Регистрация / Вход
текстовая версия
ВОЙНА и МИР

 Сюжет дня

Генштаб Турции отдал приказ о мобилизации войск на границе с Сирией
США объяснили назначение новых сил безопасности Сирии
Силы, опирающиеся на американскую поддержку, могут укрепить курдский анклав в Сирии
Боевики-исламисты успешно контратакуют на юге сирийской провинции Идлиб
Главная страница » Репортажи » Просмотр
Версия для печати
Японская разведка и советско-японские пограничные конфликты 1930-х годов
01.10.09 19:36 История: факты и документы
Введение

Летом 1938 года между Японией и СССР вспыхнуло несколько пограничных конфликтов в районе озера Хасан - границы Советов, Кореи и Манчжурии. Обе армии жёстко дрались друг против друга за небольшой холм Чан Фу-Кен. Две недели всего лишь 7000 японских солдат без танков и авиации сражались против русских механизированных сил, в составе которых было 15.000 солдат, 237 артиллерийских орудий, 285 танков и 250 самолётов. В ночь на 30 июля 19-й японский Корпус атаковал русские войска, которые к тому времени окопались на участке границы возле озера Хасан. Японские войска успешно вытеснили советские на их территорию, однако русские контратаковали, и к 6-му августу линия фронта дошла до мёртвой точки возле небольшого холма Чан Фу-Кен (в советских документах "сопка Безымянная" - прим. перев.). В конце концов, 11 августа японский посол в СССР Мамору Сигэмицу подписал перемирие с Советами, и обе армии отошли от границы[1].

За две недели боёв русские потеряли 792 человека убитыми и 2.752 ранеными, японцы же убитыми потеряли 526 человек, ранеными - 914. Эти цифры говорят, что японцы дрались очень упорно против превосходящих сил русских. Могу указать одну причину, по которой японцы дрались так хорошо. Дело в том, что японская разведка перехватывала некоторые радиопереговоры русских, и это давало японцам преимущество в боевых операциях. С 1938 года пограничные конфликты между Японией и Советами случались свыше 1000 раз. Наибольший из них битва у Номон-Хан (или Номон-Хан-Бурд-Обо – так, по названию приграничной горы, где начался конфликт, в западной литературе называется битва у Халхин-Гол - прим. перев.) в июне 1939 года, а второй по величине был инцидент Чан Фу-Кен/Хасан. Иными словами, в 1930-х годах японская армия в Манчжурии и Корее находилась под постоянным давлением русских и прилагала много сил, чтобы ограничить советское военное присутствие на Дальнем Востоке. Эта статья расскажет о работе японской разведки против Советов, и как японцы использовали разведку в пограничных конфликтах.

Люди как источник информации

Служба безопасности в 1930-х годах в СССР была довольно серьёзной, получить доступ к секретным сведениям в Советах было почти невозможно. Лорд Чилстон, посол Великобритании в СССР, отметил, что дипломат в Москве "лишался почти всех личных контактов с теми, чьи наклонности и реакции он оценивает... советские чиновники и офицеры не говорили с иностранцами на щекотливые темы"[2]. Японской дипломатической миссии в Москве приходилось куда тяжелее, потому что Япония была для русских врагом номер один на Дальнем Востоке, Сталина напугала японская агрессия против СССР в конце 1930-х гг[3]. Полковник Сабуро Хаяши, начальник Советского отдела Управления Генерального Штаба японской армии писал: "Японская миссия в Москве обязана была располагаться в определённом отеле, их телефонные звонки и переписка были под надзором небезызвестной русской секретной полиции НКВД. Когда они покидали миссию, им на хвост садились офицеры НКВД и, бывало, сопровождали их даже в общественные туалеты"[4].

Хотя японцы в Советском Союзе имели дело с серьёзной контрразведкой, подполковник Исаму Асаи, специалист по советской разведке, вспоминает, что японская армия получала из СССР разведывательную информацию как от людей, так и с помощью радиоперехвата.

У экспедиционных сил японской армии в Маньчжурии, Квантунской армии, было специальное отделение разведки: "Харбин Токуму-кикан". В отделении служили 1000-2000 офицеров разведки, получивших образования на русском языке в школах военной разведки "Накано Скул" и русском образовательном центре Квантунской армии. Каждый год из этих школ в подразделения разведки японской армии приходили около ста русскоговорящих офицеров.

Люди, наблюдавшие за территорией России с границы Манчжурии и СССР, были самым надёжным человеческим источником разведывательной информации. Группы наблюдателей Квантунской армии каждый день следили за прилегающей территорией России и докладывали число солдат, танков и лошадей в СССР. В 1933 году одна такая группа сообщила, что русские начали строить долговременные оборонительные сооружения вдоль границы.

Японские дипломатические курьеры, работавшие в контакте с японской разведкой, также были полезным источником информации, т.к. они могли ездить по железной дороге из Владивостока в Москву через всю Сибирь. Их натренировали считать, сколько прошло поездов, сколько было примыканий и какова длина железнодорожных мостов. Основываясь на этих сведениях японская армия, в конце концов, составила точную схему сибирской железной дороги, и такая информация пригодилась для оценки пропускной способности железнодорожного транспорта русских на Дальнем Востоке, особенно, во время сражений у Чан Фу-Кен и Номон-Хан. Польская армия тоже заинтересовалась этой схемой, и японская армия передала её Польше в обмен на помощь в радиотехнической разведке.

Нашлись двое русских, передававших информацию японцам. В 1936 году подполковник Хаяши Ямамото, офицер разведки японской армии, сумел подкупить русского по фамилии Михайлов, сотрудника советского консульства в Харбине, Манчжурия. Михайлов был телеграфистом в консульстве и копировал для Ямамото тексты секретных телеграмм[5]. Японская армия платила Михайлову 5.000 йен в месяц (около 30.000 долларов на сегодняшний день) и получала секретные сведения. Однако вскоре сотрудники советского консульства заметили, что Михайлов ведёт какие-то дела с японцами и стали сливать ему дезинформацию. Получаемую от Михайлова информацию японцы называли "Специальная Харбинская Разведка". Британская Жди Си&Си эС (Government Code and Cipher School - "Правительственная школа кодов и шифров". С 1919 по 1939 гг. английское правительственное ведомство, занимавшееся перехватом и дешифрованием сообщений – прим. перев.) узнала с помощью радиоперехвата, что японская армия обладает Специальной Харбинской Разведкой[6]. В британском докладе подозревалось, что японцы подключились к средствам связи русских и получают информацию, но на самом деле настоящим источником был Михайлов.

В июне 1938 года в Манчжурию сбежал командующий Дальневосточным округом НКВД генерал Генрих Люшков. По указанию Сталина, он проводил чистки дальневосточных отделений НКВД и командования Дальневосточной Армии. После того как японские полицейские в Манчжурии задержали Люшкова на границе, японцы быстро взяли его под стражу и выслали в Токио, где генерала допросили в русском отделе разведуправления армии. Люшков прожил в Токио до 1945 года, находился под домашним арестом то более, то менее строгим, работал на разведку японской армии и пропагандистский аппарат. В 1945 году японские военные отправили Люшкова обратно в Манчжурию советником Квантунской армии, попавшую в августе 1945-го под мощную атаку СССР. Там молодой офицер разведки застрелил его, когда Советы вторглись с Манчжурию[7].

Люшков рассказал японцам о внутренней политике НКВД, о числе репрессий в годы Большого Террора с 1936 по 1938 годы и о расположение советских войск. Всего лишь через 2 месяца после побега Люшкова произошла битва у Чан Фу-Кен. Вполне возможно, что сведения генерала повлияли на исход битвы, но, к сожалению, в Японии не сохранилось никаких документальных записей Люшкова.

Радиоперехват как источник информации

Нельзя сказать, что радиоразведка Японии против СССР велась вяло. Радиоразведка по-японски называлась "Току-джо (специальная разведка)". Японская армия начала изучать русские средства связи и их ключи шифрования в 1923 году, пригласив польского специалиста по шифрам капитана польской армии Яна Ковалевского. Вдобавок японский генеральный штаб послал в Польшу четырёх офицеров разведки для изучения советских шифров. В 1934 году в Квантунской армии создали Специальный Отдел Радиоразведки, который занялся расшифровкой радиопереговоров русских. В Манчжурии имелось 8 станций перехвата, почти 1000 человек трудились над советским шифром. Каждая станция перехватывала 20 радиосеансов русских каждый день. Всего Квантунская армия добывала данные 50.000 радиосеансов в год[8].

В мае 1936 года Отдел Радиоразведки через польский генеральный штаб заполучил ключ к шифру советской Красной Армии под названием "ОКК5". Опираясь на эту книгу кодов, японская команда в июле 1936 года смогла взломать 4-х цифровой код шифра Красной Армии и код советских пограничников "ПК1". Это достижение пригодилось потом в советско-японском пограничных конфликтах в конце 1930-х годов. 19-го июня 1937 года русские пограничники высадились и заняли остров Канчацу реки Амур, пограничной линии между Манчжурией и СССР (19 июня 1937 г. советские пограничники высадились на двух островах: Сеннуха и Большой. "Канчацу", вероятно, японское название одного из них - прим. перев.). Во время инцидента японская команда взломала 4-х цифровой код советских пограничников, 4-х цифровой код Красной Армии и 3-х цифровой код советских воздушных сил и собирала информацию. Дешифровальшики выяснили, что безрассудная высадка пограничников не была указанием Москвы, а решением местного командира, и что Москва не хочет воевать с Японией. Дешифровальшики также подтвердили, что советский генеральный штаб не давал приказа подняться в воздух военной авиации на Дальнем Востоке. В соответствии с данными радиоразведки японское правительство начало дипломатические переговоры с Советами. 30 июня три советских канонерских катера неожиданно вторглись на маньчжурскую сторону реки и обстреляли берег. Однако, радиоразведка предсказала эту операцию русских, японские и маньчжурские пограничники открыли ответный огонь по катерам, потопив один и повредив остальные.

Годом позже радиоразведка обнаружила, что русские начали строить фортификационные сооружения у холма Чан Фу-Кен на границе Манчжурии и СССР. Это было 6 июля 1938 года. По данным радиоразведки, советские пограничники собирались захватить маленький холм, т.к. это была жизненно важная тактическая точка на границе. Пограничная линия между Манчжурией и СССР точно не была определена, и ни японские, ни русские войска не располагались в том районе.

Японский общевойсковой штаб в Корее принял сигнал всерьёз и приказал 19-му Корпусу разведать ситуацию у Чан Фу-Кен. Разведка на местности подтвердила, что Советы закрепляются на границе, после чего японские войска выдвинулись к пограничной линии. Число русских в том участке границе постепенно выросло с 10 до 50 человек. В конце концов, японский штаб отдал приказ послать батальон захватить пограничную линию и войска с обеих сторон встали лицом к лицу. Напряжение прорвалось, когда 29 июля 1938 года японцы ударили по советским войскам. Пограничный конфликт начался.

В ходе битвы радиоразведка раскрывала перемещения советских войск на земле, чем очень помогала японским войскам. Особенно когда японская дешифровальная команда смогла отследить передвижение советских танковых войск от Владивостока до Чан Фу-Кен, и тем самым способствовала тактическому успеху японцев[9].

Также во время Номон-Хана в июне 1939 года отделение японской радиоразведки взломало 4-х цифровой код пограничников, 4-х цифровой армейский код и 3-х цифровой код ВВС. Успех в радиоперехвате давал тактическое преимущество японским войскам на линии фронта.

После сражения у Номон-Хан советская Красная Армия приняла новый 5-ти цифровой код "ОК40", который оказался японцам не по зубам. Однако, 5-ти цифровой код смогли расшифровать финские дешифровальшики во время начавшейся в ноябре 1939 года русско-финской войны. Японские дешифровальшики, получив данные от финнов, успешно расшифровали тот 5-ти цифровой код. Японцы также успешно взломали 4-х цифровой код советского военно-морского флота и ВВС.

Заключение

Элвин Кукс, военный историк, известный своими исследованиями событий у Номон-Хан, писал: "Японская система общей военной оценки неприятеля в период до атаки на Пёрл Харбор в 1941 году была, в общем и целом, безыскусной, ограниченной, фрагментарной, костной, судорожной и часто невнятной или неповоротливой"[10]. Но если мы говорим о разведке против СССР, она была довольно искусной, свободной, гибкой, непрерывной и точной. Помимо нелегального сбора информации от людей и с помощью радиоперехвата, Квантунская Армия наняла 50 русских политических беженцев и создала отдел сбора разведданных из открытых источников. Этот отдел собирал персональные сведения о 4000 советских штабных офицерах и узнавал подробности расположения их войск из радиопередач Советского Союза и таких журналов, как "Правда" и "Известия". Основываясь на таком анализе открытых источников японский генеральный штаб смог предвидеть вторжение России в Польшу в сентябре 1939 года.

Армия Японии, потратив много энергии собирая информацию об СССР, старалась использовать добытые сведения в японской политике в Маньчжурии. Японская армия с 1937 года увязла в тягучем военном конфликте с Китаем, и Квантунская Армия опасалась удара в спину от Советов. Вот почему Квантунская Армия уделяла так много внимания СССР. Можно сказать, что японская разведка против Советов была довольно успешной, что подтвердилось в пограничных конфликтах второй половины 1930-х годов, таких как Канчатцу и Чан Фу-Кен. Однако, с началом Тихоокеанской войны в декабре 1941 года мало-помалу стало невозможным для армии Японии сосредотачиваться помимо СССР ещё и на США и Великобритании. И, как следствие, действия японской разведки стали рассеянными и непродуктивными, о чём пишет Кукс.

[1] Alvin Coox, “The anatomy of a small war: the Soviet-Japanese struggle for Changkufeng-Khasan, 1938” (Westport: Greenwood Press, 1977).

[2] Paul W. Doerr, “The Changkufeng / Lake Khasan Incident of 1938: British intelligence on Soviet and Japanese Military Performance”, Intelligence and National Security, (July 1990), p. 187.

[3] James Harris, “Encircled by Enemies: Stalin’s Perceptions of the Capitalist World, 1918-1941”, The Journal of Strategic Studies (June 2007), pp. 531-541.

[4] Saburo Hayashi, “Our intelligence on the USSR.”, NIDS Library.

[5] Yukio Nishihara, Zen Kiroku Harubin Tokumukikan (The Records of the Harbin Special Branch), (Tokyo: Mainichishinbunsya 1980), pp. 144-147.

[6] Security of British and Allied Communications, HW 40/8, PRO.

[7] Matthew E. Lenoe, “Key to the Kirov Murder on the Shelves of Hokkaido University Library.” (http://src-home.slav.hokudai.ac.jp/pdf_seminar/20060317/lenoe.pdf)

[8] Toshijiro Okubo, The Codebreaking on the USSR., NIDS Library.

[9] Saburo Hayashi, Kantogun to Kyokuto Sorengun (The Kwantung Army and the Soviet Army in the Far East), (Tokyo Fuyoshobo 1974), pp. 113-134.

[10] Williamson Murray and Allan Millett, Calculations (New York: The Free Press 1992), p. 298.

 

 

 

Система Orphus: Если вы замeтили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
peripl03.10.09 18:24
Роль поляков в проекте Энигма - известна. Только просчитать политическое развитие событий 1930-1939 года не смогли. Или не захотели? Не применили и Варшава в 1939, в 1944 была порушена. Мало иметь выдающиеся способности. Важно иметь желание и смелость их применить. Важный урок для нас.
avel04.10.09 23:40
Короче, результатом японской разведки на протяжении двух десятилетий можно считать один потопленный катер и два поврежденных. Хасан и Халгин-гол в актив как-то не лезут при всех стараниях.
modenaRST05.10.09 15:12
Элвин Кукс, военный историк, известный своими исследованиями событий у Номон-Хан, писал: "Японская система общей военной оценки неприятеля в период до атаки на Пёрл Харбор в 1941 году была, в общем и целом, безыскусной, ограниченной, фрагментарной, костной, судорожной и часто невнятной или неповоротливой"[10]. Но если мы говорим о разведке против СССР, она была довольно искусной, свободной, гибкой, непрерывной и точной.
-----------------
бред.... все их достижения против советов - за счёт эмигрантов, поляков, финов и прочих друзей советской власти..... против амеров никто им не помогал - вот и результат налицо....
интерестно - фины реально взломали или им в руки попалось.... ?
Xaoc06.10.09 10:57

Доблестные японские разведчики своевременно узнали что их отоварят ломом. Вывод: Против лома все равно нет приема.


Обращает на себя внимание тот факт, что советские спец службы во все времена были больше озабочены сокрытием информации от своих лояльных граждан, чем от вражеских разведок. Меня этот факт долгое время ставил в тупик. Но потом я понял принцип иммунитета (хоть для организма, хоть для государства) - свой горазд опасней чужого. Чужого видно издалека - доблестный афроамериканец с парашютом за плечами, а вот свой... Свой - это раковая клетка, которую фагоциты не видят.


Особенно это было очевидно революционной власти, которая сама пришла в результате внутреннего заговора. Не немцы пришлые свалили самую крутую империю, а унутренние черви (правозащитности, справедливости, революционности...). Вот и играют разведки мира друг с другом свои шахматные партии в полсилы, а главную задачу - борьбу со своим населением осознают с тихим ужасом обреченности и безнадежности.


Эта безнадежность возникает от неверной предустановки решения проблемы. Народ нужно не контролировать, а служить ему. Впрочем это уже долгий философский разговор получится...


серфер06.10.09 22:12
давненько я читал в журнале моделист-конструктор что советская армия захватила несколько трофейных японских танков. следовательно они у японцев были, а еще писали что наш пилот применил неуправляемые реактивные снаряды по самалётам японцевв воздушном бою
и какая армия в 20века воевола без авиации и танков- китайская?


на западе опять врут

English
Архив
Форум

 Наши публикациивсе статьи rss

» Эт-Танф против иорданского короля
» Кто ушел, а кто остался на игиловской трубе?
» 50: Ни пояса, ни пути, а армию распустить
» 49: Гладко было на бумаге, да забыли про овраги
» Из Кавказа на Балканы, китайские Шелковые пути разрастаются
»  Лицемерие Пентагона и радикалы в Эт-Танфе: станет ли масса Рукбана критической?
» 48: "Для мира народов, для счастья народов ракета у нас рождена!"
» USS Fitzgerald: новые повреждения

 Новостивсе статьи rss

» В Польше надеются построить свою АЭС
» WSJ: США планируют создание дешевых боевых самолетов для операций на БВ
» В НБ Украины допускают прекращение сотрудничества с МВФ
» Китай успешно запустил два спутника ДЗЗ
» США обвинили РФ в создании барьеров для импорта из США
» Йемен перестал платить России по долгам
» Только 8% европейских поставщиков смогут вернуться на рынок РФ в случае снятия эмбарго
» Изнанка европейского центра по борьбе с российской гибридной войной

 Репортаживсе статьи rss

» Основные события 2017-го с прогнозом на 2018-ый: куда уходит ИГИЛ, кто подставил иракских курдов, что стоит за обвалом биткойна и многое другое
» Как Пекин выдавливает США из ЕС
» Странная Англо-русская война
» Слежка за частной жизнью целых наций незаметно становится нормой
» Эвакуация боевиков ИГ из Сирии при содействии США – вариант операции ODESSA
» Есть ли выход из политического тупика в Афганистане?
» Идея просто так раздавать деньги нравится уже почти всем
» Бег на месте: экономика Украины в 2017 г замедлилась после одного года роста

 Комментариивсе статьи rss

» Галичина как СССР наизнанку
» Избрание Трампа стимулировало рост экономики США — эксперты
» Стали известны возможные сроки размещения ракет «Циркон» на крейсерах
» Пакистанская головоломка
» Неизвестная игра в Арктике: подводные лодки, военные тайны и счет в швейцарском банке
» Пекин защищает свой проект «Один пояс, один путь» от терроризма, за которым стоят Соединенные Штаты Америки
» Внешняя политика Китая и границы понятия мягкой силы
» Главная угроза для Запада — не Россия

 Аналитикавсе статьи rss

» Тираны всех стран, объединяйтесь под крылом России!
» Блокчейн изнутри: как устроен биткоин
» Не такое уж незначительное присутствие Китая в Зимбабве
» Как США «предали» Россию
» Что сулит Средней Азии взрывной рост железнодорожной инфраструктуры?
» Карта смертности голодного 1933 года
» Первый год президентства Дональда Трампа стал рекордным для ССО США
» Проблема биткоина

 

 

 
текстовая версия © 2006-2017 Inca Group "War and Peace"