разработки при помощи разведки, обращаются к сделкам, где они могут разрабатывать запасы, которые уже разведаны, но у страны, где они находятся, нет капиталов или технологий для их эксплуатации. В этом случае риски связанные с разведкой меньше, но риски политические, коммерческие и связанные с окружающей средой все чаще представляют проблему. Сюда входят гражданские беспорядки, транспортные пути, проблемы с рабочей силой, налоговые условия, иногда даже экономические санкции со стороны США. Многие компании предпочитают иметь дело с рисками, связанными с бурением и эксплуатацией резервуаров, нежели с политическими. Еще важный один момент заключается в изменении самой природы конкуренции.

Один из главных вопросов заключается в том, как должно выглядеть конкурентоспособное месторождение в условиях новой индустрии, после нынешней волны слияний в нефтяном бизнесе. Ясно, что основным мотивом крупнейших объединений является ожидаемое уменьшение затрат. Концентрация и критическая масса – это ключ к успеху. Случается также, проблемы роста заставляют руководство предложить свою компанию более крупному игроку. В мировой конкуренции за капиталы размеры и масштабы – это требование времени. Большие компании имеют лучшие кредитные рейтинги и, соответственно, более дешевые займы, но у них, кроме того, и более высокий рост на бирже. Рост акций становится ценной валютой для компаний-поглотителей. Также они способны финансировать более крупные проекты и на больший срок. В результате этих слияний оказалось, что четыре из пяти крупнейших по рыночной стоимости нефтяных и газовых компаний – европейские.

Что касается нефтяных компаний, то я не думаю, что единственная жизнеспособная модель для них – это «чем больше, тем лучше». Хотя ««Халибертон»», конечно, вырос в результате слияния с компанией «Дрессер» и с другими приобретениями, это отчасти имело смысл потому, что эти приобретения дали нашей компании более широкий спектр услуг.

Я вижу четыре основных типа нефтяных компаний, по моему мнению, способных выжить и процветать в новых условиях.

Продолжение:

"Где, в конечном счете, находится приз": речь Чейни в Лондоне 1999 г. (окончание)

© Перевод: Чак, специально для сайта "Война и Мир". При полном или частичном использовании материалов ссылка на warandpeace.ru обязательна.

 

kouroush30.11.06 10:59

Спасибо за перевод, Чак, ждем продолжения.

Эта речь Чейни упоминалась в нашем переводе :

/ru/exclusive/view/3539/

на ту же тему перевод Чака :

/ru/exclusive/view/2769/
English
Архив
Форум

 Наши публикациивсе статьи rss

» Памяти Фывы
» Российская помощь и слабость Италии
» Незримые сражения на полях Вики, или зачем России нужна своя электронная энциклопедия?
» С 8 Марта!
» Азиатские города начинают усиливать «морскую оборону»
» С праздником защитника Отечества!
» Революционная механика
» Наша группа ВКонтакте
» Америка на войне навсегда

 Новостивсе статьи rss

» Нефть Urals начинает выигрывать ценовую войну у Saudi Aramco
» Австрия вводит с 1 апреля обязательное ношение защитных масок
» Брюссель потребовал беспрепятственно пропускать сезонных рабочих
» Ученые: Пациенты с коронавирусом могут заражать после выздоровления
» Пять лет войны в Йемене: Удастся ли саудитам найти выход из противостояния
» СМИ: Иракские «Катюши» протестировали американские «Пэтриоты»
» Куратор дела Скрипалей возглавил MI-5
» "РЖД" помогает морским портам увеличивать грузооборот

 Репортаживсе статьи rss

» Урегулирование в Сирии становится реальностью
» Выстрел на вылет: снайперы научились сбивать вертолеты из засады
»  Как полицейские разных стран борются с коронавирусом
» Energetyka24: Польша рада помочь Америке в энергетической войне с Россией
» Не взлетела: в США отказались от американского «Искандера»
» Китайский опыт борьбы с COVID-19
»  Российско-японские отношения развиваются, несмотря на Курилы
» Дело о крушении рейса MH17: суд во времена коронавируса

 Комментариивсе статьи rss

» Dagens Nyheter: российская интеллигенция рассуждает о коронавирусе, как Дональд Трамп
» FT: уровень смертности от коронавируса остается загадкой
» Bloomberg: вслед за пандемиями всегда приходит ксенофобия
» Неожиданное преимущество России в «нефтяной войне»
» Китай ответит за коронавирус в американском суде
» Коронавирус родился не в Китае, а в сознании бесноватых хозяев денег
» НАТО – расширение, заменяющее эффективность
» Нефтяная отрасль переживает крупнейший кризис за последние 100 лет

 Аналитикавсе статьи rss

» Роль России в геополитическом мышлении Ирана будет возрастать
» В Нью-Йорке выбрали финансы вместо безопасности?
» Коронавирус перетряхивает рынки: инвесторы ставят на доллар и золото
» Этот на удивление избирательный вирус COVID-19
» Отказ Италии от евро станет ударом по Прибалтике
» Defense Arabic: Советские и российские системы не способны защитить эфиопскую плотину
» США нужно сланцевое перемирие
» Будущие войны: дроны и военный интернет Starlink Маска
 
мобильная версия Сайт основан Натальей Лаваль в 2006 году © 2006-2019 Inca Group "War and Peace"