Регистрация / Вход
текстовая версия
ВОЙНА и МИР

 Сюжет дня

Ливия восстановила добычу и вновь начинает экспортировать нефть
Путинский "пустынный лис" [Хафтар]
МиГ-21 ВВС Ливии был сбит на северо-востоке страны
В Триполи боевики открыли огонь по демонстрантам
Главная страница » Аналитика » Просмотр
Версия для печати
Back in the USSR
16.12.16 10:19 Европейский Союз: тенденции
Европейский Союз идет к краху, как и СССР?

"Зло, которое они терпеливо сносили как неизбежное, кажется

нестерпимым, едва лишь им приходит мысль от него избавиться".

Алексис де Токвиль "Старый порядок и революция"

Действительно ли Европейский Союз идет к краху наподобие Советского Союза? Хорошо известно замечание Токвиля о том, что крах политических институтов обычно кажется немыслимым вплоть до того момента, когда он происходит. И в этот момент крах начинает казаться неизбежным и предопределенным теми основополагающими губительными тенденциями, которые разрывают эти институты на части.

Такое несоответствие между представлениями и реальностью это не просто производное от дилеммы порога коллективных действий, с которой сталкиваются революционные движения. Это когнитивно-эмоциональная дилемма, с которой также сталкиваются ученые и политики. Признание недолговечности институтов равноценно поощрению раскола. А когда у политического института есть глубокие эмоциональные корни в коллективной психологии населения (и неважно, какие это эмоции — любовь, недовольство или даже ненависть), трудно представить себе сценарий, в котором такой институт исчезает, а мир должен думать о том, как жить без него.

Четверть века тому назад именно это произошло с Советским Союзом. В 1988 году многие внутри этой страны и за ее пределами считали, что СССР переживает нелегкие времена, и тем не менее, он стабилен. А 1 января 1992 года он прекратил свое существование. Почти все следующее десятилетие американские советологи пытались понять, почему они заранее не увидели то, что в ретроспективе казалось теперь неизбежным.

Сегодня Евросоюз определенно переживает нелегкие времена и сталкивается с многочисленными вызовами. Но распадется ли он, или это объединение достаточно устойчиво, чтобы выжить? История последних нескольких лет, когда удалось предотвратить выход из ЕС Греции и спасти евро (по крайней мере, пока), говорит о том, что Евросоюз сохранится. Это можно даже воспринимать как признак фундаментальной прочности и силы данной организации. Произошедший летом 2016 года Брексит может в конечном итоге оказаться катастрофическим выбором для Британии и ускорить реформы в ЕС, которые укрепят силу и стойкость того, что осталось. Это обнадеживающая перспектива для еврофилов, однако мы считаем, что так не будет. Исторические параллели между Евросоюзом в 2016 году и СССР образца 1989 года достаточно глубоки и требуют серьезного рассмотрения. По иронии судьбы и интеллектуальной истории, американские исследователи Евросоюза превратились в зеркальное отражение советологов из эпохи 1980-х годов с их предрассудками и предвзятыми теориями.

Сходства между ЕС и СССР делятся на три категории элементов из сферы политэкономии. Политическая составляющая Европейского Союза страдает от дисфункции примерно так же, как и в Советском Союзе в конце его существования, и эта схожесть пугает. Обе системы странно аполитичны, потому что их основу составляет фундамент целесообразности, построенный элитой и игнорирующий реальную жизнь и взаимодействие людей. Экономическая составляющая тоже делится параллельно: обе системы привязаны к странным и нескладным идеологиям, которые в ответ на экономическую стагнацию становятся еще более путаными, из-за чего крупные ошибки в политическом курсе становятся практически неизбежными.

Но самое важное сходство заключается в тех побудительных факторах, которые превратили эксперимент позднего советского периода с перестройкой, а позднее с гласностью в каскад системных неудач. В силу своей истории и организационного устройства Евросоюз неспособен к реформам точно так же, как в свое время советская Россия, что к своему удивлению обнаружил Горбачев.

Если это действительно так, то вероятнее всего, мы станем свидетелями появления в ЕС фигуры, похожей на Горбачева, и эта фигура станет доказывать, что просто кое-как выкарабкаться из трудностей недостаточно. Этот лидер попытается перестроить брюссельскую демократию, однако столкнется с тем, что у него нет выбора, кроме радикального переосмысления дефицита демократии в ЕС. Потом этот лидер будет беспомощно наблюдать за тем, как в здании Евросоюза появляются трещины, и оно обваливается. Тогда он точно поймет, что чувствовал Горбачев в 1989 году. А когда все закончится, американцы снова будут задавать себе вопрос: "Почему мы заранее это не увидели?"

Мы не ратуем за распад Европейского Союза. Несмотря на его недостатки и уязвимые места, мы признаем и высоко ценим выдающиеся исторические достижения этого самого утонченного и сложного эксперимента наднационального управления. Но мы должны называть вещи своими именами, а не теми, какие мы хотим им дать.

Политика

Вскоре после того, как голосование за выход Британии из ЕС сотрясло весь мир, Мартин Вульф (Martin Wolf) написал в Financial Times, что Европейский Союз должен быть "убежищем, а не тюрьмой". Что он имел в виду? Вульф дал разъяснения:

Основная проблема в ЕС состоит в том, чтобы заставить его работать на благо подавляющего большинства его граждан — и чтобы эта работа была видна. Неудачи ЕС заключаются не в его политических структурах, а в его политике. Он должен обеспечивать себе легитимность практическими достижениями, а не дальнейшим разрушением национальной автономии.

Этот один из крупнейших в мире публицистов назвал центральное противоречие Европейского Союза, даже сам этого полностью не осознавая.

Чтобы говорить более конкретно, задумайтесь о тех политических мерах, которые Вульф (и многие другие уважаемые экономисты) считает необходимыми для выхода Европы из состояния спада, начавшегося после мирового финансового кризиса, и для предотвращения будущих кризисов типа греческого. Если вы полагали, что надлежащие политические меры это сочетание финансовых стимулов и изменений в макроэкономических правилах еврозоны, чтобы они не так грубо и открыто благоприятствовали самой крупной и богатой стране (Германии), то очевиден следующий вопрос: почему же этого не произошло?

Основополагающий ответ лежит не в плоскости некоей абстрактной идеологии жесткой экономии, разрабатываемой в залах совещаний Европейского центробанка, и не в какой-то предполагаемой железной преданности кредиторам, которых нельзя подвести, какими бы ни были последствия. Ответ намного проще. Европейский Союз остается валютным, а не налогово-бюджетным союзом. Генерировать ту политику, за которую ратуют Вульф и прочие, он мог бы только в том случае, если бы был реальным налогово-бюджетным союзом. Но для этого требуется радикальная реформа политической структуры ЕС. Иными словами, именно политические структуры ЕС в конечном счете виновны в допущенных ошибках в экономическом курсе.

Но настоящее противоречие лежит еще глубже. Мы вправе говорить о том, что Европейский Союз, как и все политические системы, должен обеспечивать себе легитимность за счет практических достижений. Но он не в состоянии это сделать, не меняя те политические структуры, которые систематически терпят неудачу в вопросах разработки необходимой политики. И он не может изменить эти политические структуры, не разрушая при этом еще больше национальную автономию. Такая перспектива вряд ли будет пользоваться народной поддержкой, ибо эти действия будут рассматриваться (не без оснований) как дальнейшее ослабление демократической подотчетности.

Парадокс европейской интеграции состоит в том, что возникновение таких противоречий было запланировано изначально. Жан Монне (Jean Monnet) и его последователи не были наивными мечтателями; они понимали, что национализм в Европе сохранит свою силу, несмотря на то, что именно он стал главной причиной двух разрушительных мировых войн. Так каким же образом евроинтеграция сможет продолжаться "за пределами национальных государств", как написал в своей классической одноименной книге Эрнест Хаас (Ernest Haas)?

Логика интеграции, которую Хаас назвал "неофункционализмом", основана на технократических представлениях о том, как будут формироваться и развиваться требования к государственному управлению среди взаимозависимых в экономическом плане стран. Предполагалось, что модель станет работать следующим образом. Европейская элита будет определять политические цели, представляя их европейской общественности как позитивные постепенные шаги в направлении экономической интеграции. Это создаст побочный эффект в виде потребности предпринимать дальнейшие интеграционные шаги в интересах стабилизации и обретения обещанных экономических выгод. Вместо того, чтобы идти в лобовую атаку на национальный суверенитет, основанием для дальнейшего движения будет необходимость следовать логике, присутствовавшей в предыдущих действиях, олицетворением которых стали конкретные экономические стимулы к завершению начатого.

Практически каждый экономист, анализируя создание валютного союза и евро, отмечал неизбежную нестабильность большого и разнообразного валютного союза, который в то же время не был налогово-бюджетным союзом. В 1997 году, когда Европа готовилась ввести евро, Милтон Фридман (Milton Friedman) сделал свой знаменитый прогноз о том, что новая валюта не переживет первый экономический спад в еврозоне. Но с точки зрения архитекторов еврозоны, весь смысл заключался в этой структуре риска: технократическое создание фактов на местах в одной сфере (монетарный союз) должно было стать мотивационной силой дальнейшего интеграционного движения (к налогово-бюджетному союзу), что в свою очередь должно было вести к политической интеграции. Говоря языком метафор, размещение валютной телеги впереди политической лошади было характерной чертой, а не аномалией.

Самые амбициозные неофункционалисты считали, что со временем мультипликационный эффект от интенсивных трансграничных операций и от "необходимой" передачи распорядительных полномочий наднациональным институтам породит общеевропейскую идентичность, которая будет сосуществовать с национальной идентичностью отдельных стран и народов, а со временем заменит ее. Но даже такой отказ от верноподданства не мог основываться на прямой конфронтации с идеологическими основами националистических чувств. Это должно было происходить постепенно, практически под контролем и наблюдением, через рутинное развитие институтов, и сопровождаться реорганизацией групп с особыми интересами, отраслевых ассоциаций и им подобных объединений по общеевропейскому образцу.

Технократический инкрементализм, экономическая рациональность, пользующееся преимуществами глобализованного мира наднациональное управление — все это должно было стать движущей силой интеграции европейских институтов. Неофункционализм давал возможность обойти стороной политику в надежде на то, что она пойдет следом без особых потрясений.

К сожалению, то, что когда-то было блестящей политической стратегией, сегодня превратилось в ахиллесову пяту Европы. Если оглянуться назад, весьма удивительным покажется то, как динамика неофункционализма охватила всю Европу, прежде чем исчерпать себя. Но сбои продолжаются уже довольно длительное время. Когда Штутгартская декларация о ЕС в 1983 году провозгласила, что главная цель заключается в "решимости продвигаться к более тесному союзу" на основе социал-демократии, космополитизма и прав человека, молодому поколению европейцев она уже казалась вымученной, так как оно чувствовало, что континент отстает от процессов глобализации. Хорошие экономические показатели способны какое-то время скрывать провалы институтов, однако вечно это продолжаться не может.

Вспомним 1992 год, когда со скрипом прошел французский референдум по Маастрихтскому договору (за проголосовало 51,1%), который был позже отвергнут населением Дании примерно с таким же большинством. Дании предоставили на выбор несколько вариантов: членство без единой валюты, без коллективной обороны, без гражданства в ЕС. Потом ее попросили проголосовать заново. В ретроспективе эти исключения создают зловещий прецедент: "все более тесный союз", но за исключением того, сего и этого. Также был создан прецедент повторного голосования, когда референдумы давали неприемлемые для технократических планов результаты. Так было в Ирландии в 2008 году, когда там решался вопрос об Амстердамском договоре. Так было в 2015-м, когда состоялся греческий референдум. В ответ на него Афинам поставили еще более жесткие условия предоставления помощи, и партии СИРИЗА пришлось это проглотить.

Самые важные провалы в этом отношении связаны с тем, что Брюссель совершенно неспособен признать главенство политики. Неофункционализм это изящная идея, но данная теория, которой 50 лет от роду, не объясняет, как работает политика в 21-м веке. Иллюзионист не станет показывать вам один и тот же фокус многократно, и на то есть веская причина: вы даже вопреки своему желанию начнете замечать ловкое движение его руки. Когда спустя несколько десятилетий прошла психическая травма от двух мировых войн, европейцы не захотели соглашаться на интеграционный трюк. Им нужны были ясные и осознанные решения, и они хотели открытой дискуссии о последствиях таких решений.

Таким образом, "технократическое создание фактов на местах" вероятнее всего будет вызывать сегодня недовольство и реакцию отторжения, когда элита попытается утверждать, что следующий болезненный в политическом плане шаг на самом деле не политический, а почему-то естественный и неизбежный, хотя несколькими годами ранее эта элита предпринимала шаги без достаточной общественной поддержки и понимания — и потерпела неудачу. Это особенно раздражает тех, кто должен жить в "реально существующем" Евросоюзе, который (как и Советский Союз до него) не сумел построить обещанный золотой век солидарности и процветания.

Вместо него огромное количество европейцев видит, что Евросоюз приносит большую выгоду ведущим инвестиционным банкам (центральный Лондон — это самое богатое место в Европе) и брюссельским бюрократам (они третьи по размерам богатства), а для всех остальных является неотзывчивым разработчиком норм и правил. Мы наблюдаем, как динамика неофункционализма пошла не в ту сторону; все новые и новые наднациональные нормы и правила не способствуют политической отзывчивости и интеграции.

На первый взгляд, это не очень похоже на историю Советского Союза, однако между ним и ЕС есть фундаментальное сходство, не сулящее ничего хорошего Европе. Простой результат наблюдений заключается в том, что и Европейский Союз, и Советский Союз строились на детерминистском философском подходе к истории, который предполагает наличие какого-то неизбежного конечного пункта, куда стремится время и события, однако игнорирует то, как на самом деле живут и что думают люди.

В случае с Советским Союзом неизбежностью была власть пролетариата и международная солидарность. Сейчас над этим легко насмехаться, но СССР должен был стать олицетворением современной политической организации, что подтвердил такой консервативный авторитет как Сэмюэл Хантингтон (Samuel Huntington). Предполагалось, что с революцией 1917 года отпадет потребность в дальнейших революциях. Утопические позывы были увековечены в официальной идеологии, которая запретила частную собственность, рынок, и создала "нового советского человека".

Когда эта концепция начинала давать сбои (в 1921 году, в преддверии Второй мировой войны и в период экономического застоя в 1970-х годах), партия поступала прагматично, но вскоре возрождала эту концепцию, используя всевозможные методы, от пропаганды до сталинского террора. То, что вначале было лучезарным мифом, постепенно превратилось в радиоактивную ложь, или, по крайней мере, в перманентное лицемерие. К концу брежневской эпохи такая концепция уже не внушала никакого доверия, и практически все жители Москвы в начале 1980-х чувствовали, что стрела истории указывает в противоположном от официальной линии направлении. Даже самые закоренелые аппаратчики того времени и администрации Черненко и Андропова в глубине души понимали, что все это ложь.

Когда концепция потерпела крах, после нее осталась лишь застойная и косная бюрократия, цинично извлекавшая выгоду из ослабевшей экономики. Государство может какое-то время существовать в обстановке такого цинизма, но жить так вечно невозможно. В такой момент героическая история и идеология становится обузой, а не импульсом силы, постоянно напоминая о неудачах и невыполненных обещаниях правящего режима. Вот почему единоличный правитель скотного двора хряк Наполеон из одноименной книги Джорджа Оруэлла приписал к изречению "Все животные равны" дополнение, гласящее "Но некоторые животные равны более, чем другие". Его железная власть была бы намного стабильнее, если бы он заменил человеческое самовластие на скотном дворе собственным самовластием. Тогда первая часть манифеста не была бы написана ни в коем случае.

Однако все дело в том, что в политике нет ничего неизбежного. Делать вид, что это не так, и поступать соответствующим образом — это верный путь к репрессиям, а в случае с Евросоюзом и к ответной реакции популизма. Неудивительно, что многие сторонники Брексита посчитали непримиримым конфликт между элитой и всеми остальными (непримиримость это характерная и определяющая черта популизма). В конечном счете телеология больше похожа на религию, чем на систему политических ценностей, а Европа 21-го века это не то место, где религия может надолго сплотить людей.

Экономика

Здоровый экономический рост — это величайший целительный бальзам природы в сфере политики. Но ни одна экономика не может расти вечно. В периоды стремительных экономических перемен стабильность политической экономии заключается не в том, насколько активно она развивается, а в том, как ей удается противостоять волатильности. В конце 20-го и в начале 21-го века волатильность часто проявляется в стремительных отраслевых вспышках роста, после которых снова наступает период стагнации.

Второй общий для ЕС и СССР провал заключается в том, что они были построены на идеологическом фундаменте, который в ответ на вызовы экономического застоя становился более путаным и слабым. Со временем ответственные ведомства становились все более косными, но не гибкими. Из-за этого было все сложнее долгое время мириться с застоем, и все труднее выходить из него посредством осуществления необходимых и смелых политических действий.

К середине 1970-х годов Советский Союз попал в порочный круг снижения экономической продуктивности, из которого не было выхода. Возможно, кремлевское руководство не осознавало в полной мере, насколько застоялась экономика, но простые люди и рабочие все понимали, наблюдая повседневную действительность. Проблема заключалась в том, что советская экономическая модель, состоявшая из набора идей, как и все такие модели, не предусматривала ничего такого, что могло бы компенсировать отсутствие роста. Безусловно, речь в ней не шла о правах и достоинстве пролетариата, о борьбе с колониализмом и даже о великодержавном статусе, потому что она уже не способствовала достижению таких целей. Было непонятно, за что выступает советская экономика, и заслуживает ли она право на существование.

В отличие от СССР, вторая сверхдержава в ответ на экономический застой 1970-х годов провела у себя революцию в сфере предложения. Каких бы идей мы ни придерживались, нет сомнений, что эта революция четко указала на то, что надо делать, и каковы будут результаты. Кроме того, она вызвала значительные изменения курса, начиная с болезненного ужесточения денежно-кредитной политики при Поле Волкере (Paul Volker) и кончая крупными налоговыми сокращениями и кейнсианством в военной сфере. К 1984 году все понимали, куда идет американская экономика, и за что она выступает. Цель заключалась в возобновлении роста за счет снижения налогов, стабильной инфляции, либерализации рынка, уменьшения власти профсоюзов, повышения доходов корпораций — и все это ради укрепления вооруженных сил, чтобы они могли противостоять Советскому Союзу. Именно эту концепцию имел в виду Рональд Рейган, когда в ходе кампании по переизбранию его штаб объявил, что "в Америке наступило утро".

Такая же ясность цели последние сорок лет присутствует у китайского правительства и у руководства коммунистической партии. Они существуют для того, чтобы обеспечивать такой рост, благодаря которому всего за несколько десятилетий из бедности удалось вытянуть сотни миллионов людей. В то же время, они проводят постепенную перебалансировку этого роста, отказываясь от развития с опорой на экспорт любой ценой и переходя к модели экологически устойчивого внутреннего потребления. При этом китайское руководство стремится к сохранению политической и социальной стабильности в том виде, в каком ее определяет КПК. Нравится нам это или нет, но в этой целеустремленности нет никакой двойственности, а есть огромный простор для политического маневра ради поставленных целей.

За что же выступает сегодня Европейский Союз? В 2016 году мы можем сказать, что цель ЕС в ходе борьбы с экономической стагнацией состоит в некоей неоднозначной смеси из пост-национализма, конкурентоспособности, мира между долгое время воевавшими друг с другом государствами, сокращения неравенства…а может, чего-то еще. Никто сегодня этого не знает, и это огромный экономический и политический изъян.

Большинство европейцев видят в Брюсселе трибуну, с которой звучат абстрактные декларации, и место, где проходят запутанные организационные процессы. В этих процессах мало кто разбирается, но все видят, что они в большей мере укрепляют регулирование, чем обеспечивают экономический рост. Там больше нет великих целей, придающих значимость ЕС, как нет и концепций, узаконивающих гибкость институтов, которые находятся на службе у неортодоксальной политики.

Нравственное и политическое гниение Евросоюза оказалось в центре внимания, когда начался долговой кризис в Греции. По мнению простых греков, этот кризис создала коррумпированная клика плутократов и политиков, с которой они расправились, вышвырнув из власти. Они считали, что настало время общеевропейской солидарности, которая должна проявиться в срочной помощи на разумных условиях в обмен на обещание навести у себя порядок. Разве не в этом цель гражданской ответственности Европы, которая указывает, что в трудные времена все мы действуем заодно?

Естественно, немцы и многие другие северные европейцы думали иначе, полагая, что ленивых и никчемных греков надо приучить к резкому снижению уровня жизни и к финансовой и трудовой дисциплине. На практике это повлекло за собой программу жесткой экономии, которая была введена вопреки четко обозначенным политическим предпочтениям греческого населения.

Так или иначе, надо было проигнорировать либо демократические пожелания греков, либо демократические пожелания немцев. Это те моменты, которые являются определяющими для формы правления. В данном случае огромный дисбаланс сил и влияния в сочетании с жесткими правилами и отсутствием общности целей стал настоящим кошмаром для официальной власти. Он закрепил неравенство, а также многократно усилил ощущение несправедливости и беззакония.

Важнейший вопрос заключается в том, как ЕС оказался в такой кошмарной ситуации, описанной в свое время Кафкой и Гоббсом. Объяснения на сей счет очень разнообразные, и они охватывают весь спектр, от изначально консервативных тенденций международных организаций и до неправильного руководства. Но самое важное объяснение для будущих перспектив Евросоюза — это одержимость процессом. В Брюсселе процесс превыше всего. Система первостепенна, а правила процедуры священны. Такими могут быть только технократические институты.

Возникает впечатление, что поколение, создавшее основы сегодняшнего Евросоюза, после Второй мировой войны страшно боялось смысла и целей (чего у Третьего рейха было в изобилии), а также абстрактных идей, вызывающих политические эмоции. Поэтому они подменили правовые и бюрократические процессы, которые со временем стали оправданием для их собственного существования, но постепенно прекратились в тайного внутреннего врага ЕС. Проблема состоит в том, что процесс сам по себе не пользуется политической поддержкой, за исключением разве что тех случаев, когда искажается цель. Так и произошло несколько десятилетий тому назад. Европейский Союз отчаянно нуждается в цели и смысле, но они не могут заключаться в самосохранении и выживании. Однако его институты задуманы таким образом, что это практически исключает появление такой цели и смысла.

Перемены и застой

Сравнение сегодняшнего Евросоюза с СССР на заключительном этапе его существования это не попытка проигнорировать или скрыть существенные различия между ними. Благосостояние в Европе намного выше, чем было в Советском Союзе, и это самое благосостояние порождает определенный консерватизм в отношении системных изменений. У Советского Союза был внешний враг, идеологический и фактический. Этим врагом была враждебная сверхдержава, с которой ему приходилось считаться. Внешний вызов для Евросоюза на сегодня это, прежде всего, иммиграция. В принципе Евросоюз может справиться с этой проблемой намного эффективнее, чем 28 (скоро их будет 27) отдельных государств. Да и культурная среда у него очень сильно отличается. И так далее.

Но посреди эти различий прослеживаются сходства, заключающиеся в хрупкой и косной политике и экономике. А это говорит о том, что основа для сравнения все же существует. Когда Советский Союз при Горбачеве приступил к реализации серьезной программы реформ, в системе появились трещины, и она в конечном итоге рухнула. На это ушло совсем немного времени. Выступая в мае 1985 года в Ленинграде, Горбачев открыто признал, что Советский Союз страдает от неослабевающего экономического застоя. В том же году появилась концепция перестройки. В 1987 году Горбачев представил Центральному комитету КПСС свои основополагающие планы по перестройке экономики. В ноябре 1989 года пала Берлинская стена. А уже спустя три года и сам Советский Союз прекратил свое существование. Получается, что за семь лет самого амбициозного в современной истории эксперимента по радикальной перестройке политики и государственного управления СССР прошел все этапы от статуса сверхдержавы до полного распада.

Когда-нибудь Европейскому Союзу придется самому встать на путь реформ. Важнейший вопрос заключается в том, позволит ли структура ЕС осуществить реформы, и не развалится ли он в процессе реформирования. Чтобы ответить на этот вопрос, полезно вспомнить наиболее убедительные аргументы, объясняющие, почему распался СССР.

Зимой 1990 года, когда Запад с безграничным оптимизмом смотрел на Горбачева, историк Мартин Малиа (Martin Malia) написал статью "К мавзолею Сталина", под псевдонимом Z. На первый взгляд, утверждает Малиа, оптимизм в отношении Горбачева кажется обоснованным. В Советском Союзе наконец появился лидер, который понимает первопричины экономической стагнации и готов их устранять, который осознает недостатки восточноевропейской империи и стремится дать ей свободу, который видит минусы изоляции СССР от вступившей в эпоху глобализации мировой экономики и готов целенаправленно заниматься его международной интеграцией, который знает об опасностях и издержках гонки ядерных вооружений с Соединенными Штатами и стремится остановить ее. Но Малия увидел более глубокие противоречия Советского Союза, из-за которых, по его мнению, горбачевская программа реформ окажется неработоспособной.

Эти противоречия начинаются с происхождения советской системы, основанной на утопической идеологии. Но на практике советское государство обрекли на распад организационные последствия от приверженности такой утопии. Концепция великой пролетарской революции 1917 года скрывала намного более прозаическую действительность — "государственный переворот меньшинства, осуществленный в условиях общей анархии, особенно в крестьянской среде", писал Малиа.

Жана Монне вряд ли можно назвать Лениным, однако нестыковки интерпретаций и реальной политики в Парижском договоре 1951 года столь же велики. Европейская интеграция началась 9 мая 1950 года, когда французский министр иностранных дел Робер Шуман (Robert Schuman) объявил, что Европейское объединение угля и стали прежде всего предназначено для того, чтобы сделать войну "не только немыслимой, но и материально невозможной". Однако его первые институты представляли собой намного более прозаическую попытку создать интегрированный и управляемый рынок стали и угля, чтобы решить проблему излишков производственных мощностей за счет многонационального картеля.

Конечно, стабилизация этих важных отраслей на национальных рынках Франции и Германии за счет объединения их будущего должна была привести к созданию устойчивых политических отношений между Францией и Германией. Но Европейское объединение угля и стали не смогло предотвратить усиление рыночных позиций крупных угольных и сталелитейных компаний. Оно также не сумело выработать энергетическую политику на стыке двух "новых" видов топлива: нефтяного и ядерного. Но это объединение создало сложную систему институтов, которые были неизмеримо больше своих целей: высший совет, общее собрание, суд, специальный совет министров (с председателем) и консультативный комитет в составе представителей угольной и сталелитейной отрасли. Эти институты положили начало сегодняшнему бюрократическому лабиринту ЕС.

Самой большой угрозой, с которой Советский Союз столкнулся в 1930-е годы, было усиление нацистской Германии. Сначала он заключил с ней секретный пакт о ненападении, дабы отвратить эту угрозу и получить запас времени на подготовку. В конечном итоге безнравственность Пакта Молотова-Риббентропа компенсировали итоги войны, когда СССР, одержав в ней победу, решительно укрепил свою власть и влияние, узаконил свой статус великой державы, а потом и сверхдержавы.

В отличие от Советского Союза, ЕС на протяжении десятилетий был фактической великой державой. Войны в бывшей Югославии в конце 1990-х стали для него самым большим внешним вызовом — и реакция системы коллективной безопасности Евросоюза была порой слабой и непоследовательной. Что еще хуже, свое бездействие он часто оправдывал сложностью процедур и медлительностью институтов, не признавая, что это делается намеренно. Безнравственность такой пассивности очень ярко высветили сербские этнические чистки, проводившиеся в Европе спустя всего сорок лет после Холокоста. Евросоюз был в состоянии предотвратить войну. Но он не смог предотвратить массовые убийства, вызванные этой войной. И каков в таком случае его смысл?

Некоторые обозреватели считают, что неспособность воспользоваться моментом стала нравственным крахом всего европейского проекта. Технократический процесс взял верх над смыслом и предназначением. Проект по созданию единой валюты продолжался, а бороться с геноцидом на континенте пришлось американцам. Дебаты об оптимальной зоне единой валюты и условиях кредитно-денежной политики лишили ЕС возможности провести самокритичный анализ югославской катастрофы. Можно сказать, что призраки советской номенклатуры, чей бюрократический триумф стал определяющим для брежневской эпохи в СССР, тихо перебрались в Брюссель.

С тех пор никаких фундаментальных изменений не произошло. Когда в 2008 году начался финансовый кризис, а вместе с ним и абсолютно предсказуемый кризис евро, система придерживалась остаточной неофункционалистской логики, взвалив на обездоленную Грецию основное бремя издержек по реформированию. Мы говорим об "остаточной неофункционалистской логике", потому что необходимость интеграции и создания финансово-бюджетного союза была совершенно очевидна. Но никто из политиков даже не обсуждал всерьез этот вопрос, по крайней мере, там, где это было важно (в Берлине и в Париже).

На практике система ЕС, реагируя на кризисы, ставит сохранение своих институтов превыше экономических потребностей и политических желаний собственных граждан. Глубокие корни Брексита объясняются не только губительной потерей легитимности в этот переломный момент. Но именно это увидели и почувствовали сторонники выхода. Если Брексит был голосованием против глобализации, то это было голосование против той глобализации, которую поддерживали институты ЕС — когда выгоды и преимущества получают богатые и мобильные, многочисленные проигравшие получают некую компенсацию от нескольких структурных фондов, а движение вперед превращается в самоцель.

Белые пятна аналитики

Наряду с анализом советской косности и невосприимчивости к реформам Малия рассказал язвительную интеллектуальную историю о западной советологии позднего периода, пытаясь ответить на вопрос о том, почему остальные не увидели (и не могли увидеть) назревавший распад. По его мнению, большинство западных исследователей Советского Союза в 1980-е годы сосредоточились на источниках стабильности СССР как зрелого индустриального общества, в котором начались постепенные реформы и стал развиваться плюрализм (но не демократия).

Пожалуй, это была реакция на тоталитарные модели предыдущего поколения аналитиков, которые имели обыкновение изображать Советский Союз этаким прочным монолитом государственной власти. Наверное, это был побочный эффект теории биполярности в международных отношениях, указывавший на то, что неустойчивое равновесие холодной войны сохранится неопределенно долго. А может, это отчасти была выдача желаемого за действительное, поскольку думать об альтернативе (распад крупной ядерной державы) было просто страшно. Безусловно, Пентагон со своим немалым бюджетом был крайне заинтересован в том, чтобы по ту сторону железного занавеса постоянно таился стабильный, предсказуемый легко приспосабливающийся и неизменно враждебный противник.

Есть ли аналогичные белые пятна у американских исследователей Европейского Союза? Возможно. В сфере международных отношений ЕС стоит особняком, как самый амбициозный и интересный эксперимент в области наднационального управления. Для многих ученых, особенно из американских академических кругов, Европейский Союз является идеальным образцом космополитического управления и примером для остального мира. Превращение постоянно воевавших между собой национальных государств в сообщество безопасности, где война просто немыслима, тоже является переломным моментом. Оно подтверждает излюбленную посылку либералов о том, что рациональность это последнее дело. Мысль о том, что гибкие и адаптивные ответы на глобализацию политической экономии можно разработать в масштабах континента, достойна восхищения. Обозреватели яростно спорят о механизмах европейской интеграции. Кое-кто из них утверждает, что наднациональные институты прежде всего предназначены для обычного торга между государствами, что мы наблюдаем в ВТО и в Организации Объединенных Наций. Но если отбросить в сторону такие доводы, главное объяснение и преобладающая тема это по-прежнему потребность в стабильности.

Поэтому у нас гораздо больше шансов прочесть объяснения о том, почему другие регионы (скажем, Восточная Азия) должны в перспективе следовать примеру Евросоюза, чем о причинах основополагающей нестабильности самого ЕС. Да, во многих аналитических статьях на тему политики ЕС присутствует слово "кризис" и некие дебаты о нем. Но это во многом похоже на длящуюся уже 30 лет дискуссию о кризисе НАТО и о вызовах, на которые будет отвечать этот блок, продвигаясь вперед и адаптируясь. Вопрос о распаде ЕС не снят с повестки, но он определенно занимает второстепенное место, и мало кто из обозревателей хочет на нем останавливаться.

Возможна ли реформа?

В политике нет ничего неизбежного. Какое бы воздействие ни оказал Брексит на европейскую экономику, это голосование стало мощным психологическим потрясением для системы, которая и представить себе не могла, что неофункционализм включит заднюю скорость. Можно ли сегодня представить себе путь к европейской интеграции?

Конечно, можно. Вот одна история, повествующая о возрождении из пепла на манер птицы Феникс европейской интеграции. Элита Германии и Франции сознательно и активно говорит о дисбалансе частичной интеграции и решает, когда пора заниматься этой проблемой напрямую. Мы слышим аргументы типа "вот что произойдет, если мы позволим превратить ЕС в объединение свободного выбора, в двухскоростную Европу и так далее". Массы, говорят нам, будут копаться и капризно выбирать то, чего они хотят в данный момент (например, торговле — да, иммиграции — нет), упуская при этом из виду общую цель.

Крайне важным сдвигом стало бы признание того, что поскольку общая цель уже упущена из виду, надо сформулировать новую, еще более крупную цель. Тридцать с лишним лет тому назад политик Жак Делор (Jacques Delors) ездил по европейским столицам и оценивал степень стремления к новому скачку вперед. Результатом этих поездок стал единый рынок и продвижение к евро. Делоры из нынешнего поколения должны искать консенсус на сцене, которая стала намного шире. Очевидной целью остается финансово-бюджетный союз, где может появиться стремление к крупным финансовым стимулам сейчас и к сокращению расходов, выплате долгов и бюджетному профициту в будущем.

Может ли предприимчивый политик собрать это в единый пакет и продать его какой-нибудь ключевой группе, скажем, инициаторам европейской интеграции, в центре которых стоят Франция и Германия? Такое возможно. Но если это произойдет, остальная часть Евросоюза по необходимости сделает шаг назад и создаст нечто вроде зоны свободной торговли. А основа ЕС будет больше походить на новое сверхгосударство, чем на международную организацию.

В своей книге "Парадокс глобализации. Демократия и будущее мировой экономики" (The Globalization Paradox) Дэни Родрик (Dani Rodrik) рассказывает о трилемме глобальной интеграции, государственного суверенитета и демократии, утверждая, что две из трех вещей в одно время возможны, а вот все три нет. По сути дела он прав, но новая сердцевина ЕС может сознательно изменить его конечную цель, заявив, что теперь это создание нового государства. Проблема состоит в том, что последние 20 лет европейской интеграции были потрачены на отход от этого осознанного изменения.

Более вероятен следующий путь. После Брексита в Европе появляется фигура типа Горбачева со своей собственной программой реструктуризации/перестройки в целях обновления европейских институтов. Это может быть молодой член Европарламента из какой-нибудь восточноевропейской страны либо видный национальный политик из Франции или Германии. Но сегодня в Брюсселе такого человека нет. Конечно, этот деятель не будет употреблять слово "перестройка", убеждая остальных в том, что пакет его институциональных реформ может спасти Евросоюз. Однако СМИ подхватят это слово, сделав это оправданно и с неосознанной иронией.

Если приведенный выше анализ точен, можно ожидать, что перестройка в ЕС потерпит неудачу по тем же причинам, что и перестройка Горбачева. Институты Евросоюза слишком сложны, взаимосвязаны, изолированы, громоздки, слишком сильно зациклены на самих себе, а поэтому не осознают необходимость перемен. Возможно также, что руководящие ими евробюрократы, как и брежневская номенклатура, цепляются за последние осколки утопического мышления или за свои удобные кресла. Но в любом случае они будут изо всех сил бороться с перестройкой любыми доступными способами, блокируя перемены, затягивая их и умышленно внося путаницу. Некоторые национальные политические лидеры могут откликнуться на призыв. Но это вряд ли будут те деятели, которые имеют наибольший вес в Германии и во Франции, поскольку двойственное отношение этих людей к наднациональному управлению, в конечном счете, приведет их к тому, что они станут отдавать предпочтение межгосударственным сделкам, осуществляемым в обход Брюсселя. Мы даем этой европерестройке три года, после чего ее сторонники признают, что надо повысить ставки, и перейдут к собственной версии гласности в социальных сетях.

В европейском контексте гласность проявится в апеллировании к народным массам через головы государственного руководства. Граждан будут призывать спасти Евросоюз. Им будут говорить, что это крайне важно для сохранения мира на континенте. Им объяснят, что только на наднациональном уровне Европа сможет выработать приемлемый политический и экономический ответ на вызовы глобализации. Возможно, им скажут, что Брюссель это единственное место, где регуляторы могут противостоять попыткам американских интернет-гигантов (коалиция в составе Google, Apple, Facebook и Amazon) проникнуть в культуру и частную жизнь европейцев.

В конечном счете, чтобы получить хоть какой-то кредит доверия, европейской гласности придется апеллировать к утопической концепции евроинтеграции, которая запустила этот проект. Горбачев пытался сделать то же самое. Однако он обнаружил, что население уже не только не верит в гласность, но и насмехается над ней. Когда советские граждане впервые за 70 лет получили возможность сказать "нет" официальным политическим кандидатам, они сказали им "нет" почти во всех крупных городах Советского Союза. Что касается ЕС, то там сказать "нет" может население новых стран-членов. Сказать "нет" также могут люди в Италии, Франции и даже Германии. Либо же "нет" они скажут все вместе. Но в любом случае, этих "нет" будет достаточно, чтобы лишить институты ЕС остатков легитимности. И в такой ситуации почти неизбежным становится появление предприимчивого человека типа Ельцина, который увидит в политике раскола благоприятные возможности для себя.

Когда распался Советский Союз, большинство составлявших его республик объединились в непрочный Союз Независимых Государств. Это был своего рода политический зонтик, скрывавший под собой фактическую независимость. Несколько заседаний в год, несколько "общих" экономических целей и небольшой бюрократический аппарат, отвечающий главным образом за пропаганду.

Европа на другом конце Европейского Союза, наверное, сможет выступить лучше, но ненамного. Евросоюз, как и все планы несерьезных людей, может завершить свое существование не взрывом, а хныканьем. Нилс Гилман (Nils Gilman), Стив Уэбер (Steve Weber)

Оригинал публикации: "Back in the USSR "

 

 

 

Система Orphus: Если вы замeтили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
AndreyGoose, RU16.12.16 10:40
Здрасте!
объединить соседей, которые радостно убивали себя как минимум офиц. 2.700 лет, и попытаться соединить бутербродников верхнемасловских и нижнемасловских, является верхом идиотизма (это если никаких других терий заговоров не применять).
За эти тысячелетия, сам человек не стал другим, стал лишь обладать более совершенными орудиями для убийства, и более широкообъемными средствами массового одурманивания.
Тем, кто пытается попасть на тот праздник жизни, не лишне напомнить, что жизнь (рай) надо строить у себя дома, а не ждать подачек от заокеанского или запольского царства. )))
Беда в том, что думающие центры в голове человека, легко отключить в течение жизни, начиная от собственной семьи, детсада и школы, и заканчивая банальным телевизором.
Никакой Бог и никакие пророки, не помогут человеку думать, пока он сам не поймет, что находится в зад-це, и надо трудиться и вокруг и прежде всего над собой. И трудность еще и в том, что лиц, которые действительно мгут это понять и что-то сделать, во всех народах примерно в одинаковой пропорции примерно в 5-10%.
Teichmann, BY16.12.16 13:55

"Самые амбициозные неофункционалисты считали, что со временем мультипликационный эффект от интенсивных трансграничных операций и от "необходимой" передачи распорядительных полномочий наднациональным институтам породит общеевропейскую идентичность, которая будет сосуществовать с национальной идентичностью отдельных стран и народов, а со временем заменит ее", - да, чем не "новая историческая общность - советский человек"?


"Простой результат наблюдений заключается в том, что и Европейский Союз, и Советский Союз строились на детерминистском философском подходе к истории, который предполагает наличие какого-то неизбежного конечного пункта, куда стремится время и события, однако игнорирует то, как на самом деле живут и что думают люди.", - потому что тут и там либеральные корни. Этот "конечный пункт" - земной рай, который может называться по-разному.


"Самые важные провалы в этом отношении связаны с тем, что Брюссель совершенно неспособен признать главенство политики. Неофункционализм это изящная идея, но данная теория, которой 50 лет от роду, не объясняет, как работает политика в 21-м веке", - а вот тут уже не согласен. Либеральные доктрины всегда состоят из 2 частей: "внутренней" и "внешней". Политика существует и главенствует, но она является эзотерической частью доктрины. И эта политика сформирована в общих чертах не 50, а уже лет 250. "Неофункционализм" - средство, которым добивались целей на неком историческом этапе.


"Проблема заключалась в том, что советская экономическая модель, состоявшая из набора идей, как и все такие модели, не предусматривала ничего такого, что могло бы компенсировать отсутствие роста. Безусловно, речь в ней не шла о правах и достоинстве пролетариата, о борьбе с колониализмом и даже о великодержавном статусе, потому что она уже не способствовала достижению таких целей. Было непонятно, за что выступает советская экономика, и заслуживает ли она право на существование.", - создалось впечатление, что автор мало знает о соц. гарантиях в Союзе, о бесплатных квартирах и т.д. Понятие роста в сов. экономике качественно иное, чем на Западе. Кому не понятно, заслуживает ли сов. экономика право на существование? Советским людям всё было понятно. А вот лица, причислявшие себя к элите - и такие умники, как авторы - могли поставить такой вопрос. И дали ответ: нам нужна экономика, которая сделала бы нас, элиту, богатыми. Вот почему СССР развалился. А в ЕС такого нет. Я с трудом понимаю, кто именно развалит ЕС и зачем.


"Возникает впечатление, что поколение, создавшее основы сегодняшнего Евросоюза, после Второй мировой войны страшно боялось смысла и целей (чего у Третьего рейха было в изобилии), а также абстрактных идей, вызывающих политические эмоции. ... Европейский Союз отчаянно нуждается в цели и смысле, но они не могут заключаться в самосохранении и выживании. Однако его институты задуманы таким образом, что это практически исключает появление такой цели и смысла", - ответ тот же: есть и цели, и смысл, но на другом уровне.


Надо подумать, какой именно может быть "перестройка" ЕС. Возможен вариант, что будет заявлено о создании нового сверх-народа - европейца, противостоящего не демократическому миру. Нынешние евроскептики и националисты могут возглавить этот процесс. В конце концов, сегодня они принимают мигрантов под знаменем ЕС. Но что мешает выгонять и прессовать мигрантов под тем же знаменем ЕС? Нужно лишь заменить людей. Формацию "либералов" сменят "националисты". Постепенно, в ходе выборов. Вот вам и "смысл", и "цель"... "Придётся изменить очень многое, чтобы не изменилось ничего".

123, RU16.12.16 17:50
> Teichmann

"... советская экономическая модель, состоявшая из набора идей ..."


... создалось впечатление, что автор мало знает о соц. гарантиях в Союзе, о бесплатных квартирах и т.д. ...


Если сравнить число бесплатных квартир с числом нуждающихся, то "бесплатная квартира" - это больше идея, чем практика.

vova-55, RU16.12.16 18:20
Для придания динамизма ЕС предлагается сделать выбор из трех приоритетов в пользу гибрида из двух целей. Из интеграции, суверенитета и демократии надо исключить что-то одно. Намекают на создание более тесного союза за счёт уменьшения суверенитетов.
Демос это не поддержит. Развитие ЕС возможно за счёт ущемления демократии, но смогут ли элиты покуситься на священную корову ?
_STRANNIK, ru16.12.16 18:44
vova-55, RU16.12.16 18:20
Развитие ЕС возможно за счёт ущемления демократии, но смогут ли элиты покуситься на священную корову ?
.............................
Легко. Вместо коровы вполне сгодится и чучело. Никто и не заметит...
т-кк, RU17.12.16 03:34

Если с настойчивостью идиота систему превращать в халабуду, то непременно развалится.
Именно этим и занята брюссельская бюрократия во всех смыслах, по всем направлениям.
Внутри рыхлая, зависимая от внешнего мира абсолютно, такая система не может быть устойчивой в принципе.
Потому и перепугались насмерть явления Трампа народу.
Долго идти пристяжной в политике штатов, а нынче получить пинка под хвост - это больно и обидно, и непонятно куды бечь.
Сейчас бы западной европе жёстко сгруппироваться, но куда там...
Бритиши отвалились неудачно, у франков к власти рвутся националисты, у германцев - одряхлевшая нудистка Меркель, а итальяно - кретино.
iz09, RU17.12.16 04:02
Не СССР предали, а Российскую империю.
gotirbit, ru17.12.16 06:53
Бессовесное или правильнее было бы сказать бесовское утверждение , что "В случае с Советским Союзом неизбежностью была власть пролетариата и международная солидарность." Сегодня даже отпетые "историки" побоятся ст.316 УК РФ и в открытую отрицать очевидное - открытки "Вожди мирового пролетариата 1917 год" и "Рабоче-крестьянское правительство 1918 год" .Там нет ни рабочих, ни крестьян... ни русских (Красина выгнали и заменили на Йоффе). Численность рабочего класса за первые три года "его господства" уменьшилась в три раза. По уровню жизни -читайте Майн Рид "Десять дней которые потрясли мир".Международная солидарность - это тот же проект "3 Интернационал" с Аплбаумом-Зиновьевым во главе. После такого вранья и остальное можно не читать. Поскольку Европа развивается или разваливается не сама по себе, а во взаимодействии с другими игроками.
папа римский, RU17.12.16 17:37
Нормальный бизнес может всегда договориться с партнёрами без посторонних. А смысл Евросоюза - маленькой группой воришек делить большой пирог. После того как пирог начал скукоживаться идея стала не актуальной и начаты поиски нового пирога.
Настасья, RU17.12.16 18:36

Очень смешная критика реальности от идеалиста.


Действительно ли Европейский Союз идет к краху наподобие Советского Союза? Хорошо известно замечание Токвиля о том, что крах политических институтов обычно кажется немыслимым вплоть до того момента, когда он происходит. И в этот момент крах начинает казаться неизбежным и предопределенным теми основополагающими губительными тенденциями, которые разрывают эти институты на части.


Ну если бы Токвиль и цитирующие его, были в курсе, что политические институты – надстройка, или дали бы себе труд попытаться разуть глаза, то сюрпризов бы для них не было.


А так дело только в бабле и схожести с закатом СССР ровно столько же сколько у любой другой системы в состоянии реакции и упадка, хоть Священная Римская Империя Западная или Восточная, хоть Китай начала прошлого века, хоть Союз Племен, (а вот характеристика СССР и идеологии ржачные).


Имеем. Крупнейший игрок на рынке – США, и противостоять ему можно только сообщая, но конкуренция никуда не делась. Не, против Америки-то один на один – вряд ли кто, а вот между собой и за ресурсы и рынок - легко. Отсюда "выйду-не выйду", шантаж чем есть, беженцы к примеру, и торговля. Ну и обобрать тех, кто беднее, само собой, и еще они голосов добавят и рынок расширят, что позволит своим продержаться маленько подольше.


Продержится ли Евросоюз, реформируется или распадется на множество национальных, очень-очень независимых государств, из аналогов которых состоит вся Восточная Европа и бСССР, все равно. Процесс интеграции, объединения, взаимопроникновения культур и глобализации неостановим, потому как это исходит из экономической необходимости. Можно сделать это с умом, можно – как получится. Сейчас вернее второе.


Так что, что покажется финансово-управленческой элите (не буду употреблять слова на букву "б" и "к") в настоящий момент более выгодным – то и будет.


папа римский
Нормальный бизнес может всегда договориться с партнёрами без посторонних.


А с конкурентами?

novl2000, RU20.12.16 09:32
Вот не знаю куда идет ЕС. ИМХО распад ЕС возможен только из-за войны, миром им не разойтись, долгов то поболее штатовских. Но перед любым распадом всегда бузят в Польше.
Alanv, RU20.12.16 09:46
> novl2000
Вот не знаю куда идет ЕС. ИМХО распад ЕС возможен только из-за войны, миром им не разойтись, долгов то поболее штатовских. Но перед любым распадом всегда бузят в Польше.
Ну так в Польше уже и бузят. И, что характерно - уже далеко не только в Польше. Вообще-то вся восточная Европа превращается в недовольную - старые демократии так и живут заметно лучше.
Бриташки вообще плюнули в ЕС, недовольны многие французы, греки и прочие пиггсы как-то тоже весьма возбуждены...


Распад может пойти не только из-за войны. Особенно ежели вдруг евришко руханёт... А долги у них пока что вполне себе страновые, а не обобществлённые - каждый максимум со своими и останется. А вот ежели и евро пропадёт, то там долги (по крайней мере внутренние) можно тихим сапом и пообнулять...

Alanv, RU20.12.16 09:59
"Крупнейший игрок на рынке – США, и противостоять ему можно только сообщая, но конкуренция никуда не делась."

Да ну... США и сами успешно начинают загибаться, повезёт ещё если Трамп потянет. В реале крупнейший - уже Китай, да и не только, Корея там же с Японией, на подходе всякие Вьетнамы. Скажем без российских энергоносителей - тоже клин, свои Северного моря выбраны. Ближний Восток ныне в постоянном бурлении говн и можно там хорошо пролететь.
Да и оружие противостояния в случае чего хорошо известно, просто ВТО загнётся по факту и пойдут пошлины.
Россия в общем-то говоря имея лишь проценты от общемировых, уже противостоит США, и далеко не так уж безуспешно.
al-saph, RU20.12.16 13:38
> Alanv

"Крупнейший игрок на рынке – США, и противостоять ему можно только сообщая, но конкуренция никуда не делась."

Да ну... США и сами успешно начинают загибаться, повезёт ещё если Трамп потянет. В реале крупнейший - уже Китай, да и не только, Корея там же с Японией, на подходе всякие Вьетнамы. Скажем без российских энергоносителей - тоже клин, свои Северного моря выбраны. Ближний Восток ныне в постоянном бурлении говн и можно там хорошо пролететь.
Да и оружие противостояния в случае чего хорошо известно, просто ВТО загнётся по факту и пойдут пошлины.
Россия в общем-то говоря имея лишь проценты от общемировых, уже противостоит США, и далеко не так уж безуспешно.
япония живет в долг уже давно и отдавать нечем. в корее тоже проблемы пухнут, хотябы банкротство крупнешего морского перевозчика страны.
Alanv, RU20.12.16 14:38
Проблемы финансовые и развитие производства в стране вообще говоря разные вещи. Если уж говорить по-вашему, то США вообще в непередаваемых долгах. Производство оно материально, "вещь в себе", а финансы - лишь нолики в компьютерах, дико задранные акции и облигации и домохозяйки поголовно на биржах...
Банкротство перевозчика - плохо, но ведь он как-то до того стал КРУПНЕЙШИМ В МИРЕ. Просто промахнулся с прогнозом будущих перевозок и цен, перезакупился судами, бывает...

Настасья, RU20.12.16 21:23

Alanv


Да ну...


Ну да.


США и сами успешно начинают загибаться,


Все загибаются, так как дело не в США, а в неустранимых проблемах мировой экономики.


повезёт ещё если Трамп потянет.


Пообещать-то он может…


В реале крупнейший - уже Китай, да и не только, Корея там же с Японией, на подходе всякие Вьетнамы.


Нет, все вышеперечисленные напрямую зависят от рынка сбыта, который в США и Западной Европе, без него – убыток и упадок, так как собственное потребление столько товаров не осилит.


Скажем без российских энергоносителей - тоже клин, свои Северного моря выбраны.


Россия тоже зависит от этих рынков сбыта, да еще и не монопольный поставщик, а вот экономика, можно сказать, монотоварная.


Ближний Восток ныне в постоянном бурлении говн и можно там хорошо пролететь.


Ливия дает, и Ирак, и очень дешево. А ИГИЛ растет и крепнет, еще ему не нужно вкладываться ни в разведку, ни в инфраструктуру еще лет десять.


Да и оружие противостояния в случае чего хорошо известно, просто ВТО загнётся по факту и пойдут пошлины.


И много кого то ВТО защитило? А пошлины все вводят постоянно. Конкуренция.


Россия в общем-то говоря имея лишь проценты от общемировых, уже противостоит США, и далеко не так уж безуспешно.


))))


Если уж говорить по-вашему, то США вообще в непередаваемых долгах. Производство оно материально, "вещь в себе", а финансы - лишь нолики в компьютерах, дико задранные акции и облигации и домохозяйки поголовно на биржах...


Долги – естественное состояние развитой экономики. Товарная масса растет быстрее покупательного спроса, так как реальная заработная плата сокращается из-за инфляции, девальвации, роста цен на товары и услуги. Это еще Кейнс заметил, он и предложил увеличить расходы за счет долгов в счет будущих доходов. Вторая мировая, конечно, помогла – расширила рынки, сократила конкурентов, но маловато. Государственное регулирование без расширения рынка сбыта привело к стагфляции, и тут подоспели неоклассики с предложениями либерализации рынка, приватизации прибылей, и того что спасение невписавшихся дело рук самих невписавшихся. Рейган тогда много чего говорил по этому поводу, ну ровно тоже что и сейчас озвучивают крайне правые, про "духовность" тоже задвигал. И тут суицидально жадные и вопиюще некомпетентные челны партии и политбюро делают царский подарок – около 40% мирового рынка. Как мировая экономика рванула, как увеличила производство и потребление, тогда же бабы, негры и ЛГБТ стали человеками.


А потом все, к 2000 году бывшие страны СЭВ доели. Снова вспомнили про Кейнса. Включили машинку на полную, Беня много чего хорошего говорил. А теперь даже долговой спрос закончился. Расширяться некуда, С. Кореи с Кубой на пару недель хватит. Собственно, ни переход к "настоящим деньгам", ни к "настоящей экономике", ни изоляция, ни даже мировая война ничем не помогут.

_STRANNIK, ru20.12.16 22:33
Настасья, RU
.......................................
ни даже мировая война ничем не помогут.
......................................
Это Вы зря . Война как раз может помочь. Резко подсакратить избытки производственных мощностей. И создать новые рабочие места... На всех хватит. Оставшихся в живых. Уровень жизни и ее качество очевидно резко просядет и можно будет начинать новый цивилизационный виток . From Here to Eternity (С).
ИМХО.
Настасья, RU20.12.16 23:38

_STRANNIK


Это Вы зря . Война как раз может помочь. Резко подсакратить избытки производственных мощностей. И создать новые рабочие места... На всех хватит. Оставшихся в живых. Уровень жизни и ее качество очевидно резко просядет и можно будет начинать новый цивилизационный виток . From Here to Eternity (С).


ИМХО.


В том-то и дело, даже если удастся сократить инфраструктуру, а потом каким-то чудом раздобыть ресурсы, ну, еще увеличить долги, сбережений-то уже ни у кого нет, кроме тех, что стихийно перераспределят во время войны, и под это дело обновить производственные мощности и организовать спрос, то мир снова окажется в этом вот теперешнем положении, и быстрее чем кажется, так как основной капитал и его концентрация еще возрастут.

novl2000, RU21.12.16 09:16
> Настасья


Долги – естественное состояние развитой экономики. Товарная масса растет быстрее покупательного спроса, так как реальная заработная плата сокращается из-за инфляции, девальвации, роста цен на товары и услуги. Это еще Кейнс заметил, он и предложил увеличить расходы за счет долгов в счет будущих доходов. Вторая мировая, конечно, помогла – расширила рынки, сократила конкурентов, но маловато. Государственное регулирование без расширения рынка сбыта привело к стагфляции, и тут подоспели неоклассики с предложениями либерализации рынка, приватизации прибылей, и того что спасение невписавшихся дело рук самих невписавшихся. Рейган тогда много чего говорил по этому поводу, ну ровно тоже что и сейчас озвучивают крайне правые, про "духовность" тоже задвигал. И тут суицидально жадные и вопиюще некомпетентные челны партии и политбюро делают царский подарок – около 40% мирового рынка. Как мировая экономика рванула, как увеличила производство и потребление, тогда же бабы, негры и ЛГБТ стали человеками.


А потом все, к 2000 году бывшие страны СЭВ доели. Снова вспомнили про Кейнса. Включили машинку на полную, Беня много чего хорошего говорил. А теперь даже долговой спрос закончился. Расширяться некуда, С. Кореи с Кубой на пару недель хватит. Собственно, ни переход к "настоящим деньгам", ни к "настоящей экономике", ни изоляция, ни даже мировая война ничем не помогут.

Вот очень хороший абзац. Только по-моему кушать собираются далеко не с.Корею. А наоборот - ЕС. На 14,15 хватило Украины и РФ.
Мировая война это состояние, которое никем не организуется(ИМХО). Умалишенных никогда небыло. Это собственно следствие попыток решить проблемы маленькой победоносной войнушкой. Ну а когда кризис мировой, и решает таким образом проблемы не одно государство - вуаля, мировая.
К сожалению, ряд устоявшихся в нашей цивилизации институтов конкретно мешают дальнейшему развитию. И по-моему их без войны не похерить. Например патентное право. А как уже и что покоцают а что останется, по факту будут посмотреть оставшиеся в живых.
_STRANNIK, ru21.12.16 11:39
Настасья, RU
................................
сбережений-то уже ни у кого нет, кроме тех, что стихийно перераспределят во время войны, и под это дело обновить производственные мощности и организовать спрос, то мир снова окажется в этом вот теперешнем положении, и быстрее чем кажется, так как основной капитал и его концентрация еще возрастут.
.....................................
Вы , уважаемая , молчаливо предполагаете, что денежки находящиеся в обращении останутся прежними. А именно этого и не будет. Все так называемые накопления/сбережения(в форме фиатных денег) - пойдут прахом. Как и основной финансовый капитал в них номинированный.
В выигрыше окажутся те, кто реально контролирует ресурсы(в широком смысле). С помощью силы. А сила и реальная власть (как впрочем и сегодня) будет конвертирована в новые деньги. Действующая финансовая система будет обнулена и перезапущена. С позиции реальных соотношений силы участников процесса. И не случайно в последние десятилетия идет активный (хотя и не афишируемый) процесс создания структур типа ЧВК . Тесно завязанных со спецслужбами и хозяевами денег. Подстилает народ соломку в расчете на будущее. Если вдруг с государственной крышей возникнут проблемы.
ИМХО.
Настасья, RU21.12.16 14:43

novl2000


Только по-моему кушать собираются далеко не с.Корею. А наоборот - ЕС.


Нечего есть в ЕС, там уже все присвоено, можно только по новому разделить, а нужно что-то что можно обменять на свежевыпущенные товары.


Умалишенных никогда небыло.


Ну дык, "Войны никто не хотел. Война была неизбежна" (с)


Это собственно следствие попыток решить проблемы маленькой победоносной войнушкой. Ну а когда кризис мировой, и решает таким образом проблемы не одно государство - вуаля, мировая.


Война не решит текущих проблем.


К сожалению, ряд устоявшихся в нашей цивилизации институтов конкретно мешают дальнейшему развитию.


Оно всегда так. Вот постоянно.


И по-моему их без войны не похерить.


Я знаю способ ;)



_STRANNIK


Вы , уважаемая , молчаливо предполагаете, что денежки находящиеся в обращении останутся прежними.


Уважаемая , говорит о ресурсах (в том числе и не растраченных, и не заложенных) в целом, и о том, они концентрируются у малого количества лиц, что делает обмен невозможным.


Как и основной финансовый капитал в них номинированный.


Капитал – это не только и не сколько финансы, капитал это то что имеет самовозрастающую стоимость.


Действующая финансовая система будет обнулена и перезапущена.


Хоть каждый день. Если капиталы сконцентрированы в монополиях – хоть узапускайся, оборота не будет, стоимость возрастать не будет.


И не случайно в последние десятилетия идет активный (хотя и не афишируемый) процесс создания структур типа ЧВК . Тесно завязанных со спецслужбами и хозяевами денег.


А то, монополизация и империализм, то что я и говорила – перераспределение капитала, а не его рост. Поэтому будущая война - совершенно бессмысленная кровавая бойня, которая будет вестить, что остановить развитие, что, сами понимаете, невозможно.

Alanv, RU21.12.16 16:19
"Уважаемая , говорит о ресурсах (в том числе и не растраченных, и не заложенных) в целом, и о том, они концентрируются у малого количества лиц, что делает обмен невозможным."


Да ну... Во времена войн все РЕАЛЬНЫЕ ресурсы как раз сплошь и рядом концентрируются в руках государства, а не "малого количества лиц". Впрочем природные в большинстве стран - и в мирное время государственные, "лица" лишь покупают право на их разработку. А финансовые ресурсы во время войны - могут легко обнулиться.

Если капиталы сконцентрированы в монополиях – хоть узапускайся, оборота не будет"

При "сисилизме" ВСЕ капиталы были сконцентрированы вообще в ЕДИНСТВЕННОЙ супермонополии - бюрократически-чиновничье-партийном государстве. Только не надо, что они якобы принадлежали "простому народу". И ничего, какое-то время жили и даже "оборачивались"...
_STRANNIK, ru21.12.16 16:32
Настасья, RU
..........................
Ваш ортодоксальный марксизм-ленинизм внушает уважение. Как любая бескорыстная вера и приверженность Учению. Однако картинка которую нарисовали классики - есть сильное упрошение реально идущих процессов. И имеет ограниченные рамки применимости . Что неизбежно для любой теории в принципе.
Глобальное противоречие между общественным характером производства и частной собственностью на право распоряжаться результатами, никто не отменяет. Нет вопросов. Но могут быть нюансы. Которые в мастабах Вечности особого значения не имеют. А вот в масштабах жизни нескольких поколений - еще как...Кое что в этом плане ,мы с Вами имеем шанс увидеть еще своими глазами. В виде бифуркаций глобального вектора развития. Если конечно одна из них не станет летальной для человейника.
ИМХО.
Настасья, RU21.12.16 22:10

Alanv


Да ну... Во времена войн все РЕАЛЬНЫЕ ресурсы как раз сплошь и рядом концентрируются в руках государства, а не "малого количества лиц". Впрочем природные в большинстве стран - и в мирное время государственные, "лица" лишь покупают право на их разработку.


Поговорим о природе государства?


А финансовые ресурсы во время войны - могут легко обнулиться.


Капитал – это не деньги, хотя он принимает денежную форму. А деньги не всегда капитал. Вот деньги в под матрасом не капитал. Финансы дешевеют постоянно и без всякой войны.


При "сисилизме" ВСЕ капиталы были сконцентрированы вообще в ЕДИНСТВЕННОЙ супермонополии - бюрократически-чиновничье-партийном государстве. Только не надо, что они якобы принадлежали "простому народу". И ничего, какое-то время жили и даже "оборачивались"...


Поговорим о природе государства?-2 И от том, где бывает капитал, и где его не бывает? И да, я не говорила, что мир кончится с капитализмом. Капитализм без возможности оборота капитала невозможен, а производству и обеспечению продукцией ничего не мешает.


_STRANNIK


Давайте подождем, посмотрим. Недолго ждать осталось.

Корректор, RU24.12.16 18:27
> Настасья



Я вам уже неоднократно говорил, что вы слишком гуманны. Кроме того, вы не страдаете психопатией, что серьезный недостаток при оценки будущих событий. Ведь большинство лиц принимающих решения имеют серьезные отклонения. Ну как минимум, ненавидят большую часть человечества. А вот любой социапат, вам легко подскажет что делать: Уничтожить лишних. Сохранить положение избранных любой ценой.


Вот отсюда и весь милитаризм, и идеи "работать будут только роботы". Ну кроме того, вы явно не учитываете, что если основой производственный ресурс современности — это люди, то людьми владеть нельзя только в мелком масштабе, а вот в общегосударственном – легко.


Я тут уже неоднократно пытался объяснить, что мировой товарный рынок умирает. Говорил, что производство неизбежно станет распределенным и автономным. Говорил, что распределенное производство может существовать только в рамках единой информационной структуры. И все это принципиально меняет социальную модель общества. И уже объяснял, что русская ментальность, особенно с учетом СССР, прекрасно подходит для новой социальной и производственной модели.


Сегодня нужно думать, не о том чем там у них все закончится. И так понятно, что будет феерическая мясорубка. А думать нужно, что делать нам в разрезе радужных перспектив. А сегодня уже понятно, что переход к новой производственной модели без планового и организованного подходя обернется катастрофой с огромными людскими потерями. А главный ресурс будущей модели – сами люди. Значит о них и нужно заботиться прямо сейчас. И это лучшая стратегия.


Для практической организации перехода и уменьшения последствий вероятной мировой бойни, необходимо прямо сейчас заниматься ключевыми технологиями, обеспечивающими становление новой производственной модели. Обеспечивающими автономность, даже для малых социальных групп. Именно автономность ключевое качество новой социальной модели.


И все технологии давно уже есть. Но все эти технологии не имеют коммерческих перспектив с точки зрения "рынка", но вполне могут быть использованы для концентрации и формирования интеллектуального капитала. А именно это и требуется. Именно быстрое накопление интеллектуального капитала, надежная гарантия, что мы не будем на этот раз участвовать в мировой бойне. Первый собравший максимум интеллектуальных ресурсов становится технологическим лидером, и война с ним становится невозможной. А развитие автономной модели позволяет привлекать и ассимилировать максимум интеллектуальных ресурсов.


И все что нужно, это создание небольших научно-производственных центров направленных на распространение ключевых постиндустриальных технологий.

Корректор, RU24.12.16 19:05
> _STRANNIK

Настасья, RU
..........................
Ваш ортодоксальный марксизм-ленинизм внушает уважение. Как любая бескорыстная вера и приверженность Учению. Однако картинка которую нарисовали классики - есть сильное упрошение реально идущих процессов. И имеет ограниченные рамки применимости . Что неизбежно для любой теории в принципе.
Глобальное противоречие между общественным характером производства и частной собственностью на право распоряжаться результатами, никто не отменяет. Нет вопросов. Но могут быть нюансы. Которые в мастабах Вечности особого значения не имеют. А вот в масштабах жизни нескольких поколений - еще как...Кое что в этом плане ,мы с Вами имеем шанс увидеть еще своими глазами. В виде бифуркаций глобального вектора развития. Если конечно одна из них не станет летальной для человейника.
ИМХО.

Конечно отличается, но одно бесспорно, экономика, основанная на капитале, умирает. И умирает схема обмена деньги-товар-деньги. И возврата к прошлому уже не предвидится. Но и коммунизм не наступит. Не наступит, поскольку знания и технологии тоже можно наследовать. И если имущество можно перераспределять, то знания и технологии перераспределять крайне затруднительно. Да и вообще, идея коммунизма слишком простая для века искусственного интеллекта и генных технологи. А капитализм просто опасен, с позиций такого технологического могущества. И чем раньше он закончится, тем больше шансов на выживание у человечества.

Настасья, RU25.12.16 00:20

Корректор


Я вам уже неоднократно говорил, что вы слишком гуманны. Кроме того, вы не страдаете психопатией, что серьезный недостаток при оценки будущих событий. Ведь большинство лиц принимающих решения имеют серьезные отклонения. Ну как минимум, ненавидят большую часть человечества. А вот любой социапат, вам легко подскажет что делать: Уничтожить лишних. Сохранить положение избранных любой ценой.


А я неоднократно вам говорила, что дело не патологии, не в том, что кто-то жадный, ли тупой, или злой или кого-то там ненавидит, а производственных отношениях, которыми вы производите необходимую продукцию, которые на определенных этапах человеческого развития вот такие вот. И что уничтожение части людей не спасет отношения когда меньшинство эксплуатирует большинство, не потому что это как-то плохо или несправедливо, а потому что на определенном этапе развития средств производства это становится убыточным, просто чистый расходом. И сохранить избранных тоже не получится, деградируют, если только не найдут еще одну землю, где готовы покупать, ну не знаю что, сами придумайте. А те кто не остановиться в развитии (ну не заметят их при зачистках), будет развиваться дальше. И уничтожение всех-всех-всех и откат , ну в средневековье, тоже ничего не изменит, материальное производство снова начнет развиваться и все опять окажутся в том же месте в той же позе.


Вот отсюда и весь милитаризм, и идеи "работать будут только роботы".


Это закономерно, так всегда было. А потом "караул устал".


Ну кроме того, вы явно не учитываете, что если основой производственный ресурс современности — это люди, то людьми владеть нельзя только в мелком масштабе, а вот в общегосударственном – легко.


Людьми при развитой экономике невозможно владеть. Они долго растут, и пока получат квалификацию начнут приносить доход пройдет куча лет. Владение получается только у отдельных личностей (теперь это противозаконно) и для очень тупой работы. Механизация наше всё.


Я тут уже неоднократно пытался объяснить, что мировой товарный рынок умирает.


Я тоже это говорила.


Говорил, что производство неизбежно станет распределенным и автономным.


А вот и нет.


Говорил, что распределенное производство может существовать только в рамках единой информационной структуры.


При распределении и автономии и при наследовании знаний? Вы противоречите сами себе.


И все это принципиально меняет социальную модель общества. И уже объяснял, что русская ментальность, особенно с учетом СССР, прекрасно подходит для новой социальной и производственной модели.


Уж не становитесь ли коммунистом? А не, вот про ментальность заговорили. Хотя такая же как и всякая другая, лучше только что социализмом.


А думать нужно, что делать нам в разрезе радужных перспектив.


Я знаю у кого годная матчасть ;)


А сегодня уже понятно, что переход к новой производственной модели без планового и организованного подходя обернется катастрофой с огромными людскими потерями.


Без планового?


Для практической организации перехода и уменьшения последствий вероятной мировой бойни, необходимо прямо сейчас заниматься ключевыми технологиями, обеспечивающими становление новой производственной модели. Обеспечивающими автономность, даже для малых социальных групп. Именно автономность ключевое качество новой социальной модели.


Мечты, мечты. Все деньги уйдут на оборонку ;)


И все технологии давно уже есть. Но все эти технологии не имеют коммерческих перспектив с точки зрения "рынка", но вполне могут быть использованы для концентрации и формирования интеллектуального капитала. А именно это и требуется. Именно быстрое накопление интеллектуального капитала, надежная гарантия, что мы не будем на этот раз участвовать в мировой бойне.


Слово на букву "Л".


Первый собравший максимум интеллектуальных ресурсов становится технологическим лидером, и война с ним становится невозможной. А развитие автономной модели позволяет привлекать и ассимилировать максимум интеллектуальных ресурсов.


Денег нет.


И все что нужно, это создание небольших научно-производственных центров направленных на распространение ключевых постиндустриальных технологий.


Капиталисты, убивающие рынок? Нее, на такое они пойдут только из жадности.


Знания и технологии тоже можно наследовать.


Плюньте в очи тому кто вам это сказал, он вам наврал.


Да и вообще, идея коммунизма слишком простая для века искусственного интеллекта и генных технологи.


А откуда вы знаете, что она простая, вы ж с ней не знакомы?

Корректор, RU25.12.16 10:30
> Настасья




А я неоднократно вам говорила, что дело не патологии, не в том, что кто-то жадный, ли тупой, или злой или кого-то там ненавидит, а производственных отношениях, которыми вы производите необходимую продукцию, которые на определенных этапах человеческого развития вот такие вот. И что уничтожение части людей не спасет отношения когда меньшинство эксплуатирует большинство, не потому что это как-то плохо или несправедливо, а потому что на определенном этапе развития средств производства это становится убыточным, просто чистый расходом. И сохранить избранных тоже не получится, деградируют, если только не найдут еще одну землю, где готовы покупать, ну не знаю что, сами придумайте. А те кто не остановиться в развитии (ну не заметят их при зачистках), будет развиваться дальше. И уничтожение всех-всех-всех и откат , ну в средневековье, тоже ничего не изменит, материальное производство снова начнет развиваться и все опять окажутся в том же месте в той же позе.


А я с вами не спорю в этом. Я пытаюсь вам объяснить, что вы слишком оптимистичны. И в порядке сохранения существующего положения вещей нынешние "народно избранные" руководители вполне могут завернуть и в нео-рабовладение и нео-капитализм. Это еще не произошло по причине внутренней конкуренции. Но как только будет совсем плохо, обязательно попробуют. Вы слишком гуманны. Да такая система не будет способна к развитию, но вооруженная современны технологиями, она очень на долгое время способна сохранить привилегии "избранных". Пример тому восточные деспотии и кастовая система. И именно война, лучший способ такую систему организовать. Ну а уже ядерная война, это лучшее из возможных условий для формирования такой системы. Ведь в таком случае, самые элементарные ресурсы становятся бесценными. Представьте, что вы социопат и ненавидите большую часть человечества. И вы сразу сообразите: Ограничить доступ к жизненно важным ресурсам, сделать условия жизни невыносимыми, всем чип в голову и метадон для лояльности. И все это под чутким контролем современных компьютеров.


Это закономерно, так всегда было. А потом "караул устал".


Машины не устают. Они машины.


Людьми при развитой экономике невозможно владеть. Они долго растут, и пока получат квалификацию начнут приносить доход пройдет куча лет. Владение получается только у отдельных личностей (теперь это противозаконно) и для очень тупой работы. Механизация наше всё.


А вы представьте, что вся Евразия это дикая территория и живут там только недочеловеки. И их нужно цивилизовать чипами управляющими поведением и метадоном. Как вам такая картина? Сумасшествие? Сегодня да. Но если события и дальше будут развиваться в направлении милитаризма, войны и социальной фрагментации, то буду и те кто посчитает это разумным решением.


Я тоже это говорила.


Но при этом вы игнорируете фактические, технологические изменения в результате технологической революции. А это две стороны одной медали. Просто подумайте, если производство безлюдное и есть современные средства коммуникаций, то зачем централизация производства? Сырье вести или производить на месте проще чем товары.


А вот и нет.


Вот и приведите доводы, что в нынешних технологических условиях концентрация производства оправданно? Да просто факт развития высокоточного оружия требует распределить производство.


При распределении и автономии и при наследовании знаний? Вы противоречите сами себе.


Нисколько. Поскольку вы не думали над вопросом кто будет наследовать. Или вы думаете современная форма семьи сохранится в информационном обществе? Да даже достижения генетики прямо подсказывают, что семья не может сохраниться в прежнем виде.


Уж не становитесь ли коммунистом? А не, вот про ментальность заговорили. Хотя такая же как и всякая другая, лучше только что социализмом.


Коммунистом я стать никак не могу. И могу только повторить, что коммунизм, как его представлял Маркс, возможен только при сохранение индустриальной модели производства. А ее больше нет. Да как вы вообще себе представляете коммунизм в информационную эпоху? Как будете сочетать ИИ, генную инженерию, автономные экосистемы и распределенное производство с концепцией коммунизма? Другой вопрос, что именно в России благодаря доминирующей этической системе, склонности к коллективизму при ухудшениях социальных условий и научных достижениях СССР, геополитических и климатических условий сформировался базис, позволяющий "безболезненный" переход в постиндустриальную модель. Это реально возможно. И особенно в условиях кризиса.


Я знаю у кого годная матчасть ;)


Да годная она только на 50 %. Там только экономика, а нужно еще и понимание закономерностей информационного общества. А вот их у Маркса нет. И быть не может. Современные технологии ему бы и в кошмаре не могли присниться. Попробую объяснить еще раз. В рамках Марксизма догмы (именно догмы), общественное сознание, это отражение социальной реальности. Но в действительности, общественное сознание не существует на каждый момент времени. Нет его. А нет, поскольку общественное сознание, в действительности, существует только в будущем времени. Общественное сознание, это отражение будущей социальной реальности (насколько общество ее представляет) и в пределах понятийного аппарата (откорректированного идеологией), существующего в обществе и закрепленного в его информационной системе. Вот и получается, что информационная система общества предопределяет социальную реальность, и формирует общественное сознание. В свою очередь, информационная система общества формируется: а) через накопление знаний; б) взаимодействие личностей с объективной реальностью. И тут любимая вами диалектика, количественное переходит в качественное. При существенной доли накопленных знаний, связанных реальной системой коммуникаций, знания начинают играть не меньшую роль чем экономика. Именно знания предопределяют современное производство и позволяют ему существовать. Но если все это так, то не учитывать информационную систему, и руководствоваться только экономическими закономерностями, это видеть только половину. Вот и получается – Маркс прав максимум на 50 %. Ну а что будем делать с остальными 50 %? Это именно информационная система и постиндустриальная модель производства. Вот ими и нужно заниматься. Экономика сами придет в нужную консистенцию. Но вот постиндустриальная модель может возникнуть только в горниле мировой войны. И не факт, что не возникнет нео-рабство вместо постиндустриального общества. А вот создав постиндустриальную модель, вы получаете полное технологическое преимущество, и война с вами становится бессмысленной. А законы конкуренции предопределяют, что уже негде нельзя будет сделать успешной более примитивную модель. Мысль то проста, станьте лидером, и соберете лучшие мозги.


Без планового?


Именно планового. Но это не означает государственное планирование и плановую экономику государства. Пусть политические институты сами выкручиваются в новой реальности как хотят. Уже и так понятно, что они тут временно, как не посмотри на ситуацию.


Мечты, мечты. Все деньги уйдут на оборонку ;)


А не деньги тут нужны. А интеллектуальный капитал. И сама система должна создаваться с целью формирования, концентрации и управления интеллектуальным капиталом. Формы – общественное объединение тут будет достаточно. И оборонка будет первой, кто такие технологии будет поддерживать. Они прямо сейчас их очень хотят.


Денег нет.


А не деньги нужны. А конкретное практическое решение понятное для понимания. Реальная реализация технологий "в железе" и реальное развертывание информационной инфраструктуры. А все это требует мозгов, а не денег.


Капиталисты, убивающие рынок? Нее, на такое они пойдут только из жадности.


Верно. А на момент развертывания системы она будет фантастически прибыльной.


Плюньте в очи тому кто вам это сказал, он вам наврал.


Ага, передам Google. А вы подумайте какой именно порядок наследования.


А откуда вы знаете, что она простая, вы ж с ней не знакомы?


Вам не нравится моя точка зрения? Ничем помочь не могу. Но заметьте, я не говорю, что идея плохая. Я утверждаю, что условия изменились, и реализовать в существующих условиях невозможно. Но это не означает что экономические закономерности не работают. Работают, но результат будет другой. Мягко говоря, не предсказанный.


И вообще у вас странная позиция – коммунизм обязательно наступит. Может и наступит. Но если все будет идти как сейчас. То он сможет наступить только для какой-то другой цивилизации или вида. Как бы это странная позиция.

_STRANNIK, ru25.12.16 13:17
Корректор, RU
...................................
Поскольку Вы человек не сильно обидчивый то еще раз:
Каша, каша и в очередной раз каша. Терминологическая, логическая и понятийная.
Просто в качестве примера:
....................................
Но это не означает что экономические закономерности не работают. Работают, но результат будет другой. Мягко говоря, не предсказанный.
...................................................
Если работают - будет именно тот самый .Предсказанный. Переход от частной собственности на средства производства к общественной.Наиболее вероятно , через государственную и кооперативную. Переход скорее всего постепенный.С частичным сохранением частной собственности. Сильно урезанной и регулируемой государством в переходный период. С постепенным отмиранием ряда функций государства. Эти тенденции наблюдаются уже сегодня. Причем повсеместно в "развитых демократиях". Любая хорошая теория (в отличие от плохой) отличается предсказательным характером. И марксистская прекрасно это подтверждает. В плане предсказания перехода к империализму и смычке ТНК с государством. Которое все в большей степени становится вторичным . С сосредоточением в руках немногих членов социума
колосальных экономических (и не только) ресурсов. Плюс предсказательный характер в плане неизбежности экономических кризисов, падении нормы прибыли и оформлении главенствующей роли финансового капитала .
Что касаемо Вашего распределенного производства. Оно в самых благоприятных условиях не сможет заместить производство крупносерийное. Хотя и займет свою нишу . И главное -
не решает коренной вопрос -никоим образом не снимает противоречий между общественным характером производства и частной собственностью на средства производства и результаты труда.
Настасья, RU25.12.16 20:40

Я пытаюсь вам объяснить, что вы слишком оптимистичны.


Это не оптимизм, это знание законов общественного развития, они не тайна.


И в порядке сохранения существующего положения вещей нынешние "народно избранные" руководители вполне могут завернуть и в нео-рабовладение и нео-капитализм.


Могут, но ненадолго. Деградируют или разовьются.


Это еще не произошло по причине внутренней конкуренции.


?


Но как только будет совсем плохо, обязательно попробуют.


Всенепременно, но им это не поможет.


Да такая система не будет способна к развитию, но вооруженная современны технологиями, она очень на долгое время способна сохранить привилегии "избранных".


Нет. Средства производства меняют общественные отношения.


Пример тому восточные деспотии и кастовая система.


Они меняются, и восточные деспотии, и кастовая система.


И именно война, лучший способ такую систему организовать. Ну а уже ядерная война, это лучшее из возможных условий для формирования такой системы. Ведь в таком случае, самые элементарные ресурсы становятся бесценными.


Не смотрите "Безумного Макса" на ночь, лучше книжку почитайте.


Представьте, что вы социопат и ненавидите большую часть человечества.


Вот вместо того чтобы понять как, почему и зачем, вы навесили ярлык и успокоились. Зато, просто, понятно, пусть ничего и не объясняет.


И вы сразу сообразите: Ограничить доступ к жизненно важным ресурсам, сделать условия жизни невыносимыми, всем чип в голову и метадон для лояльности. И все это под чутким контролем современных компьютеров.


И с антиутопиями тоже заканчивайте.


Машины не устают. Они машины.


Но не забывайте тех, кто планирует работу для машин.


А вы представьте, что вся Евразия это дикая территория и живут там только недочеловеки. И их нужно цивилизовать чипами управляющими поведением и метадоном.


Лехко, Ближний Восток замечательно иллюстрирует. Чуть ослабили контроль – и появилась примитивная система типа талибов, отвлеклись и они развились в что-то более-менее сложное типа ИГИЛ. А дальше, пока центр деградирует дошкрябались до капитализма и далее по накатанной.


Но если события и дальше будут развиваться в направлении милитаризма, войны и социальной фрагментации, то буду и те кто посчитает это разумным решением.


Будут, но систему с эксплуатацией человека человеком это не сохранит.


Но при этом вы игнорируете фактические, технологические изменения в результате технологической революции.


Ничего подобного, я как раз понимаю как технологическии революции изменяют общества. А вы пытаетесь натянуть старые общественные отношения на новые средства производства, и незнание матчасти вам очень мешает.


Просто подумайте, если производство безлюдное и есть современные средства коммуникаций, то зачем централизация производства? Сырье вести или производить на месте проще чем товары.


А планирование? А ресурсы?


Вот и приведите доводы, что в нынешних технологических условиях концентрация производства оправданно?


А я вас процитирую "если производство безлюдное и есть современные средства коммуникаций"
Нисколько. Поскольку вы не думали над вопросом кто будет наследовать.


Да никто. Какое наследование, если у вас информация свободно, ресурсы и средства производства находятся в общественной собственности, а любой продукт можно получить нажав кнопку. Что вы вообще в этих условиях собираетесь завещать? О чем собственно давно понятно понятно кому, а все дело в знании матчасти;)


Или вы думаете современная форма семьи сохранится в информационном обществе?


Нет. И давно об этом говорю.


Коммунистом я стать никак не могу.


С идеалистическим мировзрением нет.


И могу только повторить, что коммунизм, как его представлял Маркс, возможен только при сохранение индустриальной модели производства.


Ыыыыыыыыыыы. Кто вас так обманул?


Да как вы вообще себе представляете коммунизм в информационную эпоху?


А как вы представляете отсутствие коммунизма в информационную эпоху?


Как будете сочетать ИИ, генную инженерию, автономные экосистемы и распределенное производство с концепцией коммунизма?


Гармонично.


Другой вопрос, что именно в России благодаря доминирующей этической системе, склонности к коллективизму при ухудшениях социальных условий и научных достижениях СССР, геополитических и климатических условий сформировался базис, позволяющий "безболезненный" переход в постиндустриальную модель. Это реально возможно. И особенно в условиях кризиса.


Вот взяли и смешали мягкое, теплое и фиолетовое.


Да годная она только на 50 %.


Вы ж не в курсе чего там сколько.


Там только экономика,


Материя.


а нужно еще и понимание закономерностей информационного общества.


Вы не поверите…


А вот их у Маркса нет.


Вы ж не читали.


Попробую объяснить еще раз.


))))))


В рамках Марксизма догмы (именно догмы),


Марксизм не догма, а руководство. Вы бы об этом знали, если не ограничились поверхностным знакомством в пересказе антимарксистов.


общественное сознание, это отражение социальной реальности… …Мысль то проста, станьте лидером, и соберете лучшие мозги.


Матчасть!!!


Именно планового. Но это не означает государственное планирование и плановую экономику государства. Пусть политические институты сами выкручиваются в новой реальности как хотят. Уже и так понятно, что они тут временно, как не посмотри на ситуацию.


Планирование есть, плановой экономики нет. Не видите противоречия, а? И почему государственного? Государство существует до тех пор, пока есть классовые противоречия. Нет их – нет государств.


А не деньги тут нужны. А интеллектуальный капитал. И сама система должна создаваться с целью формирования, концентрации и управления интеллектуальным капиталом.


На какие шиши?


Формы – общественное объединение тут будет достаточно. И оборонка будет первой, кто такие технологии будет поддерживать. Они прямо сейчас их очень хотят.


То есть, деньги таки нужны?


А конкретное практическое решение понятное для понимания. Реальная реализация технологий "в железе" и реальное развертывание информационной инфраструктуры.


Тот кто будет реализовывать это в "железе" и разворачивать тоже хочет жить не на улице, ходить не голым, кушать и лечится. И на железо и разворачивание нужны ресурсы, а они, внезапно, тоже стоят денег.


А на момент развертывания системы она будет фантастически прибыльной.


Но в теории и на очень короткое время.


Ага, передам Google.


Oh, только помните, вы обещали.


А вы подумайте какой именно порядок наследования.


Да никакой, я же говорила.


Вам не нравится моя точка зрения?


Она ошибочна.


Работают, но результат будет другой. Мягко говоря, не предсказанный.


Живя в мире который повторяет то о чем писали Маркс, Энгельс и Ленин, и утверждать обратное?


И вообще у вас странная позиция – коммунизм обязательно наступит.


Экономическая невозможность эксплуатации, общественная собственность на средства производства – если средства производства продолжат развиваться то миру деваться просто некуда.


То он сможет наступить только для какой-то другой цивилизации или вида.


Почем обязательно "другой"? Да, даже и другой, есть материальное производство – есть развитие. Есть развитие – закономерен результат.

Корректор, RU26.12.16 20:53
> Настасья



Это не оптимизм, это знание законов общественного развития, они не тайна.


В данной ситуации, знание законом не способствует выживанию человечества. И вашему в том числе.


Могут, но ненадолго. Деградируют или разовьются.


Не спорю. Но что в данном случае "недолго"? Сколько столетий?


Всенепременно, но им это не поможет.


Не поможет их потомкам. А им поможет. А на потомков им плевать.


Они меняются, и восточные деспотии, и кастовая система.


Конечно. Только немного медленно.


Вот вместо того чтобы понять как, почему и зачем, вы навесили ярлык и успокоились. Зато, просто, понятно, пусть ничего и не объясняет.


Прекрасно понимаю. Я не понимаю ваше спокойствие. Меня в отличии от них, судьба моих детей очень беспокоит.


И с антиутопиями тоже заканчивайте.


Техническая реализация уже давно существует и применяется.


Но не забывайте тех, кто планирует работу для машин.


На лет 100-200 вполне хватит. А как вам достижения в области ИИ?


Лехко, Ближний Восток замечательно иллюстрирует. Чуть ослабили контроль – и появилась примитивная система типа талибов, отвлеклись и они развились в что-то более-менее сложное типа ИГИЛ. А дальше, пока центр деградирует дошкрябались до капитализма и далее по накатанной.


Вывод – плод созрел пора его кушать.


Будут, но систему с эксплуатацией человека человеком это не сохранит.


И вот тут мы с вами расходимся. На мой взгляд возникнет система "взаимной эксплуатации". Как бы система организации нужна, а значит нужна и система принуждения. Другой вопрос, что экономическое принуждение исчерпало себя, а прямое силовое давно не эффективно. Но как бы есть и другая модель, когда принуждение возникает в результате условий существования. Что собственно я и предлагаю. А тот, кто будет достаточно упорен, сможет легко подняться выше системы принуждения. Ну нельзя свободу от эксплуатации подарить всем и даром. И вообще, это только средство, а не цель.


Ничего подобного, я как раз понимаю как технологическии революции изменяют общества. А вы пытаетесь натянуть старые общественные отношения на новые средства производства, и незнание матчасти вам очень мешает.


Если вы так и не поняли. То нет, не пытаюсь. Я просто не предлагаю освободить всех без разбора. Я предлагаю предоставить всем равную возможность освободиться. И не отдельным личностям, а именно коллективам. Но для каждой новой личности путь будет начинаться с самого начала.


А планирование? А ресурсы?


А что вы знаете о современных децентрализованных системах управления? Они вокруг нас и прекрасно себя чувствуют. А что касается ресурсов. Так вы оторвите взгляд от индустриальной модели, основанной на концентрации производства и потребительском рынке. Возможны и совсем другие.


А я вас процитирую "если производство безлюдное и есть современные средства коммуникаций"


И как это связано с необходимостью концентрации производства? Объясните, как именно?


Да никто. Какое наследование, если у вас информация свободно, ресурсы и средства производства находятся в общественной собственности, а любой продукт можно получить нажав кнопку. Что вы вообще в этих условиях собираетесь завещать? О чем собственно давно понятно понятно кому, а все дело в знании матчасти;)


Вот именно, что в матчасти. А матчасть нынче все сложнее, и все больше скрытых возможностей. А кроме того, вы явно упускаете из виду такой качество информации как актуальность. И представление "нажал на кнопку" слишком примитивное. Не будет в новой промышленной модели таких кнопок. Вообще не будет. Кнопки, это наследие потребительского рынка.


Нет. И давно об этом говорю.


Вот и поясните, какая именно форма семьи перспективная. Какая форма будет оптимально соответствовать задаче накопления практических знаний, обеспечивает накопление "интеллектуального капитала"


С идеалистическим мировзрением нет.


Давайте уже разберемся с моим "идеализмом". А то странная дискуссия. Я вам уже пояснял, за последние несколько десятков лет представление и материи и о вселенной коренным образом изменились. И уже никто из физиков не сомневается, что материя — это просто частный случай. Я вам уже приводил пример расчета массы вселенной и ошибки в 70 % массы "темной материи". Если еще не задумались, могу еще добавить, что Гипотеза Пуанкаре была доказана. И из доказательства следует забавный вывод указывающий, что высоковероятно, все наше представление о вселенной описывает поверхность трехмерной сферы. И вся материя, это только свойства поверхности. А из этого следует, что свойства материи не могут отражать свойства вселенной, но математические закономерности едины и для поверхности сферы и для всего, что в плоскость сферы не попадает. Такая модель вселенной легко объясняет многие известные парадоксы. Например, имели место случаи нарушения причинно-следственной связи при эмулировании квантовых вычислительных систем. Буквально, следствие предшествовало причине. Я просто хочу вам объяснить, что ваш материализм немного "плоский". Мир "немного" сложнее чем мы его представляем, а его суть за пределами наших возможностей о "представлении". Это нельзя "представить".


Ыыыыыыыыыыы. Кто вас так обманул?


Представите доказательства что он возможен при разделении общества на множество социальных групп. А именно этот процесс уже начался.


А как вы представляете отсутствие коммунизма в информационную эпоху?


Прекрасно себе представляю. Просто не пытаюсь растянуть "коммунизм" до глобальных масштабов. А вот в рамках малой социальной группы легко.


Гармонично.


Вы уже подробнее изложите. Можно даже без генной инженерии. Например, статус ИИ в таком обществе и его права и возможности.


Вот взяли и смешали мягкое, теплое и фиолетовое.


Как получилось. Почему так, объяснял ранее.


Вы ж не в курсе чего там сколько.


А может вы видите мир плоским?


Матчасть!!!


Трехмерность.


Планирование есть, плановой экономики нет. Не видите противоречия, а? И почему государственного? Государство существует до тех пор, пока есть классовые противоречия. Нет их – нет государств.


Во-первых, государство существует по гораздо более серьезным причинам, чем классовые противоречия. Во-вторых, планирование не требует центра.


На какие шиши?


Интеллектуальный труд.


То есть, деньги таки нужны?


Излишний интеллектуальный труд всегда можно конвертировать в деньги в рамках еще существующей экономической системы.


Тот кто будет реализовывать это в "железе" и разворачивать тоже хочет жить не на улице, ходить не голым, кушать и лечится. И на железо и разворачивание нужны ресурсы, а они, внезапно, тоже стоят денег.


Верно. Важен именно масштаб системы. При достаточно больших размерах избыток интеллектуального труда все это обеспечит.


Но в теории и на очень короткое время.


Да. Но это означает возможность быстренько освоить свободные капиталы.


Oh, только помните, вы обещали.


Уже. Написал нейронной сети. Пусть осмыслит.


Да никакой, я же говорила.


И что никому не будем рассказывать недокументированные возможности? Или они будет "наследованны"?


Она ошибочна.


А может ваше не включает 70 %?


Живя в мире который повторяет то о чем писали Маркс, Энгельс и Ленин, и утверждать обратное?


Но одновременно происходят процессы совершенно не описанные. Что будем их игнорировать?


Экономическая невозможность эксплуатации, общественная собственность на средства производства – если средства производства продолжат развиваться то миру деваться просто некуда.


Многие ваш оптимизм не разделяют. Всегда остается Мировая война, рабовладение и феодализм. И плевать, что это не эффективно и временно. Для некоторых получение удовольствия важнее здравого смысла. Вы прямо убеждены, что люди разумны. Но они ограниченно разумны. А сегодня остатки разума успешно заменяются рефлексами.


Почем обязательно "другой"? Да, даже и другой, есть материальное производство – есть развитие. Есть развитие – закономерен результат.


Например, потому, что мы не становимся умнее. Большая часть населения наоборот быстро деградирует. И если вы не заметили, то общественное сознание уже успешно подменяется продукцией масс-медиа.




English
Архив
Форум

     .

 Наши публикациивсе статьи rss

» США переходят к индустриальному развитию. Новый–старый путь?
» Прибавление путем вычитания
» Слишком мало, слишком поздно, повторят ли саудовские принцы судьбу Романовых ?
» Среднеазиатские формирования джихадистов в Сирии
» Молдавская рокировка
» Абрис угрозы "Новому шелковому пути": "лоскутное одеяло" и "ИГИЛ".
» Интеллектуальные призраки в эпохе завершившейся Холодной Войны
» 51: У семи нянек дитя без глазу

 Новостивсе статьи rss

» КНДР и Китай решили открыть новый авиамаршрут
» США ввели санкции в отношении восьми российских организаций
» Китай планирует нарастить импорт до $8 трлн за пять лет
» Иракские силовики приостановили наступление в Мосуле?
» Население Украины продолжает сокращаться
» Тиллерсон встретится с коллегами по НАТО
» Лидеры 27 стран ЕС подписали декларацию о будущем Евросоюза после Brexit
» МУС присудил 297 жертвам конголезского повстанца по $250

 Репортаживсе статьи rss

» Саммит 27 стран Евросоюза в Риме: юбилей прошел, вопросы остались
» Есть ли будущее у альтернативных источников энергии?
» Евросоюз за 3 года до краха: «оставляем все, как есть» и идем к развалу?
» Торговля украинцами
» Два месяца Трампа: новое и хорошо известное старое во внешней политике США
» О некоторых итогах очередного заседания парламента КНР
» Кибернетические угрозы ЦРУ для всего мира
» Доверие к правительству Японии торпедировали патриотические речевки для дошколят

 Комментариивсе статьи rss

» Лула да Силва: Я знаю, как спасти страну
» Пекин желает смерти уйгурским боевикам в Сирии, но вмешиваться в войну не готов
» Григорий Трубников: "Наша страна стоит на пороге больших преобразований в науке"
» Африканские интернет-дроны как символ маразма ренессансной цивилизации
» Первый проект бюджета Трампа с комментариями
» Первая встреча лидеров США и Германии. На западном фронте без перемен
» Андрей Фурсов: Как Трамп сорвал восстание либералов в Москве
»  Долгая дорога по граблям…

 Аналитикавсе статьи rss

» Миссия не завершена, 15 лет спустя
» Масштабы Сталинских репрессий в цифрах
» Стартовал новый этап разрушения "украинской государственности"
» Первые ультраправые правительства в ЕС: Австрия и Италия как полигон мифов о мигрантах
» Джанет Йеллен: «Ускорение экономического роста? Только через мой труп»
» Проигрывая войну: одна неуклюжая метафора за другой
» Дипломатия и демократия в Америке при президенте Трампе
» Нестабильная стабильность: экономические итоги Китая в 2016 году

 

 

 
текстовая версия © 2006-2016 Inca Group "War and Peace"