Регистрация / Вход
мобильная версия
ВОЙНА и МИР

 Сюжет дня

Россия впервые подала межгосударственную жалобу в ЕСПЧ
С Байконура запустили модуль "Наука" к МКС
Новый российский истребитель получил название Checkmate
Главная страница » Репортажи » Просмотр
Версия для печати
Врачи прилетели: как на Руси появились больницы
12.06.21 08:12 История: факты и документы

315 лет назад, 5 июня (25 мая по старому стилю) 1706 года Петр Великий повелел устроить в Москве первый «гошпиталь для болящих людей». Так начиналась история русского больничного дела. «Известия» вспомнили о том, как на Руси появились первые лечебные учреждения и врачебные школы.

Шуба с царского плеча

В домонгольские времена культура лечения на Руси выгодно отличалась от западноевропейской не только благодаря навыкам славянских знахарей, но и в силу тесных контактов наших предков с Византией, в которой сохранялись традиции античной медицины. После Батыева разорения эти связи были разрушены и наступил застой, преодолеть который удалось далеко не сразу. Страшное нашествие отразилось на всех сферах жизни Руси. Многие города и монастыри были разорены, в огне пожаров гибли манускрипты, а главное, носители уникальных знаний. Продолжалось это бедствие c середины XIII до второй половины XV столетия. В Европе в это время начинается эпоха Возрождения. Открываются медицинские факультеты, издаются обобщающие практический опыт трактаты. На Руси же больных пользовали по «преданьям старины глубокой». Посетивший в 1557 году Московию венецианец Марко Фоскарино писал, что у русских «нет философских, астрологических и медицинских книг. Врачи лечат по опыту и испытанными лечебными травами». Простой народ этим вполне удовлетворялся, но власть имущие всё чаще стали прибегать к услугам европейских лекарей.

Моду задавал Кремль — известно, что иноземные врачи присутствовали при дворе уже в годы Ивана III, его сына Василия III и Елены Глинской. Их грозный сын Иван IV через русского посланника просил английскую королеву Елизавету прислать ему грамотного лекаря. Так в России оказался выпускник Кембриджского университета доктор медицины Ральф Стэндиш, а с ним несколько фармацевтов. Известно, что государь посадил гостей за свой стол, выделил им лошадей и определил немалые гонорары — 70 рублей доктору и по 30 аптекарям. А Стэндишу еще и соболью шубу со своего плеча презентовал.

Несколько лет английский доктор заботился о венценосном пациенте, но заскучал и собрался на родину. Взамен его Иван Васильевич просил Елизавету прислать другого, и в 1568 году она направила к нему доктора Арнульфа Линдсея. Этот выходец из Фландрии считался знатным специалистом, был автором ряда научных трудов. По свидетельству одного из первых русских эмигрантов князя Курбского, царь Иван к новому доктору «великую любовь всегда показывавше, лекарства только от него приймаше». Возможно, царь меньше опасался иноземца, чем отечественных лекарей.

В 1571 году во время нашествия крымских татар доктор Линдсей и аптекарь Томас Карвер погибли при пожаре, и Иван снова вынужден был обратиться к Елизавете с просьбой прислать ему врача. Королева благосклонно согласилась:

Из сопроводительного письма английской королевы Елизаветы:

«Посылаю тебе доктора Роберта Якоби как мужа искуснейшего в лечении болезней, уступаю его тебе, брату моему, не для того, чтобы он был не нужен мне, но для того, что тебе нужен. Можешь смело вверить ему свое здоровье. Посылаю с ним в угодность тебе аптекарей и цирюльников, волею и неволею, хотя мы сами имеем недостаток в таких людях»

Королева не преувеличивала, Якоби был ее личным врачом и доктором медицины Кембриджского университета, считался одним из самых уважаемых лекарей Англии. При нем в Москве была создана Государева аптека, где теперь готовили лекарства для членов царской семьи. Можно сказать, это было первое медицинское учреждение в стране.

«Лекарства давать безденежно»

При Борисе Годунове медицинское дело получило дальнейшее развитие, а Государева аптека трансформировалась в Аптекарский приказ, который был выделен из большого Дворцового приказа. Возглавил его Семен Никитич Годунов — троюродный брат Бориса и, как говорили в народе, его «правое ухо». Приказу выделили каменные палаты напротив Чудова монастыря в Кремле. Аптекарский приказ ведал всеми делами врачей и аптекарей, обеспечением медицинской службы в стрелецких полках, а также отвечал за «бережение Москвы от заразы» и «отвращение всяких чар и злой порчи».

Главным медиком Аптекарского приказа стал венгр Кристофер Рихтингер, прибывший с рекомендательным письмом всё той же королевы Елизаветы. Врачи Аптекарского приказа по статусу и денежному окладу приравнивались к окольничим и получали в кормление поместье с 30–40 крепостными крестьянами. Помимо этого, из дворца медикам ежемесячно отпускали натуральное обеспечение:

Мартин Бер, «Московская летопись» (1600-1612):

«Каждому из придворных докторов отпускали ежемесячно знатное количество хлеба, 60 возов дров и бочку пива, ежедневно штоф водки, уксусу и запас для стола, ежедневно три или четыре блюда с царской кухни. Когда царь принимал лекарство и когда оно хорошо действовало, то медиков дарили камнями, бархатами и соболями; дарили также за лечение бояр и сановников»

Выполнял приказ и функции лицензирующего органа: все приезжие лекари и аптекари, желавшие обзавестись практикой, должны были явиться сюда и предъявить свои дипломы, регалии, рекомендаций и «свидетельствованные грамоты». Если дьяки считали, что этого недостаточно, то могли подвергнуть докторов экзамену, часто в присутствии самого царя. В присяге поступившие на службу должны были обещать «государя своего ничем в питье и в явстве не искормити и зелья и коренья лихова ни в чем не давати и никому дати не велети».

В Смутное время работа приказа прекратилась, а иностранные лекари по большей части разбежались. Но уже при первых Романовых Аптекарский приказ возродился и даже расширился: теперь он занимался еще и контролем над сбором лекарственных растений, а также закупкой за границей целебных снадобий для царской семьи. Диковинные мумие, камфару или «александрийский лист» поставляли из-за границы, остальное находили в России.

По-прежнему ведал Аптекарский приказ и лечением служилого люда. Например, сохранилась челобитная от 27 июня 1658 года поданная раненым Митькой Ивановым: «...Я холоп твой ранен — пробит насквозь из карабина по самому животу и ниже... Oт той раны лежу во гноище и по сию пору раны не затворились... Вели государь меня... излечить в аптеке». Под челобитной приговор: «Его лечить и лекарства давать безденежно».

«Докторские сказки»

Количество медиков в приказе менялось: сначала их было всего несколько, и каждый отдельно «выписывался» из заграницы, но постепенно состав увеличивался, причем появляются и русские имена. Доктора обычно имели учеников, которые потом могли сдать экзамен в Аптечном приказе и стать дипломированными лекарями. А с 1654 года при приказе открылась Лекарская школа, где врачей стали готовить централизованно.

Студенты давали клятву «...Никому зла не учинить и не пить и не бражничать и никаким воровством не воровать...». На протяжении семи лет они зубрили латынь, анатомию, читали «докторские сказки» (так называли истории болезней), практиковались в полковых лечебницах, изучали лекарственные растения, выращиваемые в «Аптекарском огороде». В 1673 году в Китай-городе на Гостином дворе появилась и первая общественная аптека.

При Петре I вектор развития российской медицины не изменился, но динамика стала совершенно иной. Первые же столкновения со шведами показали, что новой профессиональной армии нужна качественно иная система оказания помощи как в полевых условиях, так и в стационарах. Но для ее создания не было ни госпиталей, ни врачей. Всё пришлось создавать практически с нуля. Впрочем, примерно так же обстояло дело и с другими сферами жизни страны.

Царский лейб-медик

История становления российской медицины неразрывно связана с персоной доктора Николаса Бидлоо, которого без всякой натяжки можно назвать отцом-основателем первого отечественного госпиталя и первого медицинского учебного заведения. Он был наследственным врачом: его отец Ламберт Бидлоо был аптекарем и ботаником, членом Амстердамского медицинского общества, а дядя Готфрид — знаменитым хирургом, анатомом, а еще профессором и ректором Лейденско-Батавской академии, где Николас и получил медицинское образование.

В 1697 году он успешно защитил диссертацию, после чего занялся медицинской практикой в родном Амстердаме. Вскоре молодой доктор получил предложение русского посланника Андрея Артамоновича Матвеева, который привлекал известных специалистов на работу в Россию. Жалование медику предложили такое, что он особенно и не думал. 5 июня 1701 года Бидлоо прибыл в Архангельск, где с ним была заключена капитуляция (договор) на шесть лет «быть ему ближним доктором Его Царского Величества».

Несколько лет Николай Ламбертович сопровождал царя и заботился о его здоровье, одновременно объясняя любознательному монарху тонкости лекарской профессии. Работа была не из легких, учитывая неуемную энергию Петра, склонность к перемене мест и лихость в регулярных застольях — лейб-медику приходилось участвовать в пирушках, а потом «лечить» царских собутыльников. Вскоре голландец взмолился о пощаде, но Петр нашел способ использовать таланты Бидлоо наиболее рациональным образом.

Указ Петра от 5 июня (25 мая по старому стилю) 1706 года московскому градоначальнику боярину Мусину-Пушкину:

«...построить за Яузой-рекою против Немецкой слободы в пристойном месте гошпиталь для лечения болящих людей. А у того лечения быть доктору Николаю Бидлоо да двум лекарям... да из иноземцев и из русских, изо всяких чинов людей, набрать для аптекарской науки 50 человек...»

Место было выбрано неслучайно — рядом находились Лефортовская, Преображенская и Семеновская солдатские слободы, откуда можно было черпать учеников. Да и верные воины нуждались в лечении. Финансирование Петр возложил на Монастырский приказ.

Здание проектировал сам доктор, взяв за образец лучшие тогда европейские клиники. Бидлоо вообще обладал многими талантами: строил, разбивал сады, музицировал, рисовал. Ему принадлежит первоначальный деревянный проект дворца Меньшикова, он разбил Лефортовский парк, а несколько его картин по сей день висят в галереях родного Амстердама. «Свое призвание и честь я искал в практической медицине, в то же время проявлял склонности к различным искусствам и наукам, таким как живопись, рисование, музыка, математика, геометрия, архитектура», писал Бидлоо.

К сожалению, нет точных сведений о том, как первоначально выглядел сухопутный госпиталь, есть только приблизительные описания и документальные свидетельства. Так, согласно табелю 1710 года, в штате полагалось быть доктору, лекарю, аптекарю, подаптекарю, подлекарю, приказчику госпитального двора, переписчику, священнику с дьяком, 50 ученикам, 14 мастеровым и рабочим. Годовой бюджет учреждения составлял 4607 рублей 75 копеек, что было в то время внушительной суммой. Кроме того, персоналу и больным на питание выделялось хлеба 1318 четвертей. Сохранились и данные о жаловании лекаря Лаврентия Пухорта и аптекаря Гофрита Эрнса Берга — первый получал 100 рублей, второй — 150 рублей в год. Из доклада Н.Л. Бидлоо Петру I от 27 февраля 1712 года известно, что за четыре года (1708–1712) через госпиталь прошли 1996 больных, из которых «1026 человек от застарелых и тяжких болезней вылечены». Состояли на лечении в день отправления письма 142 пациента.

Школа русских лекарей

С самого начала госпиталь задумывался не только как больница, но и как учебное медицинское учреждение. Первый набор в основном состоял из студентов Греко-Латинской академии, поскольку иностранные преподаватели не говорили по-русски и требовались студенты, понимавшие латынь. Преподаватель академии отец Гедеон Грембецкий даже жаловался в Святейший cинод, обзывая Бидлоо «записующим что наилучших учеников в анатомическое учение без ректорского и префекторского ведома». Впрочем, Петру подобное служебное рвение импонировало, и своего доктора он в обиду не давал.

Петр внимательно следил за деятельностью «Гошпитальной школы», и отчитывался доктор лично перед царем. Вот что написал доктор о первом выпуске: «Взял я в разных городах 50 человек до науки .., из которых осталось 33, шесть умерли, восемь сбежали, двое по указу взяты в школу, один за невоздержание отдан в солдаты». Кстати, срок обучения точно определен не был и в зависимости от усердия ученика мог меняться. Молодой человек покидал школу, когда преподаватели считали его достаточно подготовленным.

Столкнувшись с тем, что иностранные доктора скептически относятся к способностям его учеников, Бидлоо писал царю:

«Я лутчих из сих студентов Вашего Царского Величества освященной особе или лутчим господам рекомендовать не стыжуся, ибо они не токмо имеют знание одной или другой болезни, которая на теле приключается и к чину хирургии надлежит, но и генеральное искусство о всех болезнях от главы даже до ног... како их лечить...»

Рассмотрев жалобу, Сенат в присутствии Петра приговорил:

«Чтоб никто из оных [иностранных медиков] никакой обиды в чести или в повышении чина российского народа от него изученным хирургам являть не дерзал, но также против иностранных хирургов хоть здешнего народа, сице точию явился доволен, его императорского величества жалованье и чести могли получать»

В 1721 году деревянное здание госпиталя сильно пострадало при пожаре, и Бидлоо обратился к Петру за средствами для строительства нового каменного дома. Резолюция государя была лаконична: «Давать и строить!»

Новое двухэтажное здание с украшенным «Аллегорией милосердия» куполом тоже было возведено по проекту самого Бидлоо. Помимо больничных палат и операционных, в нем был анатомический театр, палата алхимика, аптека, покои для студентов, ученические комнаты и... настоящий театр, где силами докторов и студентов ставились назидательные спектакли.

До самой смерти доктор Бидлоо был верен своему детищу, ставшему делом его жизни. Он преподавал, перевел и сам написал несколько учебников, лично разбил сад и аптекарский огород. Уже после смерти доктора здание было перестроено и расширено по проекту князя Дмитрия Ухтомского, но вскоре и оно стало тесным. На рубеже XIX века известный московский зодчий Иван Еготов построил новое здание в классическом стиле, дожившее до нашего времени. Пожар 1812 года обошел его стороной. Впоследствии, конечно, здание перестраивали, но характерный облик главного корпуса со сдвоенными колоннами и античным портиком на высоком стилобате сохранился.

Еще при жизни Петра в России открылись еще несколько госпиталей, но школа при Лефортовском до 1730-х оставалась единственной. Она просуществовала до середины XIX века, когда сначала получила самостоятельный статус как Медико-хирургическая академия, а затем была объединена с медицинским факультетом МГУ. Лефортовский же госпиталь в разные годы именовался Генеральным сухопутным госпиталем, Военным госпиталем, Генеральным императора Петра I военным госпиталем, Первым Московским коммунистическим госпиталем, Главным госпиталем РККА. Сейчас мы знаем его как Главный военный клинический госпиталь имени академика Бурденко.

 

Аяврик, ru12.06.21 13:43
в качестве примера развития этой "госпрограммы" (и в память о "спешившем творить добро") - о "главвраче" первой "горбольницы" в Перми



....В 1797 г. он был назначен губернским врачом в г. Пермь, где в это время была открыта губернская врачебная управа. Граль не только оказывал медицинскую помощь городскому населению, но и выполнял функции уездного врача по Пермскому, Оханскому и Кунгурскому уездам. Кроме того, ему приходилось выполнять обязанности судебного медика и военно-медицинского эксперта. Также в сферу деятельности доктора Граля входили учреждения Приказа общественного призрения (больница, богадельня, воспитательный дом, рабочий дом, тюрьма), находившиеся в довольно жалком состоянии. В частности, два года он бесплатно работал в открытой Приказом в 1786 г. городской больнице и за свой счёт содержал больных. Только в 1800 г. Приказ установил ему жалованье – 100 рублей в год. .....

....За свою многолетнюю службу Фёдор Христофорович был удостоен многих правительственных наград, но самой главной наградой для него стала любовь и признательность народа.

В июне 1835 г. доктор Граль опасно заболел: из-за пореза пальца на ноге у него началась гангрена. От ампутации ноги он отказался. Все три дня до смерти доктора перед его домом собирались толпы сочувствующих. 6 июня 1835 г. Ф.Х. Граль умер. В день его похорон в Перми не работали все учреждения и учебные заведения. По воспоминаниям очевидца Модеста Киттары, проводить Фёдора Христофоровича в последний путь собрались не только пермские жители, но и «крестьяне со всех ближайших окрестностей, и были приезжие за сто и двести вёрст». Так как в Перми не было ни лютеранской церкви, ни лютеранского пастора, то по настоянию общественности погребение Ф.Х. Граля, лютеранина по вероисповеданию, было совершено по православному обряду. Похоронен он был в церковной ограде кафедрального собора, а на его могиле поставлен памятник – высокая чугунная колонна с простой надписью: «доктор Граль».

За жизнь, отданную служению людям, Ф.Х. Граля, уже после смерти, стали называть «святым доктором», «пермским Гаазом» (в честь Федора Петровича Гааза, известного врача-гуманиста, работавшего в Москве в 40-х – 50-х годах XIX века). В 1881 г., в день празднования 100-летия г. Перми, городской голова в своей речи отметил четырех наиболее выдающихся деятелей города за сто лет. Среди них были три губернатора и один доктор – Ф.Х. Граль.

XP Best, EU12.06.21 20:13
Проблема развития науки вообще и медицины в частности на Руси имеет совсем другую причину и никакие монголы тут не причем.
Где знаменитые лекари и прочие ученые домонгольского периода, наследники византийской античной науки? Я о них не слышал. Также как и об арабских врачах и ученых, которые все оказывались выходцами из узбекских ханств, Месопотамии, Сирии, Ирана, Египта - центров древних культур и цивилизации, а не из дикой Аравии и Палестины.
Общая фраза - монголы всё пожгли и всех убили - верится с трудом по причине отсутствия самих материальных следов научных достижений того времени. Да и оккупации монгольской как таковой не было, взимали ясак через русских князей и иногда налеты.
Итальянская архитектура раннего Средневековья как-то не жалуется на утрату навыков, знаний, способностей после падение Рима от варваров.

Почему монголы взяли все русские города? Да потому что их крепостные стены - это земляные валы со рвом и с бревенчатым частоколом.
Назовите средневековые ансамбли русских городов? Их нет. Их не было до Орды и не было после Орды. Археология нам дает 1-3 камерные бревенчатые избы и полуземлянки бедноты в городах.
В 150 км от Питера Таллин с каменными 2-4 этажными домами ХIV-ХIV веков. Польский Львов с знаменитым ансамблем каменных домов ХV-ХVI веков.
А на Руси хоть одно гражданское сооружение того времени осталось? Некоторые единичные храмы и монастыри сумели сохранится, а городские постройки - нет, потому что их никогда не было. И городов в полном смысле этого слова тоже не было. По сути, большие деревни, обнесенные рвом и бревенчато-земляными стенами на валу. Каменные детинцы и крепостные стены стали появляться в ХVI в-ХVII веках.
Знаменательно, что Кремль во второй половине ХV века строили итальянцы, а чего не свои-то?

Какие ученые были на Руси в ХVII веке, когда датский Декарт рассчитывал расстояния до планет, польский Коперник доказал гелиоцентричную систему, Левенгук рассматривал "зверюшек" в микроскоп. А на Руси в это время только закончилось окончательное оформление крепостничества. Все гении, самоучки, таланты из народа должны были заткнуться и орудовать сохой.
То, что монголы тут не причем, доказывает цитата из статьи: при Петре I вектор развития российской медицины не изменился, но динамика стала совершенно иной. Первые же столкновения со шведами показали, что новой профессиональной армии нужна качественно иная система оказания помощи как в полевых условиях, так и в стационарах.
Опять отстали и без всяких монголов...

Шведских пленных солдат заставляли показывать приемы боя русским солдатам, унтерам и офицерам, показывать им тактические приемы и способы обращения оружием.
Сам факт, что Петр привез с запада науку, культуру, ремесла, кораблестроение, способы организации новых структур в промышленности - мануфактуры, говорит о том, что Русь шла совсем не к прогрессу. И сразу же шведов разбили, города отстроили и придали им тот западный облик, который известен сегодня. А вот до-петровская эпоха пустовата. Это говорит, что народ вовсе и не тупой, но что-то постоянно мешает.

Жалуются патриоты, что немцы "навязали" историю. Да на Руси вообще науки никакой не было, даже управленческой, чтобы архивы заводить. Все достояние истории о Руси это необъективные монастырские летописи, да народные былины и ура - патриотические небылицы о всезнайстве волхов, мировом значении букв ять и ерь, что этрусский язык читаем только глаголицей, и воще на мамонтах ездили.
Кто придумал варяжскую историю, - немцы? Хрен-с вам, ее написал летописец Нестор в православном монастыре. И князей обозначил как Трувор, Рюрик и Синеус. Окончание имени -еус и -иус до сих пор нередкость в Швеции, Дании и Голландии. А имени Рюрик сродни имя Эрик. И разобрались эти три викинга в Киеве с двумя братьями с очень уж нерусскими именами - Дир (Deer) и Аскольд.

Однако же расцвет и реабилитация русского народа началась только во второй половине ХIХ века, а расцвела при Советской власти, когда народу разрешили не только грамотность (иудейские псалмы для РПЦ), но и образование.
Кстати, Петр жаловался, что при наборе в Навигацкую академия из детей боярских, княжеских и дворянских, только 5-7% были способны учиться. Поэтому умненьких стали набирать из всех сословий, вкл. крепостных.
Сегодня уже критикуют ЕГЭ как эксперимент отсталости.
English
Архив
Форум

 Наши публикациивсе статьи rss

» Памяти Фывы
» 6 фактов о глобальном потеплении, о которых умалчивают
» С Днем Победы!
» «Темные пятна» биографии Председателя ЦБ РФ
» Последний искренний сталинист
» C 8 Марта, драгоценные женщины!
» С днем защитника Отечества!
» Фонды правят миром
» Ответ на главный вопрос жизни, вселенной и всего такого. Или 42.

 Новостивсе статьи rss

» Россия наращивает производство военных и гражданских вертолетов
» МВФ улучшил прогноз по росту ВВП России на 2021 год
» PGNiG расторгла контракт на покупку СПГ у американской Sempra на 2 млн т
» РФ передала в ООН свой вариант конвенции по борьбе с киберпреступностью
» "Газпром" отказался бронировать прерываемую транзитную мощность через Украину на август
» Эксперт назвал преимущества нового подводного крейсера
» Эксперт рассказал о трудностях на модуле "Наука" при полете к МКС
» Эквадорский суд лишил Джулиана Ассанжа гражданства

 Репортаживсе статьи rss

» Александр Бастрыкин - о громких расследованиях и необходимости более жестких норм в сфере госзакупок
»  Ученые создают мощные батареи с оксидом графена
» "Газпром" ответил на вопрос о транзите газа через Украину после 2024 года
» Глава МИД Монголии: Россия - вечный сосед, которого мы уважаем
» Дмитрий Шугаев: доля авиационных заказов в портфеле ФСВТС превышает 50%
» Главный разработчик российских чипов обвинил власти в смене правил игры и подрыве доверия отрасли
» Наводнения в Европе: Меркель потрясена масштабами разрушений и числом жертв
» Сильное небо: чего ожидать от МАКС-2021

 Комментариивсе статьи rss

» Украина готовится одержать победу в битве со своей кормилицей
» Политолог Олег Бондаренко: Миф о «геноциде» в Сребренице окончательно рухнул
» Академик Игорь Спасский: Подводный флот России - это щит, который ослаблять нельзя
» Почему Турция не вводит в строй С-400?
» Рыбная тень: в России продолжается браконьерский лов водных биоресурсов
» Почему Уолл-стрит боится цифрового доллара: Bloomberg
» О китайцах никто не узнает: Пекин пожертвует ради этого миллиардами
» Станет ли Олимпиада в Токио первыми Играми с участием генетических мутантов?

 Аналитикавсе статьи rss

» "Вскрыли слабые места": ВМС США массово списывают боевые корабли
» Как готовится война за Тайвань
» Американцы готовят Авакова для новой игры
» Стратегическое значение российской военной базы в Судане
» Новая «Большая игра» вокруг Афганистана
» Пекин на хвосте у НАТО: достанутся ли Китаю богатства недр Афганистана?
» Тайные каналы влияния Англии в Турции
» Сможет ли ПД-14 спихнуть американский движок с крыла МС-21?
 
мобильная версия Сайт основан Натальей Лаваль в 2006 году © 2006-2020 Inca Group "War and Peace"